На завтрак под охраной

На своих командиров ни посетовать, ни пожаловаться не могу — они по праву уважаемые люди. Кстати, командовал нашей эскадрильей подполковник Адамович. Условия жиз­ни в гарнизоне — нормальные, кормили хорошо. Скажу, днев­ной рацион летчиков стоил 28 рублей 50 копеек — по тем временам это большие деньги.

Вот что еще любопытное вспомнил! В нашей столовой несколько раз видел Андрея Дмитриевича Сахарова. Само­леты-носители снаряжались бомбами у нас, и у Сахарова на аэродроме, наверное, были свои дела. Жил он в отдельном коттедже, но не один. Его везде и неотступно сопровождали генерал-майор и два полковника, как я понимаю, из личной охраны. Но охраняли не только они К столовой Сахаров подъезжал на «Волге», а впереди и сзади автомашину сопро­вождали «козлики» с автоматчиками. Вот подъедут, откроет­ся дверь — сначала входит генерал-майор, за ним — Сахаров и полковники. Для них в столовой отдельный столик был…

Мне предлагали остаться на сверхсрочную, но я присмот­релся к Оленегорску и решил: нет, в Северодвинске лучше. На том и закончилась моя летная жизнь. Демобилизовался, вернулся на завод, работал и учился, специализировался по механической части, был ответственным сдатчиком атом­ных подводных лодок, заместителем 1лавного строителя ко­раблей на Севмашпредприятии.

О здоровье. Здоровьем меня Бог не обидел, да и за рабо­той своих болячек не замечал. Однако с годами те полеты на Новую Землю все же сказались в крови постоянно повы­шается гемоглобин. Впервые это обнаружилось лет четыр­надцать назад, случайно, когда переболел гриппом.

В 2003 году мне вручили удостоверение ветерана подраз­делений особого риска, а еще через год товарищи доверили мне руководить городским Советом.

Бывший начальник Новоземельского полигона генерал-лейтенант Гавриил Георгиевич Кудрявцев оставил, как мне кажется, наиболее емкие и точные воспоминания из всех первых лиц, руководивших ядерными испытаниями за Полярным кругом. Еще одна ценность свидетельств Гаври­ила Георгиевича заключается в том, что он описывает собы­тия самого пика испытаний на Новой Земле, который пришелся на время его службы здесь.

— Впервые ядерный взрыв я увидел 10 сентября 1961 года. Сначала в этот день в южной зоне полигона планировали ис­пытать армейскую оперативно-тактическую ракету с ядер­ной боеголовкой. Руководителем испытания назначили генерал-полковника И.М. Пырских. Ракетная часть Сухо­путных войск прибыла на Новую Землю за месяц до этого. Пусковую установку расположили в 30 километрах север­нее поселка Рогачево и проложили к ней дорогу с несколь­кими мостами через небольшие речушки. Ракеты с ядерными боеголовками тогда собирались в специальных помещениях полигона.

Стрелять ракетчики должны были по мишенному полю в 100 километрах от пусковой установки. Здесь в качестве опытовых объектов, установили несколько образцов воен­ной техники Сухопутных войск. Перед этим ракетчики про­вели несколько пробных пусков и показали отличный результат. Поэтому они и претендовали на первый пуск ядерной ракеты в испытательной программе 1961 года. Од­нако Министерство среднего машиностроения настояло на том, чтобы первой испытали авиационную бомбу в север­ной части полигона. Для этого на материке летчики постоян­но держали в полной боевой готовности самолет-носитель.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 36 | 0,196 сек. | 7.82 МБ