Книги катастроф

Катастрофические наводнения начала XXI века

Когда сотрясается земля

Цунами

Землетрясения, цунами, катастрофы

Ставка — жизнь

Утром в понедельник, пока я обливался под душем, Вера приготовила омлет и чай. За стол я присел букваль­но на пять минут — надо было не опоздать на планерку в редакцию. Вера проводила меня до лифтов и на прощание вдруг обронила фразу:

— Ты уж, пожалуйста, не потеряй свою телефонную книжку — она ценна не только для тебя.

Подтекст фразы я не уразумел.

Сразу после планерки повалили, как обычно, . . . → Читать далее: Ставка — жизнь

Шаг к призраку из кремля

— Ку-ку,— позвонила мне Вера в четверг.— Это — веч­но одинокая красавица. У тебя и у меня обязательства пе­ред Евгением Петровичем. Так?

— Так.

— Но командовать парадом буду я. Тихон Лукич — очень занятой человек. Принять он нас может только в воскресенье — после полудня. Поэтому в 12.00 будь сво­боден, трезв и свеж.

— Куда я должен приехать?

—  Сиди дома.

. . . → Читать далее: Шаг к призраку из кремля

Поклонница ГКЧП

Я познакомился с ней летом года 1990-го. На Черно­морском побережье Кавказа — в Пицунде. Туда меня, са­мого молодого спецкора самой главной газеты страны — «Правды», завела в очередной раз путевка в правдинский же Дом отдыха.

Первые три дня на курорте я только восстанавливал силы.

Утром бегал по кромке моря вдоль реликтовой рощи, потом упражнялся на турнике и шведской стенке.

Днем плавал, плавал, плавал и предавался солнцу.

Вечером . . . → Читать далее: Поклонница ГКЧП

Обратно в политику — с черного хода

—- Весной 1982-го,—- далее повел речь Евгений Петро­вич,—- Щадов меняет кабинет в Верховном Совете на ка­бинет — в мозговом центре Советской империи. Первые лица в ЦК партии и Совете министров лишь заказывали музыку в экономике. А писали ее в сумрачном замке Гос­плана — там, где теперь находится Государственная дума. Там же утвержденные высшими инстанциями ноты и кор­ректировали.

Должность в Госплане Щадов занял скромную. Но не место его красило, а знакомства с чинами . . . → Читать далее: Обратно в политику — с черного хода

Блеф Суслова

Евгений Петрович сделал краткую паузу и продол­жил:

— Минуло семнадцать лет. Теплым июльским днем 1970-го шел по северо-западной Руси кортеж автомашин — лимузин ЗИЛ, черная «Волга» и два «жигуля» автоинспек­ции. В лимузине помимо водителя сидели трое — завотде­лом и секретарь ЦК КПСС Борис Николаевич Пономарев, говорящий по-русски коммунистический деятель из Ев­ропы и сопровождавший их в поездке первый секретарь обкома партии Иван Иванович. И тем днем все трое воз­желали полюбоваться видом стоявшего на . . . → Читать далее: Блеф Суслова

Веревочка с Берией

До вопросительного знака, завершавшего текст на по­следнем из данных мне листов, я дошел в одиночестве. Евге­ний Петрович и Потемкин все еще где-то шептались, и мне в сей момент ничего не оставалось, как захлопнуть папку с листами и вспомнить реплику из советского юмора:

— Токарь Сидоров, возвращаясь с женой с балета «Спартак», чувствовал себя неудовлетворенным: он никак не мог понять — кто выиграл на сцене и с каким счетом.

Подобное неудовлетворение и . . . → Читать далее: Веревочка с Берией

Пик операции «чемодан — вокзал — израиль»

Евгений Петрович открыл вторую оставленную ему помощником папку:

— Собрали мои коллеги сведения и о дальнейшей дея­тельности полковника Щадова. Эти сведения изложены на десяти листах. Пока вы, Николай Михайлович, ознакоми­тесь с ними, мы с Сергеем Григорьевичем в другом каби­нете пошепчемся по проблеме кредита.

Они ушли. Я приступил к чтению переданного мне текста под заголовком «Пик операции «Чемодан — во­кзал — Израиль»…

«Кроме Кагановича с супругой, Ванникова, Райзера и Мехлиса, евреев . . . → Читать далее: Пик операции «чемодан — вокзал — израиль»

Роль при вожде

— Со смертью Жданова,— перевернул очередную страницу в блокноте Евгений Петрович,— в Политбюро не осталось ни одного деятеля, который был бы полным единомышленником Сталина по еврейскому вопросу и мог бы основательно сосредоточиться на его решении, чтобы скрытно и толково провести комплекс антиеврейских мер. А теперь поворотимся к личному аппарату Сталина и по­смотрим на двух его ведущих сотрудников, на двух упомя­нутых вами генерал-лейтенантов — Поскребышева и Вла­сика. Первый работал при Сталине с 1924-го, второй . . . → Читать далее: Роль при вожде

В тени жданова

Дверь распахнулась, и в кабинет ресторана ступила скала — весь из мускулов, ежиком постриженный моло­дец. С поклоном головы на толстой шее он изрек:

—  Извиняюсь. Встречу ждете?

Друг мой Серега откликнулся неспешно:

—  Разумеется, уважаемый.

Молодец исчез, затворив за собой дверь.

— Это,— доложил мне Серега,— охранник того само­го вице-президента корпорации, от которого зависит судь­ба трех моих предприятий.

Снова . . . → Читать далее: В тени жданова

Капкан в миллион долларов

На пятый день после расстрела Дома Советов все пя­теро соучредителей «Дня» — Проханов, Бондаренко, Нефе­дов, Султанов и я — собрались на явочной квартире у мет­ро «Добрынинская» и единогласно постановили: надо гото­вить нелегальный выпуск нашей запрещенной газеты.

Спустя неделю восемь полос с фотографиями крова­вой бойни в Москве и текстами, раскрывающими жуть оспереворота Ельцина, были сверстаны на компьютерах [>ирмы прохановских друзей. На полосе первой начинал-:я мой репортаж — «Расстрел напоказ». И тут меня по­вал . . . → Читать далее: Капкан в миллион долларов

Он вернулся из боя

Площадь перед дворцом парламента 28 сентября не была, как сутки назад, заполнена до краев. Но народ все прибывал — волна за волной. Народ пожилой и молодой, в обносках и шик-одеяниях с иголочки. Столь разнооблич­ной публики вместе мне в былое время не доводилось ви­деть, хотя за два последних года я не пропустил ни одно­го из многих антиельциновских митингов. Ряды злобу на Ельцина выплескивающих колоссально обновились и по­полнились.

С балкона Дома Советов хрипло сотрясал . . . → Читать далее: Он вернулся из боя

Да будет свет

Ливень за окном шумел уже полчаса. Кругом потоп, я покумекал: и Серега заклинится в пробках. Но он выплыл к особняку Союза писателей ранее, чем столковано было. И в 19.20 позвонил из машины:

— Карета у парадного подъезда.

От писательского особняка, где наша редакция арендо­вала кабинеты, мы покатили по Комсомольскому проспек­ту и за Крымским мостом съехали на Садовое кольцо.

Жуткой мочи джип Серега вел лихо, как обычно, сло­вами перекидывался . . . → Читать далее: Да будет свет