И вздыбилось море!

1 ноября 1755 года, в День Всех Святых, большая часть 235-тысячного населения Лиссабона отправилась в церкви на первую мессу. Городские постройки раскину­лись рядами на холмах по северному берегу реки Тежу, километрах в десяти от океана. Были среди них и высо­кие четырех-пятиэтажные здания, построенные так дав­но, что об этом не помнили даже старожилы. Число таких зданий достигало почти двадцати тысяч. Доброт­ные, прочные на вид, они казались вечными.

И вдруг началось нечто невообразимое! К юто-запа-ду от Лиссабона в глубинах Земли возникли силы огром­ной мощности, внезапно нарушившие спокойствие горо­да. Все жители города — на улицах, в домах и церк­вах — вдруг почувствовали сильные частые колеба­ния, вызвавшие неприятное ощущение. Через минуту колебания сменились более редкими толчками, но гораз­до большей силы. Послышались громовые раскаты, и над городом появились облака пыли, поднятые рушащи­мися зданиями. В следующее мгновение толчки смени­лись сильными волнообразными колебаниями почвы, и рассыпались последние уцелевшие дома. Это было толь­ко первое из трех землетрясений, которые в тот день об­рушились на Лиссабон!

Когда грохот землетрясения и падающих зданий несколько стих, повсюду из-под обломков стали слышны крики о помощи и стоны пострадавших. От кухонных очагов и церковных свеч среди обломков занялись языки пламени, которые с жадностью пожирали деревянную утварь и занавеси. Раздуваемые ветром, они вскоре пре­вратились в море огня, который бушевал над развали­нами города в течение многих дней. Попытки оставшихся в живых смельчаков потушить пожар и помешать рас­пространению огня окончились неудачей — воды не ока­залось, а, кроме того, улицы города были завалены обломками 32 церквей, 53 дворцов и тысяч других более мелких зданий. Под развалинами были погребены даже площади. Как город Лиссабон перестал существовать; уцелело лишь около трех тысяч неприглядных полураз­валившихся построек на самых удаленных от берега хол­мах. И тут последовало второе землетрясение!

Началось оно через двадцать минут после первого. К этому моменту в городе не осталось почти ни одного целого каменного здания. Но со вторым толчком связа­ны другие трагические события. Многим из оставшихся в живых жителям после первого землетрясения с трудом удалось добраться до нового причала Кайз-Депреда на набережной реки, который привлек их своей прочностью. Приземистый и массивный, он казался надежным убе­жищем. Но и это пристанище пострадавших было недол­говечным! С первыми же новыми ударами фундамент причала осел, и, подобно тому, как это случилось свыше 60 лет до этого в Порт-Ройяле, все сооружение вместе с обезумевшими от ужаса людьми бесследно исчезло в водной стихии. Спастись никому не удалось.

Почти следом за этим на город обрушилось еще одно несчастье — несколько запоздалое следствие первого сотрясения: образовавшаяся в океане волна с огромной силой хлынула на побережье Португалии, а затем и на другие районы Атлантики. В устье реки Тежу вначале произошел спад воды, обнаживший песчаные наносы. И тотчас же сюда ринулась бурлящая водяная стена вы­сотой около шести метров, сметая все, что попадалось на ее пути на протяжении почти одного километра от русла реки. Обломки снесенных мостов, снасти разбитых ко­раблей, разрушенные здания — все это переплелось в ру­сле в один огромный клубок.

Последствия этого землетрясения в других местах были не менее грандиозны и удивительны. Например, в Коларесе, близ Лиссабона, произошло поднятие суши. В гавани из-под воды появилась новая скала, невидан­ная ранее моряками, а по прибрежной полосе, там, где раньше гуляли только волны, стали свободно ходить люди. Подъем суши сильно изменил очертания побере­жья Португалии. Сотрясения наблюдались по всей Пор­тугалии и Испании на площади свыше двух с половиной миллионов квадратных километров. Очевидцы даже утверждали, будто бы люди, обладающие повышенной чувствительностью, зафиксировали удары в Венеции, но это весьма сомнительно.

Последствия лиссабонского землетрясения ощуща­лись на большом удалении. Так, например, в озерах Швеции в это же время было отмечено появление мут­ных волн; в знаменитом шотландском озере Лох-Ломонд высота таких волн достигала почти одного метра, а в каналах Амстердама лодки были сорваны с причалов. В ряде мест появились новые родники, а старые либо ис­сякли, либо же вода в них стала красной. Из горячего ис­точника в Топлице, Богемия, забил грязевой фонтан. Ог­ромные волны, возникшие в Атлантике, достигли берегов Англии к полудню, а Вест-Индских островов — к вечеру того же дня.

Почти одновременно с трагическими событиями в Лиссабоне были зарегистрированы так называемые со­путствующие толчки в Северной Африке, в тысячах ки­лометров от Лиссабона, причинившие огромный ущерб. Ученые сейчас уже не в состоянии ответить, были ли эти разрушения сопутствующими землетрясению в Лиссабо­не или же это было самостоятельное землетрясение, ко­торое произошло одновременно с лиссабонским.

Число жертв землетрясения в Лиссабоне составило около 50 тысяч человек. Многих смерть настигла во вре­мя богослужения. Поэтому печальные события лиссабон­ской катастрофы глубоко врезались в память и занима­ют видное место в истории землетрясений. Они даже нашли свое отражение в художественной литературе: в 1756 году Вольтер написал «Поэму о лиссабонской катастрофе», а позже, в 1759 году, он неоднократно воз­вращался к этим событиям в своей великолепной повести «Кандид».

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,126 сек. | 12.79 МБ