Одноклеточный слон невозможен

Считается, что понятие «глобализация» в научный оборот ввёл Р. Робертсон, впервые использовав термин globality в названии одной из своих статей 1983 года. В 1985-м он дал толкование понятию globalization как процессу всевозрастающего воздействия на социальную действительность отдельных стран различных факторов международного значения: экономических и политических связей, культурного и информационного обмена и т.п. В 1992 году он же изложил основы своей концепции в книге «Глобализация. Социальная теория и глобальная культура».

С той поры количество книг и статей на эту тему нарастало стремительно, и сегодня уже все согласны с тем, что глобализация показала себя наиболее значимым социальным процессом конца XX века. Разница только в оценке: в минус она человечеству или в плюс. Если человек оценивает процесс в минус, то перед вами антиглобалист. Эти противники глобализации делятся на два лагеря: одни признают её объективность и считают пусть трагической, но неизбежностью; другие зовут на баррикады. Среди сторонников тоже два течения: одни безоговорочно поддерживают тот глобализм, что получился — «американский», однополюсный; другие хотят, чтобы Европа (а то и Япония) стала дополнительным центром глобального мира.

Короче, мнений много. У антиглобалистов одно из самых популярных — что новомодным словечком «глобализация» империалисты просто маскируют гегемонию США. Антиглобалист Рамсей Кларк прямо пишет: «Как иначе Соединённым Штатам, которым принадлежат 75 % средств в МВФ и ВТО, назвать экономическую атаку на чужие земли и на народы, которые ещё не успели перекопать и искорёжить эти свои земли, богатые природными ресурсами? Старый термин «колонизация» может не понравиться, особенно тем народам, которые уже неоднократно «глобализировались»… Глобализация — это эвфемизм, и не более того».

Стараясь разобраться в этом вопросе, мы перелопатили горы литературы и просто теряемся, видя, сколь многие считают США организатором глобализации. Якобы Америка от глобализации выигрывает больше всех, используя её как инструмент своего господства, навязывая свои ценности и правила миру просто по праву сильного… Это они, противные янки, ведут имперскую политику!.. Однако верно ли это? Не забывают ли такие исследователи о принципах самоорганизации и законах эволюции общественных структур в условиях ограниченных ресурсов?..

Один наш знакомый, старый, толстый и в обычных условиях малоподвижный человек, отплясывая однажды на чьей-то свадьбе, пояснил: «Это не я пляшу, это водочка во мне пляшет». Рамсей Кларк усмотрел за глобализацией американский вариант старой практики колониализма. Но в природе нет «единых» Соединённых Штатов! Есть люди, вовлечённые в массу общественных структур: в бытовые и производственные, молодёжные и учебные, военные, развлекательные, властные и церковные. Да ещё с разбивкой по штатам, отраслям, кон Кларк Рамсей. Уважать законы правосудия (бывший министр юстиции США отвергает американскую силовую политику) // Независимая газета. 2002. 29 января.

 Список литературы в конце книги.

фессиям и профессиям. Эти структуры желают выжить в нестабильном мире, но у всех разные, зачастую до перемены знака, интересы. Кто «пляшет» глобализацию в Соединённых Штатах Америки?

Старый добрый колониализм втягивал в свою орбиту всё общество метрополии. Великобритания вся целиком жила и развивалась за счёт половины мира, принадлежавшей ей. В США ситуация сегодня совершенно другая. Америка живёт в долг. Заводы закрываются, безработица или неполная занятость, снижение доходов стали реальностью для тех, кто ещё вчера не поверил бы, что с ним такое случится. Правящим кругам США приходится тратить немалые средства и на социальные выплаты, и на то, чтобы привязать к себе те страны, в которых производятся реальные продукты, необходимые для существования самих американцев.

Да, с политической точки зрения это и есть укрепление фактического господства США, развитие глобализации. Но согласитесь: в Штатах нет Госплана. Идущие негативные процессы — деиндустриализация, перекосы в импорте/экспорте, а также и нехватка своей продукции возникли не по воле правительства или желанию президента.

Опасности для самих американцев возникают по воле самой могущественной ныне структуры капитала — транснациональных финансово-промышленных корпораций.

ТНК — это корпорации, зарегистрированные в какой-то одной стране, но имеющие свои подразделения во многих странах мира. Их отличие от национальных фирм в том, что национальные получают свои доходы от продажи — пусть даже на внешних рынках — товаров, произведённых в своей стране. Они, как правило, не имеют зарубежных филиалов и капиталовложений. ТНК же используют труд работников многих стран, для них характерна интернационализация самого процесса производства прибавочной стоимости, а вывоз капитала для выгодного вложения где угодно — их основная задача.

По сути своей ТНК — просто машины по превращению природных ресурсов посредством денег в отходы для увеличения количества денег. А поскольку руководство ТНК избирается акционерами компании, то соответственно они, эти корпорации, не подотчётны никаким властям. То есть они по самому своему устройству не несут ни социальной, ни экологической ответственности ни перед кем. Но именно им позарез надо привязать к себе весь мир, оседлать ресурсы.

Это перед ними правительство США выступает в качестве должника. Это та инстанция, интересы которой превыше национальных интересов даже США.

Точно никто не скажет, но есть сообщения, что в управлении считанного количества самых богатых ТНК находится 85 % мирового объема валового продукта. Американские корпорации доминируют в рейтинге ста ведущих ТНК: из ста крупнейших в мире двадцать семь базируются в США. Объём их совокупных зарубежных активов более чем в два раза превышает аналогичный показатель ближайших конкурентов — японских ТНК и более чем в 2,5 раза — показатель немецких компаний. Великобритания, которая делит с Германией второе место в Европе по числу ТНК, представленных в списке ста ведущих, превосходит Францию, хотя по количеству больше всего европейских ТНК базируется во Франции.

На долю американских двадцати семи крупнейших ТНК приходится 31,6 % совокупных продаж ста ведущих ТНК мира, а их доля в мировом валовом продукте составляет около 3,5 %, и это значит, что всего лишь двадцать семь фирм обеспечивают тридцатую часть мирового ВВП! Вот кто «пляшет» глобализацию, вот почему кажется, что вдохновитель и организатор всех глобалистских побед — США.

Мы показали уже на примере корпораций, занятых генной инженерией, что идёт постоянная ротация кадров между государством и бизнесом, при которой один и тот же человек может, условно говоря, несколько раз подряд с поста министра уходить на пост вице-премьера крупной корпорации и наоборот. Эта система обеспечивает единство интересов и полное взаимопонимание между коммерческим сектором и госуправлением. Так удивительно ли, что ТНК определяют основы политики государств вплоть до кадрового состава действующего политического истеблишмента?

«По мере формирования общемирового рынка, мировой системы капитализма и установления господства в ней транснациональных корпораций представители и идеологи ТНК выдвинули концепцию «отмирания» национальных государств как участников экономического процесса, предоставления полной свободы рынку, частному предпринимательству, ТНК в мировом масштабе. Эта концепция… обрекает слаборазвитые страны на увековечивание их отсталости и роль зависимых аграрно-сырьевых придатков развитых капиталистических стран», — пишет О.В. Маляров, профессор Института востоковедения РАН.

В 2002 году Конференция ООН по торговле и развитию (UNCTAD) опубликовала результаты исследования, в котором сравнивались национальные экономики и ТНК как интернациональные экономики. Был составлен список ведущих экономик из ста пунктов; в него попали 71 страна и 29 транснациональных корпораций. Оказалось, что ТНК растут быстрее, чем национальные экономики. Самая крупная — Exxon Mobil, по мощи немного уступает экономике Чили и превосходит Пакистан; экономику Украины она превосходит вдвое, а Казахстана — вчетверо. Следующий гигант — General Motors, отстаёт от Пакистана, но опережает Перу, Алжир, Новую Зеландию, Объединённые Арабские Эмираты, Бангладеш, Венгрию. Автомобильные гиганты Ford Motors и Daimler-Chrysler стоят в списке между Венгрией и Нигерией; General Electric и Toyota Motor — между Нигерией и Кувейтом; Royal Dutch/Shell уступает Румынии и опережает Марокко. Siemens пока проигрывает Украине, но обгоняет Вьетнам.

Конфликт между двумя основными субъектами глобализации — ТНК и национальными правительствами — налицо. И назревает он давно. Желая сохранить устойчивость, в конце 1990-х Комитет по правам человека ООН начал разработку проекта конвенции «Нормы ответственности транснациональных корпораций». В 2003 году Комитет одобрил этот документ и нарвался на резкое неприятие со стороны ТНК. Ещё бы! Ведь им предлагалось отказаться от практики взяточничества и загрязнения окружающей среды. Им рекомендовали заботиться о «безопасности и здоровых условиях трудовой деятельности» своих работников, платить им «вознаграждение, обеспечивающее адекватный уровень жизни рабочим и их семьям». Предлагалось запретить ТНК «получать выгоду от преступлений против человечности, геноцида, пыток, принудительного труда» и других нарушений «международного гуманитарного права».

ООНовские чиновники до того «обнаглели», что собирались даже сформировать надзорные органы для контроля за ТНК.

Эти предложения сразу были осмеяны как противоречащие логике развития современного бизнеса.

Транснациональные корпорации в общем-то никогда не скрывали, что, приходя в страны третьего мира, обязательно «задабривают» местных чиновников и что в Африке они в своих целях активно используют межэтнические конфликты. Что же касается «достойной» заработной платы и «условий труда», то эти пункты конвенции с точки зрения ТНК вообще абсурдны, поскольку компании затем и идут в бедные страны, чтобы снизить издержки.

Против этого проекта выступили Международная торговая палата (ICC), базирующаяся в Париже, и Международная организация служащих (IOE). В их совместном заявлении говорилось, что подход комиссии ООН «не соответствует различным нуждам и обстоятельствам, с которыми сталкиваются компании, и ограничивает поток инноваций». Кроме того, подход комиссии ООН якобы противоречит «политике и практике работы компаний, основанных на истории, культуре, философии, законах и правилах, действующих в странах, в которых они работают».

Первые мирные протесты местных сообществ Нигерии против разрушительной деятельности Shell начались ещё в начале 1970-х годов. Эти протесты были пресечены грубым насилием. Бессрочные тюремные заключения, пытки и другие нарушения прав человека стали обыденностью для тех, кто противостоял этой ТНК. Shell платила нигерийским военным за их службу по защите её интересов и даже снабжала их боеприпасами и автоматами «беретта», которые те использовали против протестующих, убивая и калеча людей.

Между тем результатами деятельности компании стали разливы нефти, газовые факелы, исчезновение лесов. Полностью деградировала природа дельты Нигера. Искалечена жизнь сотен тысяч людей в регионе; и никто из них не увидел ни цента компенсации из тех доходов, которые получила компания за всё это время! В середине 1990-х Shell опять наняла нигерийскую полицию и войска для подавления протестующих, чтобы обеспечить бесперебойную работу своих подразделений в Нигерии. Тут-то за них и взялись правозащитники. Мы, к сожалению, не смогли найти материалов, чтобы рассказать вам, чем кончилось то дело для ТНК Shell. Скорее всего ничем или штрафом.

Раньше, при наличии социалистического лагеря, поддерживался баланс геополитической системы «трёх миров» (развитых капиталистических, социалистических и развивающихся стран). Объединяющей идеей было устранение социально-экономической отсталости и нищеты во всём мире как главной задачи мирового сообщества. Эта задача была поставлена во главу угла деятельности ООН и её подразделений. Отсюда, кстати, выросла идея Кодекса поведения ТНК и надзора над ТНК, над чем позже в силу отсутствия противовеса, то есть соцлагеря, все весело посмеялись.

В те забытые теперь годы дело шло к созданию иной модели глобализации. Такой, которая бы находилась под контролем и регулирующим воздействием мирового сообщества, чтобы максимально учитывались интересы всех стран, чтобы уменьшались отсталость и нищета, неравенство и эксплуатация… Но это было бы победой коммунистической идеологии! Разве сторонники экономического либерализма могли это допустить? И вот с подачи президента США Рейгана СССР ославили как «империю зла»… И стали рушить.

Даже в России теперь не осталось идеологов-профессионалов, что уж говорить о других странах. Два десятилетия россказней про «ужасы тоталитаризма» выбили из понимания «простых людей», что идеология коммунизма — это была идеология защиты интересов трудящихся, то есть большинства. Под эту идеологию были подвёрстаны законы, судебная практика, пресса и вообще всё. Никто — ни чванные советские бюрократы, ни воры с партбилетами, ни члены Политбюро — не мог переступить через это. Главное — интересы человека труда. И на международной арене так же.

А идеология либерализма заключается в защите интересов не большинства, а абстрактного «человека». Но интересы человека завязаны на конкретные ресурсы. Ресурсов хватило нескольким «человекам», а не большинству? Ну что тут поделаешь. Мы же каждому дали право жить богато и счастливо. А вы не богаты? Несчастны? Это ваши проблемы… Вот и получилось, что с такой идеологией Запад гарантирует права своих граждан ровно настолько, насколько хватает ресурсов; это идеология защиты прав меньшинств.

То же самое происходит по всей планете. И в России этот принцип теперь действует. При нашем убогом ресурсе большинство лишилось возможности пользоваться практически всеми правами. Безопасность: богатые и те, кто при власти, имеют личную охрану, остальные — как получится. Правосудие: нет денег — будешь сидеть, виноват ты или нет. Над прочими правами идёт усиленная работа: например, добиваются, чтобы медицина и образование стали платными. Это сразу отрежет бОльшую часть граждан от этих благ (прав).

Причём нам ведь были известны человеческие ценности из другого ряда. Они есть у человека всегда, где бы и в какую Историческую эпоху он ни жил. Это, например, право выбора — между добром и злом, служением своему карману или обществу и т.д. Нам внушали, что такие нематериальные ценности только крепчают в борьбе за власть и деньги. Хорошо, двинулись по этому пути, и вдруг оказалось, что жизнь ухудшается! Стало понятным, что материальные ценности вторичны по отношению к высшим человеческим ценностям. Честь, совесть, правда, верность, долг — не пустые звуки!

Но как соотносятся идеология и мораль с выживаемостью наций? А через эволюционный закон: выживает популяция, а не индивидуум.

Все биологические организмы стремятся к собственному благополучию. Среди живой природы есть рыбы, есть млекопитающие, а есть земноводные. У каждого своя среда обитания, в которой он себя лучше чувствует: рыбы — в воде, млекопитающие — на суше, а земноводные — на границе земли и суши. И у каждого вида свои интересы в рамках среды, в том числе интересы между собой и друг к другу. Некоторые из представителей этих видов, например, едят других представителей. Система таких интересов сопоставима с идеологией у людей. И точно так же, как у людей, если интересы одной из особей вступают в противоречие с интересами сообщества, то эта особь приносится в жертву сообществу, а иначе сообщества просто не выживут. В критические моменты человеческой истории все государства идут на ущемление интересов отдельных граждан. Например, всеобщая мобилизация во время крупных войн. Хочешь ты, не хочешь, а будь добр умереть за отечество, а убежишь — расстреляют как дезертира.

Мораль в современном обществе не может держаться исключительно или по преимуществу на доброй воле индивидов, на их индивидуальных добродетелях. Она обязательно должна быть институционально оформлена и подкреплена силой, и для этого требуется соответствующая идеология.

Распад социалистического содружества, а затем СССР ликвидировал геополитическую систему «трёх миров». У ТНК и стоящих на защите их интересов государств появилась реальная возможность установить своё полное экономическое и политическое господство в мире. Идеология интересов меньшинства позволяет им совершать самые беспощадные по отношению к людям и природе поступки. Мы видели на примере компании «Энрон», как она, объев страны третьего мира, принялась разбойничать в самих США. Ну, на этот раз её остановили. В другой раз, глядишь, не остановят. И какой-нибудь нефтяной гигант сделает с самой Америкой то же, что Shell сделала с Нигерией.

Америку пожалеть надо!

Вот очень примитивный пример. Он тем более понятен, что фильм «Челюсти» все видели. Представьте, что вы наблюдаете за стаей акул во время их охоты, находясь при этом в безопасности, например в лодке. Вы не сможете не отметить их совершенства, достигнутого за миллионы лет эволюции. Вы радостно возбуждены, вы фотографируете их, чтобы при случае повосхищаться их великолепием в компании друзей. А теперь представьте, что вы оказались за бортом лодки. Или вдруг из неведомых пучин вынырнула акула, способная перекусить вашу лодку. Наверняка у вас появятся мысли иного порядка. Так и в этом случае: идею глобализации приветствуют те, кто находится в безопасности (или думают, что это так).

Те же, кто заранее просчитал свои шансы на выживание и понял, что они невелики, не будут плясать от восторга от перспективы так называемой честной конкуренции с акулами.

А ведь ныне акулам — глобальным ТНК — предоставлены все возможности! Организация, созданная как орган мирового сообщества по преодолению отсталости и нищеты, — ООН превращается в своего рода всемирного полицейского, который должен подавлять социальные конфликты, вместо того чтобы устранять их причины. А если откажется, можно на эту ООН плюнуть и делать что заблагорассудится. Есть же НАТО; зачем нам ООН? Такие, наверное, мысли бродят в головах «сидящих в лодке». Им бы подумать: если мировому капиталу под силу поставить под контроль ООН и правительство США, то что им помешает чуть позже вообще отменить необходимость подчиняться национальному и мировому праву?

И тогда они не ограничатся раздачей «указаний» правительствам ведущих стран, что тем делать…

Для ТНК все люди и структуры, не охваченные их, ТНК, сетью, опасны. Если люди и структуры (например, национальные экономики) претендуют на природные ресурсы, они опасны вдвойне. Структуры любой социальной защиты — просто лютые враги. Пока руководителей государств, профсоюзов и всяких «зелёных» движений подкупают. Будет ли это длиться вечно? Отдельные национальные правительства (в том числе и США) и власти различных уровней рано или поздно выразят своё неудовольствие итогами «глобализации» из-за расходов, которые приходится нести на поддержание нового мирового порядка. И тогда у нас будет новый мировой беспорядок.

Никакого глобального общества в принципе существовать не может. В обществе существует иерархия идей, иерархия структур, иерархия целей. И надо стараться, чтобы формирование горизонтальных и вертикальных структур, призванных решать стоящие задачи, не навязывалось директивным образом, а возникало бы естественно. При этом возможны как процессы конкуренции, так и процессы возникновения специализации; кто спорит! Но гораздо эффективнее работают различные неформальные коллективы, самопроизвольно появляющиеся для решения различных проблем.

А теперь с новыми знаниями вернёмся к вопросу, с которого мы начинали эту главу: куда ведёт процесс глобализации? Из биологии известно, что живая природа выбрала путь эволюции не через увеличение размера клетки, а перешла к мно-гоклеточности. И произошло это, когда энергия, поступающая в клетку извне, стала меньше генерируемой в ней энтропии. Иначе в «одноклеточном слоне» потребовался бы проток такого большого количества вещества и энергии, что создаваемый в результате этого беспорядок захлестнул бы систему. Дело в том, что внутренняя энергия приходит через поверхность, а энтропия растёт по мере роста объёма; энергии удаётся держать структуру, лишь если единый организм разделён на клетки.

Вот и получается, что глобализация готовит нам хаос.

А что такое хаос? Организм разваливается изнутри.

Само западное общество самоорганизовывалось «многоклеточно». При патриархальном колониализме Англия, Франция, все остальные колонизаторы в своих колониях, даже самых диких, оставляли местную администрацию с её специфическими правами. Правительства к ней, как и к народам, всегда относились, мягко говоря, презрительно, но оставляли ее, потому что понимали: гарнизонами, войсками, вообще теми силами, которые есть, всё равно не удастся реализовать там ничего, все их государственные задумки ждёт хаос.

Ещё одна причина, почему не может быть «одноклеточного слона». В природе в генах работает только 5 %. Остальные есть след былого. Организм от зачатия до рождения проходит все стадии, буквально до динозавра. Казалось бы — зачем? Полезнее было бы рождать сразу кого надо. Но это необходимо природе, она же не глупая. Если что-то произойдёт с внешней средой, эволюция тут же пойдёт по известному пути. А не найдётся подходящего известного — что-то среднее появится в результате мутации, какая-то новая структура.

Всё то же самое в человеческом обществе.

В искусстве, политике, экономике в каждый момент есть главенствующая идея. Но обязательно должна быть оппозиция — общественные структуры или отдельные люди — носители иной точки зрения. Мало ли куда развернётся ситуация! Сторонники же глобализации, как только могут, добиваются единообразия согласно Вашингтонскому либеральному консенсусу, о котором мы писали выше. А он требует как можно скорее провести приватизацию, всюду насадить частную собственность, максимально ограничить вмешательство государства в экономику… Якобы страны, которые станут выполнять эти указания, получат растущую экономику с низкой инфляцией. А те, которые поступят наоборот, не получат и будут в зависти скрежетать зубами.

А мы утверждаем: если бы не было оппозиции этим планам и они были бы реализованы повсеместно, мы все уже оказались бы в самом ужасающем хаосе, который только можно себе представить.

Но, к счастью, оппозиция была.

За последние полвека самые потрясающие успехи в экономике показали страны Восточной и Юго-Восточной Азии:

Япония, потом Южная Корея, Тайвань и Гонконг, Сингапур; в последнее время — Китай и Малайзия. Так вот, они многое делали не так, как предписывают либералы, а Китай, темпы роста в котором на протяжении более двух десятилетий превышают 9 % в год, и вовсе всё делал наоборот.

А каковы успехи тех, кто осчастливил себя либерализацией по полной? Это были страны Южной Америки и Россия. Никто из них не получил процветания! Везде развал и кризис — короче, хаос.

В самих США идеи Вашингтонского консенсуса не реализованы; очевидно, их предлагали для «внешнего пользования». Даже более того, именно сейчас в Америке быстро сворачивается либерализм, на который буквально вчера едва не молились.

Вывод из всего сказанного простой. Глобализации как естественного процесса нет и быть не может. Получающееся глобальное сообщество всего лишь единый мировой рынок, участники которого конкурируют между собой за обладание всеми мировыми ресурсами, от нефти до знаний. Достаточно легко предсказать, что толчком к изменению такого порядка станет общая нехватка ресурсов. Ведь законы экономики, как и законы других наук, имеют строго ограниченные рамки применимости. Сегодня идеи работают, а завтра не будут.

Глобализация невозможна, но на фоне общей нестабильности некие стратеги пытаются вести политику глобализации, чтобы дополнить свои экономические преимущества политическим давлением. Большинство людей даже не подозревают, к чему это может привести! Глобальным рынком нельзя управлять, он функционирует в режиме саморазвития, непредсказуемой эволюции; но вот малая группа людей самовольно взяла на себя ответственность за жизнь на Земле. И довольно скоро сама будет сметена волной хаоса.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,113 сек. | 12.83 МБ