Быт солдата. Жизнь в армии

Родина берет на себя обязанности по обес­печению их нормального функционирования в нормальных условиях. И для этого кормит, поит, спать укладывает и сказку на ночь рассказывает. Ну и понятно, что для того чтобы было где спать, Отчизна предоставляет апартаменты, в просто­народье именуемые казармами. В этой казар­ме для вас будут оборудованы специальные помещения, в которых можно делать все, что нужно солдату для полноценного существова­ния. Там есть спальное помещение, комната для хранения оружия и место для чистки его, мес­то для спортивных занятий, комната бытового обслуживания, кладовая, место для курения и чистки обуви, сушилка, комната для умыва­ния, душевая, туалет. Согласитесь, не каждая квартира может состоять из такого количества помещений. Правда, в то же время не в каждой квартире приходится хранить оружие.

Наверное, не будет неожиданностью, если я скажу, что у вас будет своя кровать. Из радост­ных новостей — на ней вы проведете около тре­ти положенного по закону времени пребывания в армии. Это я о сне напоминаю. В зависимос­ти от количества одновременно проживающих бойцов и просторности помещения кровати ста­вятся в один или два яруса. Я в учебке, напри­мер, спал на втором ярусе, а в части второго яруса вообще не было. В случае вашего попада­ния в подразделение с ярко выраженными не­уставными отношениями рекомендую по воз­можности занимать койку в нижнем ярусе, а если в верхнем, то над своим братом — молодым солдатом. В противном случае в одно прекрасное мгновение вы рискуете получить удар снизу по сетке кровати от не в меру расшалившегося «де­душки».. С последующим вашим катапультиро­ванием. Без раскрытия парашюта.

Для того чтобы вы могли где-то хранить свои вещи, придумана прикроватная тумбочка. В нее можно класть туалетные и бритвенные принад­лежности, носовые платки, подворотнички,, при­надлежности для чистки одежды и обуви, другие мелкие предметы личного пользования, а также книги, уставы, фотоальбомы, тетради и пись­менные принадлежности. Все. Все остальное может быть экспроприировано в ходе осмотра тумбочки сержантом. Кроме того, помните, что вы живете в казарме не один и то, что положено туда вами, может быть без разрешения извле­чено вашими сослуживцами. Время от времени таких сослуживцев ловят на очередной краже и примерно наказывают в официальном или не­официальном порядке (в зависимости от нравов, царящих в подразделении). Воров, как вы дога­дываетесь, в армии не любят.

Постель военнослужащих, размещенных в казарме, состоит из одеяла, подушки, матраса с наматрасником и постельного белья. Постели в казарме должны быть заправлены единообраз­но. Это правило — предмет особой заботы сер­жантов и старослужащих. Готовьтесь к тому, что вам придется учиться заправлять постель таким образом, чтобы все полоски на одеялах всех кроватей составляли единую линию от на­чала и до конца спальни. Я бы не назвал это лег­кой задачей. Для этого вначале выравниваются сами кровати (так, чтобы они составляли иде­ально прямую линию), а потом — уже и одеяла. Неоценимую помощь в этом может оказать ка­тушка ниток, по которой и равняются кровати.

Кроме того, от солдат требуется не просто ак­куратная заправка постелей, но приведение их в образцово-показательное состояние. Попро­буйте сделать это при наличии подержанного матраца в буграх! В общем, готовьтесь к при­диркам и по этому поводу. Через месяц, я ду­маю, вы в совершенстве овладеете этой наукой, и проблемы сами собой отпадут. А умение пре­вращать круглое в квадратное останется. Воз­можно на всю жизнь.

Постель в казарме днем — это священная корова. На нее можно молиться, любоваться, но не садиться или ложиться на нее. Логика очень простая — лежащий солдат расслабляется, и у него появляются отвлекающие от службы мыс­ли, которых быть не должно. И потому день сол­дата расписан с утра и до вечера. Но об этом мы еще поговорим.

В личное пользование кроме тумбочки сол­дат получает еще и табуретку. Изначально она предназначена для того, чтобы класть на нее свое обмундирование на время сна. Кроме са­пог, разумеется. При необходимости одежда, белье и обувь покидают на ночь своего вла­дельца и просушиваются в специально обору­дованных помещениях. Вторая полезная функ­ция сушилок у нас в части заключалась в том, что солдаты второго года службы,могли отко­сить в ней от утренней зарядки и поспать лиш­них полчаса.

Так как обычно шинели и противогазы на табуретках не помещаются, то в казарме обяза­тельно обустраивается и открытое место для хранения подобных вещей. И потому как это ме­сто открыто, готовьтесь к тому, что отделяемые части вашего личного имущества могут переко­чевывать в чужое владение. Более всего это у нас касалось хлястиков от шинелей. Без хляс­тика солдат, как говорится, не солдат, и потому перед вами стоит дилемма: или получать каж­дый раз замечания от кого ни попадя (а это дей­ствительно так), или решить проблему возвра­щения хлястика законному владельцу. И так как устав не предполагает стандартных дейст­вий в подобной ситуации, а обращение к стар­шине роты или каптенармусу обычно приводит к ответу «ищи сам» (в оригинале — «в армии не крадут, в армии прохлопывают») то чаще всего приходится действовать нестандартно. Напри­мер, путем осмотра чужих шинелей искать хля­стик, наиболее похожий на ваш, и после этого водворять его на законное место. Другой во­прос, что этот предмет может оказаться совсем не вашим. И другой солдат начнет исследовать чужие шинели на предмет поиска элемента сво­ей воинской формы. Эпидемия эта временами прекращается, временами разгорается с новой силой до тех пор, пока не доходит до каптенар­муса или приближенных к нему лиц. А уж они-то всегда найдут возможность взять с общего солдатского склада то, что им нужно. Опытный человек посоветует вам пришивать хлястик на­мертво. Так, чтобы снять именно его оказалось бы сложнее, чем соседний. Подобный совет можно дать и по другим поводам. Есть предмет, за который ты отвечаешь в армии, — береги его. Изъятие его у тебя должно сопровождаться большими трудностями, чем подобное же изъя­тие его у соседа.

Закончу философские размышления и вер­нусь к обустройству казармы, которое на самом деле может оказаться не совсем таким, как описано в уставах. Для проведения водных про­цедур в дни между посещениями бани в казар­ме оборудуется душевая из расчета один кран на 15-20 человек, устанавливаются умывальни­ки — один кран на 5-7 человек и не менее двух ванн с проточной водой для мытья ног, а также … оборудуется место для стирки обмундирования. Если вы еще не догадались, то сообщаю, что стирку своих вещей вы тоже осуществляете са­ми. Исключение составляют нижнее белье и портянки, которые меняются еженедельно при посещении бани.

Для чистки одежды и обуви также имеется свое место. Сама по себе чистка не представля­ет собой ничего сложного. Я могу только посо­ветовать не использовать тот состав, который лежит для общего пользования — им вы никог­да не добьетесь того блеска, который присущ сапогам старослужащих. Кроме обеспечения должного блеска, нормальный крем пропускает намного меньше влаги и практически не пач­кает портянки — в отличие от казенного соста­ва. Не удивляйтесь, если, почистив первый раз обувь, вы обнаружите весь крем на новых до этого мероприятия портянках, бывших бело­снежными, а ставших после этой процедуры черными. Так будет до тех пор, пока поры кожи на обуви не заполнятся кремом до конца, и только после этого ваши портянки смогут и по­сле чистки оставаться относительно светлыми.

Как совет — если вы хотите, чтоб ваши са­поги дольше не пропускали воду, то сразу после получения следует сделать следующее: разогреть сапожный крем (нормальный, а еще лучше, ес­ли крем, содержащий воск или парафин) и гус-, то намазать сапоги, после чего на ночь помес­тить их в сушилку (или другое теплое место, если она не работает). Утром удалить остатки невпитавшегося крема и довести внешний вид сапог до требуемого состояния. Затем периоди­чески повторяйте данную процедуру.

Курение в казарме разрешается в специаль­но отведенных и оборудованных местах. Это оз­начает, что вы не сможете обкуривать своих сослуживцев и превращать казарму в подобие маленького вулкана. Это не принято.

По уставу отцы-командиры должны зорко следить за вашим физическим состоянием и по­тому, вероятно, будут размещать в помещении для спортивных занятий спортивные тренаже­ры, гимнастические снаряды, гири, гантели и другой спортивный инвентарь. Но это — толь­ко возможность, которая в реальности может обернуться убогим турником в углу.

Как мы уже говорили, вам придется следить за своей прической, зашивать и гладить обмун­дирование и ремонтировать свои сапоги. Для все­го этого служит комната бытового обслуживания, которая тоже расположена в казарме.

Теперь осталось добавить, что то оружие, ко­торое вам доверено на время службы, тоже будет находиться рядом со спальным помещением. Оно будет храниться в отдельной комнате с ме­таллическими решетками, находящейся под постоянной охраной наряда. Это делается для того, чтобы вы при необходимости могли как можно скорее приступить к выполнению боевой задачи, а именно к защите Родины.

Из развлечений в казарме присутствует теле­визор. Фотоаппараты, магнитофоны, радиопри­емники и другая техника может находиться в казарме только в том случае, если командир пол­ка издал приказ, что такого рода предметы не нарушают установленных правил внутреннего распорядка и не нанесут ущерба воинской дис­циплине в подразделении. Сейчас существует требование, что фотоаппараты, приемники, магнитофоны и им подобные устройства долж­ны храниться* у старшины и выдаваться при убытии в увольнение (а по прибытию, соответ­ственно, сдаваться обратно).

Я, например, за все время своей службы фотографировался всего, наверное, раза три. И то фотографом выступал прапорщик со сво­им аппаратом. Наличие фотоаппарата при от­сутствии разрешения на него приравнивается к серьезному проступку. Тут я, возможно, не­сколько преувеличиваю, но, в принципе, и без этого проблем в армии у вас будет предостаточ­но. Так что рекомендую выполнять все требова­ния секретности. Тем более что в каждой части наличествует особое подразделение или отдел или хотя бы представитель спецслужбы в офи­церских погонах, который обязан следить за тем, что вы фотографируете, что вы говорите товарищам, о чем вы думаете…

В- первые дни пребывания в части меня вызвал такой и долго допытывался, чем я за­нимался на гражданке. Мне как-то неловко было признаться, что просто читал книжки, да играл в футбол, и потому пришлось что-то придумать для майора. В результате он меня записал в «фарцовщики» (по-нынешнему, на­верно, это ближе к бизнесменам, а в социали­стические времена — спекулянты и потенци­альные уголовники), хотя я об этом не имел никакого представления. В результате мне не предложили должность «стукача». И майору пришлось подыскивать более достойную кан­дидатуру.

А теперь отвлечемся от воспоминаний и вер­немся в казарму. В спальных помещениях или в других помещениях для личного состава на видном месте должны быть вывешены на спе­циальных щитах распорядок дня, расписание занятий, листы нарядов, схема размещения личного состава, опись имущества и необхо­димые инструкции. Сделано это для того, что­бы вы в любой момент могли узнать, что пред­стоит делать сегодня, завтра и все последую­щие дни.

И, понятное дело, что если вы где-то жи­вете, то должны быть люди, ответственные за то, чтобы вы жили в чистом помещении. Если до армии с большой вероятностью это были ваши мамы и сестры, то теперь вам при­дется все делать самим. Как бы вы этому не про­тивились.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,109 сек. | 11.47 МБ