Плавный переход. Превращение государства тотального контроля в ИИ

Наконец, есть сценарий, в котором вся мировая система как целое постепенно превращается в Искусственный Интеллект. Это может быть связано с созданием всемирного оруэлловского государства тотального контроля, которое будет необходимо для успешного противостояния биотерроризму. Это мировая система, где каждый шаг граждан контролируется видеокамерами и всевозможными системами слежения, и эта информация закачивается в гигантские единые базы данных и анализируется. В целом, человечество, видимо, движется по этому пути, и технически для этого всё готово. Особенность этой системы в том, что она изначально носит распределённый характер, и отдельные люди, следуя свои интересам или инструкциям, являются только шестеренками в этой гигантской машине. Государство как безличная машина неоднократно описывалась в литературе, в том числе ещё Карлом Марксом, а ранее Гоббсом. Есть также интересная теория Лазарчука и Лелика о «Големах» и «Левиафанах» [Лазарчук, Лелик 1987] — об автономизации систем, состоящих из людей в самостоятельные машины с собственными целями. Однако только недавно мировая социальная система стала не просто машиной, но искусственным интеллектом, способным к целенаправленному самосовершенствованию.

Основное препятствие для развития этой системы — это национальные государства с их национальными армиями. Создание мирового правительства облегчило бы формирование такого единого ИИ. Однако пока что идёт острая борьба между государствами на предмет того, на чьих условиях объединять планету. А также борьба с силами, которые условно называются «антиглобалисты», и другими антисистемными элементами — исламистами, радикальными экологами, сепаратистами и националистами. Война за объединение планеты неизбежно будет мировой и чревата применением «оружия судного дня» теми, кто всё проиграл. Но возможна и мирная всемирная интеграция через систему договоров.

Опасность, однако, состоит в том, что глобальная всемирная машина начнёт вытеснять людей из разных сфер жизни, хотя бы экономически — лишая их работы и потребляя те ресурсы, которые иначе бы могли расходовать люди (например, за 2006-2007 годы еда в мире подорожала на 20 процентов, в частности, из-за перехода на биотопливо1). В каком-то смысле людям не останется ничего другого, как «смотреть телевизор и пить пиво». Об этой опасности предупреждает Билл Джой в своей известной статье «Почему мы не нужны будущему» [Joy 2000].

По мере автоматизации производства и управления люди всё меньше будут нужны для жизни государства. Человеческая агрессия, возможно, будет нейтрализована системами контроля и генетическими манипуляциями. В конечном счёте, люди будут сведены на роль домашних животных. При этом чтобы занять людей, для них будет создаваться всё более яркая и приятная «матрица», которая постепенно превратится в сверхнаркотик, выводящий людей из жизни. Однако здесь люди сами залезут в непрерывную «виртуальную реальность», потому что в обычной реальности им делать будет нечего (в какой-то мере сейчас эту роль выполняет телевизор для безработных и пенсионеров). Естественные инстинкты жизни побудят некоторых людей стремиться разрушить всю эту систему, что чревато опять-таки глобальными катастрофами или истреблением людей.

Важно отметить следующее — кем бы ни был создан первый сильный искусственный интеллект, он будет нести на себе отпечаток системы целей и ценностей данной группы людей, так как сама эта система будет казаться для них единственно правильной. Для одних главной целью будет благо всех людей, для других — благо всех живых существ, для третьих — только всех правоверных мусульман, для четвёртых — благо только тех трёх программистов, которые его создали. И само представление о природе блага тоже будет весьма различно. В этом смысле момент создания первого сильного ИИ является моментом развилки с очень большим количеством вариантов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,125 сек. | 12.97 МБ