Принятие решения о ядерном ударе

Важным является вопрос, может ли сумасшествие одного человека привести к «нажатию красной кнопки». Этот вопрос относительно изучен в отношении применения ядерного оружия, но аналогичным образом он будет возникать при появлении любых других видов опасного оружия, технологий и машин судного дня. При этом важно знать, в чьих руках находится «красная кнопка» — только ли высшего руководства или в руках определённой группы исполнителей: понятно, что чем шире круг операторов, которые имеют доступ к применению оружия, тем риск выше.

Существует следующее противоречие, связанное с эффективностью и безопасностью ядерного оружия: или у нас есть абсолютно устойчивая система защиты от непреднамеренного запуска, которая делает запуск невозможным ни по команде президента, ни по решению командира подлодки. Или у нас есть система, способная в течение 8 минут в условиях интенсивного противодействия вероятного противника и нарушения всех систем связи нанести ответный удар. Реальные системы, устройство которых — в настоящий момент — является величайшей тайной, должны находить баланс между этими противоречивыми требованиями. Однако в прошлом эффективность часто предпочиталась безопасности. Например, в 60-70 годы в США запуск ракет поставили на пароль из 14 цифр, который должен был сообщаться из центра. Однако значение этого пароля установили 00000000000000, и все это знали (военные считали пароль глупостью, которая помешает им нанести удар вовремя). Только потом пришла независимая комиссия и потребовала создать реальный пароль.

Вряд ли может возникнуть ситуация, когда президент ночью сойдёт с ума, потребует принести ему ядерный чемоданчик и нажмёт на кнопку. Однако возможны более тонкие варианты, когда непродуманное и иррациональное поведение, обусловленное аффектами, усталостью и неверным пониманием, приведёт к цепочке действий, ведущих к войне. Например, Гитлер, напав на Польшу, никак не ожидал, что Англия вступит в войну. Или американцы, планируя атаковать Кубу в 1962 году, не знали, что там уже есть советское тактическое ядерное оружие, и войска имеют право его применять.

Важным моментом в принятии решений о ядерном ударе является взаимодействие оператора с инструкцией. Инструкция тоже создаётся людьми, и описываемые в ней ситуации воспринимаются гипотетически, а не как реальные решения о применении оружия. Выполняя инструкцию, оператор также не несёт никакой ответственности, ибо делает, что написано. В результате ответственность размывается, и становятся возможными решения, которые ни один человек бы сам по себе не принял. Характерен пример с ракетчиком С. Е. Петровым, которого позже ООН наградило медалью за спасение человечества. Обнаружив в 1983 году, вскоре после того, как сбили южнокорейский Боинг, старт ядерных ракет с территории США, он решил не давать команду об ответном нападении, так как посчитал эту тревогу ложной. Однако Петров не был рядовым дежурным смены, он был разработчиком инструкции по принятию решений, который оказался в этой смене случайно. И поэтому он сам отменил составленную им же инструкцию. Однако рядовой дежурный должен был бы её выполнить.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,134 сек. | 12.59 МБ