Развал Союза: версия Филарета

Итак, середина 80-х годов. К власти в СССР пу­тем закулисных интриг приходит новая команда во главе с Горбачевым. Члены этой команды — представители нового, сравнительно молодого по­коления. Их карьера строилась уже в послевоен­ной России. Они приветствовали XX съезд партии, на котором был разоблачен культ личности Стали­на. Но, что самое интересное, многие из них были теснее, чем принято думать, связаны с Западом. Все отправлялись в более или менее длительные командировки за рубеж, а один из ключевых чле­нов команды, Александр Яковлев, даже работал советским послом в Канаде. Там эти люди неод­нократно встречались с западными лидерами, а также, по некоторым данным, с представителями западных спецслужб. Видимо, пропаганда США так эффективно воздействовала на их сознание, что срочные перемены в своей стране они считали необходимыми.

Спецслужбы США, в свою очередь, тоже гото­вились к такого рода переменам. И, когда в СССР началась так называемая перестройка, широко разрекламированная во всем мире, немедленно приступили к своей деятельности. По различным данным, за вторую половину 80-х годов ЦРУ вло­жило в программу развала советского государства от 90 до 150 миллиардов долларов. И это только ЦРУ!

На территории России были немедленно созда­ны самостоятельные масонские ложи. Их руково­дителями стали люди с самой вершины партийной иерархии, такие как Яковлев, Арбатов, Шевард­надзе или Медведев. Крупнейшими из них были ложи «Северная звезда» и «Новиков», напрямую связанные с французской ложей «Великого Вос­тока», одним из главных инструментов апостолов. Таким образом, и «любимые» мною масоны прило­жили руку к разгрому России.

Как же конкретно происходил этот процесс? Для начала Горбачев провозгласил перестройку, гласность и новое мышление в международных отношениях. «Новое мышление» означало, что СССР будет всеми силами стремиться к миру и не останавливаться ни перед какими жертвами на этом пути. Советский режим начал стремитель­но сдавать свои международные позиции. В од­ностороннем порядке (без всякой взаимности со стороны США!) сокращалось ядерное вооружение, уменьшалась численность армии, сворачивались перспективные оборонные исследования. Заводы, занимавшиеся выпуском военной продукции, пы­тались перестроиться на «мирную» жизнь. В 1989 го­ду были выведены войска из Афганистана, вскоре распущен Восточный блок, а его западный фор­пост — ГДР — вошла в состав ФРГ и стала терри­торией НАТО.

Все это привело к последствиям двоякого рода. Во-первых, авторитет СССР резко упал, позиции страны стали гораздо хуже. При всем этом было очевидно, что гарантией мира может служить ба­ланс сил, а не резкое ослабление одной из сторон. Представьте себе, что вы встретились в подворот­не с грабителем, у которого есть пистолет. Но у вас он тоже есть! Вы стоите, направив оружие друг на друга. И тут вы внезапно отбрасываете свой пис­толет в сторону, широко улыбаясь и говоря: «От­лично, мы завершим дело миром!» Не очень умный шаг, не правда ли? А Горбачев сделал именно так! Был ли он глупым простаком?

Во-вторых, основа экономики СССР, военная промышленность, получила мощный удар. Тысячи квалифицированных инженеров и рабочих оста­лись без дела. Научный прогресс затормозился. Если завод делает системы управления для воен­ных ракет, он может выпускать и компьютеры. Если он перепрофилируется на «мирные» кастрюли, о компьютерах придется забыть. К слову сказать, первый советский завод по массовому производс­тву персональных компьютеров должен был всту­пить в строй в 1992 году. Представляете, каких денег лишились бы «Майкрософт» и IBM, если бы развал СССР не помешал этому?

Но все внешнеполитические шаги Горбачева мерк­нут перед его экономической программой. Во-пер­вых, он начал антиалкогольную кампанию, резко ограничив продажи спиртного. На такое мог пойти только ученик младших классов для детей с задерж­кой психического развития— ведь еще со времен провала «сухого закона» известно, что такая мера губительна. Государственный бюджет лишается зна­чительной части своих доходов. Люди не перестают пить, но начинают вместо качественной водки упо­треблять технический спирт или некачественный ал­коголь, выпускаемый подпольно. Число отравлений резко возрастает. Зато процветает мафия, которая делает деньги на дефиците алкоголя. Был ли Горбачев недалеким политиком, не понимавшим этого?

Наконец, в 1988 году выходит закон о предпри­ятиях, который позволяет всем советским произво­дителям продавать свою продукцию кому угодно, а не сдавать государственным торговым организаци­ям. Действие этого закона сходно с ситуацией, ког­да в мотор автомобиля заливается серная кислота вместо масла. Мгновенно возникает дефицит почти на весь спектр товаров, в магазинах невозможно что-либо купить, впервые после окончания войны вводятся карточки.

Чтобы закрыть дыры в бюджете, берутся ино­странные кредиты. Запад предоставляет их пач­ками, и скромный внешний долг СССР мгновенно вырастает на порядок.

Итак, повторю свой вопрос: был ли Горбачев глупым простаком? Но ведь за его спиной стояла целая команда весьма образованных людей, в том числе и экономистов. Они не могли не понимать, к чему должны привести подобного рода преобразо­вания. Да и действия этой команды напоминают, скорее, хорошо продуманную и сознательную по­литику по развалу страны, нежели метания неда­леких идеалистов.

Значит, все-таки предательство? Именно к та­кому выводу приходит Филарет. Впрочем, у наше­го коллеги Жерара вскоре появились другие сооб­ражения на этот счет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,110 сек. | 12.44 МБ