Партизанские зоны и края

В зависимости от размаха партизанской борьбы власть оккупантов на захва­ченной территории СССР распространялась неравномерно. Так, опыт Великой Отечественной войны показал, что партизанские формирования базировались на территории, полностью освобожденной от противника; на территории, ими контролируемой; на территории, которую не контролировали ни они, ни враже­ские войска (так называемые «нейтральные зоны»); на территории, контролиру­емой противником. Территории, освобожденные партизанскими формировани­ями, называли «партизанскими краями» («районами»), а контролируемые пар­тизанами — «партизанскими зонами».

К концу 1942 г. советские партизаны очистили от противника свыше 220 ты­сяч кв. км захваченной ими земли, что составляло около 15% площади СССР, ок­купированной противником. К лету 1943 г. по ту сторону фронта партизанами было освобождено уже 246 тысяч кв. км территории СССР, где власть оккупан­тов была практически ликвидирована. Кроме того, партизаны фактически кон­тролировали за линией фронта еще около 235 тысяч кв. км. Периметр освобож­денных районов уже летом 1942 г. превышал 6 тысяч км и был почти в 2 раза больше, чем линия Восточного фронта. Плотность же блокады партизанских краев была в несколько десятков раз меньше, чем на фронте, партизанские отря­ды и спецформирования довольно легко преодолевали блокированную линию.

Характерно, что партизанские края и зоны удавалось создать, как правило, в лесисто-болотистых и горно-лесных районах. В степной полосе освобожденных районов не было.

Оттеснив партизанские отряды от крупных городов, важных военно-промы­шленных объектов и стратегических коммуникаций, гитлеровцы не имели доста­точных сил для полного их уничтожения. Чтобы оградить свои тылы от ударов партизан, оккупанты тратили основные силы и средства на охрану коммуника­ций и не могли эффективно блокировать крупные лесные массивы войсками.

Временами оккупанты проводили отдельные крупные операции по уничто­жению партизан в том или другом партизанском крае, но это им, как правило, не удавалось. Партизаны обычно прорывались и уходили вовремя из-под удара; страдало местное население, на котором оккупанты пытались отыграться за все свои неудачи.

Удерживать партизанские края оккупанты не могли, у них для этого не хва­тало сил, и, как правило, после того, как каратели «победно» завершали опера­ции и уходили с «трофеями» из леса или с гор, туда вновь возвращались парти­заны, и все начиналось сначала.

Наиболее значительными по территории и продолжительности существова­ния в годы Великой Отечественной войны были партизанские края и зоны в Бе­лоруссии, на Брянщине и Смоленщине, в Ленинградской и Калининской облас­тях, в Украинском Полесье, Крыму. Например, территория, контролируемая партизанами Белоруссии, к концу 1943 г. достигла 108 тысяч кв. км, что состав­ляло около 60% площади республики, временно оккупированной врагом. При этом оккупанты были полностью изгнаны с территории в 38 тысяч кв. км. Парти­заны занимали свыше 20 районных центров, постоянно удерживали или контро­лировали тысячи сел и деревень. По этому поводу английский историк Г.Рейт-линджер писал, что «вплоть до возвращения Красной Армии большая часть Бе­лорусской Советской Республики оставалась в руках партизан. Фактический размер территории, контролируемой когда-либо немцами, был так мал, а поло­жение, в котором находились гражданские власти, было настолько непрочным, что настоящую историю страны под германской оккупацией нужно искать в ан­налах партизанской войны».

Обширную территорию площадью 7 тысяч кв. км удерживали калининские партизаны. Почти половину всей территории Ровенской области занимал парти­занский край, находившийся севернее железной дороги Ковель — Сарны.

В партизанских краях все населенные пункты очищались от вражеских войск, полицейских формирований и политико-административных органов противни­ка. Функции местного управления осуществляли органы народной власти, и на­селение жило по советским законам. Что касается партизанских зон, то на их территории власть оккупантов была весьма относительной, поскольку здесь пар­тизаны, проводя активные боевые действия, фактически контролировали поло­жение. Фашисты на этой территории удерживали только отдельные крупные на­селенные пункты. Власть их военной и гражданской администрации носила фор­мальный характер, основная масса населения активно поддерживала партизан.

Освобожденные районы лишали противника необходимого простора и сво­боды действий для быстрой перегруппировки сил в своем тылу, т.к. для ее прове­дения враг вынужден был либо ввязываться в длительные и изнурительные бое­вые операции против партизан, либо обходить эти районы. В обоих случаях про­тивник терял время, что было выгодно советским войскам.

Фашисты во многих случаях лишались выгодной местности для размещения оперативных и стратегических резервов, складов с запасами материальных средств и баз снабжения войск фронта. Например, в начале 1943 г., в связи с под­готовкой операции «Цитадель», гитлеровцы начали карательные операции про­тив крупных группировок партизан. Так, в апреле они предприняли попытку вы­бить партизан из Брянских лесов силами одной пехотной дивизии, полка «СС» и карательного батальона, поддержанных танками, артиллерией и авиацией. В хо­де боев, длившихся 18 суток, партизаны уничтожили 2372 солдата и офицера противника, несколько танков, бронемашин, орудий и большое количество дру­гой техники. Гитлеровцам так и не удалось выбить партизан с занимаемой ими территории.

В мае — июне немцы предприняли вторую экспедицию против брянских пар­тизан. На этот раз для наступления на Брянский партизанский край они сосре­доточили 5 пехотных дивизий регулярных войск, несколько охранных и поли­цейских частей, поддержанных танками 18-й танковой дивизии и авиацией. В от­дельные дни в налетах на партизан участвовало до 350 вражеских самолетов. В ходе боев, длившихся 26 суток, противник потерял только убитыми около 6 тысяч человек. Но и на этот раз врагу не удалось достичь своей цели и вытес­нить партизан из Брянских лесов. Он вынужден был, готовя наступление под Курском, искать другую местность для размещения тыловых объектов.

В партизанских краях и зонах под защитой партизан находились сотни тысяч советских мирных жителей, а враг был лишен возможности выкачивать отсюда продовольствие и рабочую силу. В эти районы приходили партизанские отряды и группы, преследуемые карателями. Небольшие, да к тому же еще слабо воору­женные группы, не имеющие достаточного опыта в самостоятельных действиях, не осмеливались уходить от своего отряда больше, чем на 30-50 километров, и боевые действия велись вблизи партизанского края.

Лесистая местность, помогавшая партизанским отрядам наделено укрывать­ся от преследования наземных войск противника и ударов его авиации, а также свободно передвигаться в дневное время, способствовала возникновению губи­тельной для партизан тактики пассивной обороны, которая усугублялась слабой подготовкой кадров.

Такие отряды, долго базирующиеся в партизанских краях, вынуждены были добывать себе продовольствие у местного населения, и без того страдавшего от недостатка продуктов. Боеприпасы и оружие они обычно просили у «Большой земли». Под давлением карателей такие отряды зачастую оставляли занимаемые населенные пункты, в которых гитлеровцы чинили зверскую расправу над безза­щитным местным населением. Рейдовые же отряды, оставаясь неуловимыми, не навлекали карателей на мирное население.

Наличие крупных группировок партизан и обширной освобожденной терри­тории позволяло осуществлять централизованное руководство их боевой дея­тельностью, успешно противостоять карательным мероприятиям врага. Это лее весьма слолено делать при самостоятельном базировании. Трудности возникали при получении материальных средств из-за линии фронта и эвакуации больных и раненых на «Большую землю».

Отличительная особенность базирования в партизанских краях от самостоя­тельного базирования была в том, что оно осуществлялось на основе единых пла­нов, разрабатываемых зональными штабами партизанского двилеения. Каледому формированию назначался район распололеения, сектор (полоса) обороны, ука­зывался порядок материального и медицинского обеспечения, определялся ха­рактер инженерного оборудования и маскировки района распололеения, поря­док организации разведки и охранения.

Гитлеровское военное командование принимало все меры, чтобы ликвидиро­вать группировки партизан в краях и зонах. Например, в Белоруссии только в пе­риод с февраля по июнь 1944 г. немецко-фашистское командование использова­ло для борьбы с партизанами в общей сложности 380 тысяч человек. Каратель­ные экспедиции гитлеровцы обычно начинали с окрулеения партизан плотным кольцом, после чего бросали против них войска.

В зависимости от обстановки партизаны либо упорно удерживали обороняе­мые районы, либо прорывали блокаду карателей, выходили из окружения, а за­тем вновь возвращались в свои районы. Нередко они наносили упреждающие удары по коммуникациям противника и его гарнизонам, что приводило к срыву карательных мероприятий врага.

Вокруг партизанских зон создавался сплошной оборонительный рубеж, если их периметр был небольшим. Если приходилось защищать от врага обширные районы, то партизаны организовывали оборону на важнейших направлениях. Непосредственная оборона намеченных рубежей нередко осуществлялась малы­ми силами, а основные использовались для нанесения ударов по флангам и тылу противника, воздействия на его коммуникации.

Обороной партизанских краев руководили подпольные обкомы (крайкомы), которые совместно с командованием партизанских соединений разрабатывали ее планы и определяли порядок взаимодействия при борьбе с карательными экс­педициями.

Борьбой с крупными карательными силами противника часто руководили штабы партизанского движения, базировавшиеся на «Большой земле». Они по­сылали в партизанские края своих представителей и оперативные группы, кото­рые на месте возглавляли борьбу партизан с карателями. Так, когда в мае 1943 г. крупная группировка гитлеровцев (40 тысяч человек) начала операцию против партизан в Брянских лесах, в тыл врага вылетел заместитель начальника штаба партизанского движения Центрального фронта А.П.Горшков. Он с группой пар­тизанских командиров на месте руководил обороной партизанского края.

Большую помощь партизанам в борьбе с карателями оказывало местное на­селение, войска Красной Армии и советский тыл.

Население партизанских краев и зон активно участвовало в строительстве необходимых сооружений и заграждений, вело разведку, оказывало помощь продуктами, пополняло партизанские отряды людьми, участвовало в боях с ка­рателями.

В период подготовки противником карательных экспедиций и в ходе их про­ведения руководящие органы и штабы партизанского движения усиливали по­ставки партизанам материальных средств и активизировали эвакуационные ме­роприятия. Так, в период с 22 июня по 13 июля 1944 г. в партизанские районы Ка­лининской области, окруженные карателями, было сделано 347 самолето-выле­тов. Калининские партизаны получили более 60 тонн боеприпасов, оружия и продовольствия. Самолеты вывезли из этих районов много раненых, больных, женщин и детей.

В ряде случаев по приказу фронтового командования советская авиация бом­била скопления войск карателей и их резервы, прикрывала партизанские районы от ударов вражеских бомбардировщиков.

В качестве примера, иллюстрирующего характер и способы борьбы партизан против карательных экспедиций противника, можно привести действия парти­зан Ушачско-Полоцкого партизанского края в 1944 г.

18 января 1944 г. гитлеровцы 5 дивизиями, 5 отдельными полками и 4 бата­льонами, поддержанными танками, артиллерией и авиацией, начали наступле­ние на Ушачско-Полоцкий партизанский край. В самом начале наступления врага партизаны сами нанесли удар по его объектам. Они разгромили 17 гарни­зонов противника за пределами периметра окружения и провели два массовых налета на железную дорогу Полоцк — Молодечно, взорвав 7 мостов и свыше 3 тысяч рельсов.

Гитлеровцы не ожидали такого удара и были вынуждены приостановить на­ступление на партизанский край. Большую часть карательной группировки им пришлось перебросить на усиление охраны своих коммуникаций. В апреле про­тивник возобновил наступление, сосредоточив для этой цели 6 дивизий регуляр­ных войск, много эсэсовских и полицейских частей и подразделений. Действия этой группировки, насчитывавшей более 60 тысяч человек, поддерживалось 137 танками, 235 орудиями и большим количеством самолетов.

Партизанский край обороняли 16 бригад, насчитывавших 17 тысяч человек. Партизаны занимали круговую оборону на фронте 230 км, защищая 1220 насе­ленных пунктов с 80 тысячами жителей. Общее руководство партизанскими си­лами края осуществляли оперативные группы ЦК КП(б) Белоруссии и Белорус­ского ШПД.

Благодаря хорошей разведке командование края знало о замыслах врага. Оно мобилизовало партизан и местное население на строительство оборони­тельных сооружений и заграждений на направлениях ожидаемого наступления противника.

11 апреля гитлеровцы, закончив блокирование партизанского края, перешли в наступление. 25 суток, днем и ночью, шли ожесточенные бои. По указанию ЦК КП(б) Белоруссии и Белорусского ШПД отряды соседних Бегомльской и север­ной Вилейской партизанских зон ударили по тылам вражеской группировки, проводившей карательную экспедицию. Десятки самолетов доставляли партиза­нам вооружение и боеприпасы, эвакуировали раненых и больных. Истребители предотвращали налеты фашистских бомбардировщиков на оборонительные по­зиции партизанских формирований. Более 200 самолетов неоднократно бомби­ли скопления войск карателей и их резервы.

Ценой огромных потерь противнику удалось продвинуться вперед. Но в ночь на 4 мая партизаны нанесли удар по врагу и прорвали кольцо окружения. Все 16 бригад вышли из вражеского окружения.

Карательные операции гитлеровцев против партизанских краев и зон почти никогда не достигали своей цели.

Но были зоны и края иного рода. По данным исследований В.Н.Богданова, С.П.Осадчего и В.В.Терехова, в годы войны в ряде районов страны вспыхнули восстания и зародилось «автономное партизанское движение». Например, осе­нью 1942 г. в лесах и болотах Владимирской области действовали вооруженные группы «торфяников», ликвидированные силами милиции и НКВД только к кон­цу войны. Вдоль советско-германского фронта образовалось несколько парти­занских зон, крупнейшей из которых стал Брянский Локоть, просуществовав­ший около 2 лет. В эту зону не могли проникнуть ни советские, ни германские войска, и на территории с численностью населения почти 1 млн. человек создава­лись органы власти и даже вооруженные силы — 20-тысячная «Русская нацио­нальная народная армия». Подобные зоны создавались под Псковом, Полоцком, на Северном Кавказе. Например, возобновление «партизанского движения» в Чечне датируется 1937 г., а к лету 1940 г. там возник обширный «освобожденный район со своим правительством и боевыми формированиями».

Подробного и непременно специального рассмотрения с повышенным вни­манием к военно-техническим аспектам заслуживает зарождение и развитие в годы войны широкого повстанческого движения в прибалтийских республиках и на Западной Украине, которое после 1945 г. превратилось в существовавший не­сколько лет самостоятельный фронт вооруженной борьбы. Эти силы ставили пе­ред собой цель активным затяжным сопротивлением существующей власти до­биться восстановления довоенного статус-кво.

На Украине, например, их главная задача состояла в борьбе с советскими партизанами в тылу у немецких войск. Вместе с тем предпринимались боевые действия и против оккупационных сил. Словом, у руководства страны были все основания для того, чтобы рассматривать партизанскую борьбу не только как помощь армии в борьбе с гитлеровской военной машиной, но и как определенную угрозу для себя.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 1
Добавить комментарий
SQL - 50 | 0,109 сек. | 12.56 МБ