Из состава пограничных и внутренних войск

Одной из активных форм участия специальных войск в партизанской борьбе явилось формирование партизанских отрядов на нашей территории непосредст­венно войсками, на их базе, по согласованию с местными партийными органами, с участием партийного и советского актива. Ядром отрядов, как правило, явля­лись офицеры и солдаты этих войск. Наглядно это можно проследить на приме­ре пограничных войск Народного комиссариата внутренних дел.

В организации партизанских формирований особую роль играли разведаппа-раты пограничных войск (5-е отделения пограничных отрядов). Основа для рабо­ты в этом направлении закладывалась еще до войны, и строилась она при тесном взаимодействии с территориальными органами государственной безопасности.

В октябре 1940 г. в условиях активизации немецкой военной машины на за­падной и северо-западной границах в каждом пограничном отряде было создано по 2-3 разведывательных пункта, насчитывающих до 3 офицеров. К концу года были сформированы также бригады содействия пограничникам. С началом вой­ны члены этих бригад активно вовлекались в диверсионно-разведывательную де­ятельность, как, например, в Карело-Финском пограничном округе.

В ряде случаев к этой деятельности привлекались заключенные из тюрем, осужденные за мелкие бытовые преступления и изъявившие желание действо­вать во вражеском тылу.

Снабжение, подготовку, вооружение диверсионно-разведывательных групп, руководство их оперативной деятельностью осуществляли офицеры-разведчи­ки. В отдельных случаях, при выполнении особо важных заданий, диверсионно-разведывательные группы (ДРГ) возглавляли командиры-пограничники.

В период отхода частей Красной Армии на юго-западном направлении толь­ко разведаппараты Липканского, Измаильского, Кагульского, а также дислоци­ровавшегося в г. Бельцы погранотрядов подготовили 14 диверсионно-разведыва­тельных и несколько агентурно-боевых групп. В ходе обороны на рубеже Днеп­ра в этих частях (теперь уже погранполках по охране тыла действующей армии) эта работа продолжалась. Было подготовлено и переброшено за линию фронта 20 диверсионно-разведывательных групп. На северо-западном направлении ана­логичные группы, создаваемые в пограничных полках, сводились в диверсионно-разведывательные отряды.

На Карельском фронте разведаппаратами погранполков по охране тыла дей­ствующей армии в состав диверсионно-разведывательных групп было вовлечено более 1000 человек, в основном из партийно-советского актива, а также из числа лиц, хорошо знавших местность. Численность отдельных формирований доходи­ла до 250-300 человек. До ноября 1941 г. этими группами было уничтожено око­ло 3 тысяч солдат и офицеров противника и захвачено в плен 43 человека, в то время как вся 14-я армия в этот период пленных вообще не имела.

Эти группы в тылу противника успешно действовали до марта 1942 г. Их дей­ствия могли быть развернуты в гораздо больших масштабах, но мешала неопре­деленность в снабжении и обеспечении. Не хватало курток, теплого белья, сапог, автоматического оружия. С большим трудом бойцы обеспечивались денежным довольствием. Особые сложности вызывала неопределенное правовое положе­ние личного состава партизанских формирований.

Пограничные диверсионно-разведывательные группы и отряды, которые обосновывались на хорошо изученной ранее территории в бывшем приграничье на продолжительное время, как правило, становились ядром крупных регио­нальных партизанских соединений. При этом агентура, созданная разведаппара-тами пограничных войск в мирное время для решения задач охраны границы, ра­ботала на них. Наглядным примером может служить партизанское соединение, выросшее из диверсионно-разведывательной группы офицера-пограничника А.М.Грабчака. Его группа успешно действовала на территории, где ранее дисло­цировались заставы Славутинского отряда пограничных войск Украинской ССР. Партизаны Грабчака опирались на ранее созданную здесь в интересах охраны границы агентурную сеть.

После сколачивания и подготовки, проводимой штабами, политотделами и разведотделами частей, партизанские отряды направлялись в тыл врага для про­ведения разведывательно-диверсионной работы. Они выполняли задачи по пла­нам пограничных округов, полков по охране тыла фронтов в интересах военного командования. В ряде случаев такие партизанские отряды усиливались целыми подразделениями воинов-чекистов. Части пограничных и внутренних войск осу­ществляли и обеспечение этих партизанских отрядов всеми видами довольствия.

Переход партизанских отрядов к действиям в тылу противника, как правило, осуществлялся двумя способами. Первый — когда партизанские формирования заблаговременно выходили на подготовленные базы до занятия противником определенной территории и после прохода передовых соединений врага присту­пали к выполнению поставленных задач. Второй — когда партизанские отряды комплектовались в нашем тылу, а затем перебрасывались через линию фронта пешим порядком или с помощью авиации. Данный способ участия пограничных войск в развертывании партизанского движения получил широкое распростра­нение на северном участке фронта.

В этой связи интересно обратиться к докладу начальника охраны войскового тыла 7-й армии полковника Киселева командующему армией о более рациональ­ном использовании погранчастей Карело-Финского округа. В докладе предлага­лось вывести Ухтинский, Ребольский, Кипран-Мякский погранотряды из опера­тивного подчинения командиров дивизий, подчинив их начальнику охраны вой­скового тыла, и возложить на них следующую задачу: «Специально сформиро­ванными отрядами из пограничников и местного населения методами партизан­ской борьбы нарушать противнику подвоз продовольствия и боеприпасов. Через эти же группы руководить партизанскими отрядами, действующими в тылу про­тивника».

Условия боевой деятельности партизанских отрядов в Карело-Финской рес­публике и Мурманской области во многом отличались от условий в других окку­пированных областях СССР и имели ряд особенностей. Во-первых, подавляю­щая часть населения временно оккупированных районов была эвакуирована в тыловые области СССР. Из 700 тысяч человек, проживавших в этих районах до оккупации, осталось не более 50 тысяч, в основном женщины, дети и старики. Во-вторых, будущим партизанам не удалось заложить здесь достаточное коли­чество баз для снабжения партизанских отрядов.

Из этого нетрудно сделать вывод, что в подобных условиях широкое попол­нение партизанских отрядов кадрами за счет местного населения практически исключалось. (В последующем эта задача решалась доставкой в эти районы пар­тизанских формирований из других регионов страны.) Оставшиеся во вражес­ком тылу партизанские отряды, израсходовав имевшиеся запасы продовольст­вия и боеприпасов, вынуждены были возвращаться в советский тыл. Пополнение продовольствием и боеприпасами за счет противника было крайне ограничено.

В связи с этим ведение партизанских действий в тылу врага в данной зоне бы­ло возможно только налетами и засадами с выходом в тыл противника на корот­кое время и базированием отрядов на своей территории вблизи фронта. Но и эти действия предполагали преодоление от 300 до 500 км по сильнопересеченной ме­стности. Нести на себе оружие, боеприпасы, продовольствие, взрывчатку, взя­тые на период похода, общий вес которых составлял 35-40 кг на каждого парти­зана, было весьма трудно.

Особенно большие сложности возникали у партизанских отрядов при появ­лении раненых и больных, которые задерживали движение группы отряда, отры­вали большое количество здоровых людей на уход за ними, эвакуацию их в свой тыл. Это изматывало личный состав, понижало маневренность и боеспособность отрядов и облегчало противнику борьбу с партизанами, их преследование.

Одним из путей выхода из сложившейся ситуации было создание на маршру­те рейда промежуточных скрытых баз с помощью специальных отрядов носиль­щиков, а также использование оленьих и собачьих упряжек.

Затрудняли действия партизанских отрядов, не имеющих баз в тылу против­ника, и суровые климатические условия. В летнее время — частые дожди, посто­янная сырость, а разводить костры по соображениям маскировки было нельзя. Зимой — сильные морозы, сменяющиеся резкими оттепелями. Отдых под откры­тым небом, без костров приводил к большому количеству обморожений и забо­леваний. Все это сказывалось на боеспособности партизанских отрядов.

В соответствии с утвержденным командующим 14-й армией предложением на пограничные части возложили задачи по подготовке и заброске в тыл врага ди­версионно-разведывательных групп из числа членов бригад содействия погра­ничникам и местного партийно-советского актива. В последующем группы сво­дились в роты особого назначения, где пограничники составляли от 20 до 50%. Роты, в свою очередь, вырастали в партизанские отряды.

В каждом погранотряде Мурманского и Карело-Финского округов с помо­щью партийных и советских органов пограничники создали несколько партизан­ских отрядов, которые действовали по планам командования погранполков в ин­тересах военного командования.

Так, в Олангском погранотряде было сформировано 3 партизанских отряда. Одним из них командовал офицер штаба отряда старший лейтенант И.Д.Ткачен­ко. В отряд были подобраны карелы, хорошо знающие местные условия. После 10-дневной учебы отряд приступил к действиям в тылу врага на его коммуника­циях. Впоследствии отряд Ткаченко был усилен погранзаставой. Об этом парти­занском формировании газета «Известия» писала так: «…С большим успехом в тылу противника действовал отряд старшего лейтенанта Ткаченко. Своими вне­запными партизанскими действиями он держал в напряжении фашистские час­ти, сковывал большие группы немцев и финнов. Смельчаки уничтожили 150 фа­шистских солдат и офицеров. В боевых схватках отрядом захвачено 25 грузовых машин с боеприпасами и продовольствием, 2 автомобиля, 3 штабные машины, 1 броневик, 1 танк».

Так же успешно действовали и многие другие партизанские отряды, создан­ные и руководимые пограничниками. Среди этих командиров — старший лейте­нант А.И.Калашников (в его отряде было 75 бойцов Куолоярвского погранично­го отряда), старший лейтенант Ф.Ф.Журих (бывший начальник 10-й заставы Ка-левальского пограничного отряда), майор И.А.Григорьев (Сортавальский погра­ничный отряд). Личный состав этих отрядов хорошо знал местность и местные условия, имел немалый опыт разведывательной и боевой работы.

Майор К.В.Бондюк, например, командовал партизанским отрядом «Вперед». В августе 1941 г. при обороне деревни Новая Тихша отряд в течение двух суток отбил 12 атак противника, разгромил роту белофинского батальона «Братья по племени». С весны 1942 г. отряд участвовал в рейдах по тылам противника, дей­ствовал отдельными группами на ребольском направлении. Позже майор К.В.Бондюк возглавил сводную группу из отрядов «Вперед», «Буревестник», «Железняк», «Красный онежец», которая, преодолев на лыжах с полной вы­кладкой более 180 км, разгромила финский гарнизон в деревне Мергубе.

Успешно действовал и отряд «Красный партизан» под командованием стар­шего лейтенанта Ф.Ф.Журиха. В течение лета 1942 г. он совершил четыре рейда, уничтожив 7 офицеров, 203 финских солдата, 4 автомашины с воинским грузом и мост. Летом отряд Журиха, состоявший из 79 бойцов, провел в тылу противни­ка 96 суток. 15 июня 1943 г. он получил задание разгромить два гарнизона на тер­ритории Финляндии — в Миллах-Виенвара и в п. Хюрю. В пути партизаны встре­тились с финским карательным отрядом из 50 человек и разгромили его. Пере­шли границу. 4 июля одновременными ударами двух партизанских отрядов гар­низоны были разгромлены.

В 1944 г. соединение из отрядов «Красный партизан», «Боевой клич», «Ле­нинградец» под командованием Журиха провело ряд успешных операций во вра­жеском тылу на поросозерском и ребольском направлениях, разгромило не­сколько гарнизонов на территории Финляндии. Всего же, начав свою боевую де­ятельность в июле 1941 г., отряд Ф.Ф.Журиха за 38 месяцев совершил 29 походов в тыл противника, пройдя около 11 тысяч км.

С первых дней войны партизанский отряд возглавил офицер-пограничник майор И.А.Григорьев. В сентябре он был назначен командиром батальона особо­го назначения Карельского фронта. С февраля 1942 г. Григорьев — командир 1-й партизанской бригады. В ее составе было 9 отрядов, минометная рота, пуле­метный, разведывательный, хозяйственный взводы — всего 1140 человек.

«Партизанский отряд под командованием тов. Г. (Григорьева. — Авт.), — от­мечалось в сообщении Совинформбюро, — в тылу белофиннов провел несколь­ко смелых операций. Партизаны прошли по лесам и болотам почти 700 км, нано­ся внезапные удары по коммуникациям противника. Против отряда партизан были брошены погранчасти и шюцкоровский отряд. В боях с белофиннами пар­тизаны истребили до 750 солдат и офицеров, уничтожили большое количество автоматического оружия, радиостанций, снаряжения, боеприпасов».

Речь шла о самой крупной операции, проведенной партизанами летом 1942 г. по указанию ЦК Компартии республики и командования фронта. В составе бри­гады тогда находилось 6 отрядов: «Боевые друзья», «За Родину», им. Тойво Ан-тикайнена, «Буревестник», «Мстители», им. Чапаева — всего 648 человек. 57 дней продолжался поход. Партизаны участвовали в 26 столкновениях с против­ником. За героизм и мужество, проявленные в боях, 196 партизан были награж­дены орденами и медалями, 9 человек удостоены ордена Ленина, 31 — ордена Красного Знамени.

Партизанская бригада существовала 11 месяцев. За это время было проведе­но 68 боевых и разведывательных операций в тылу противника, в том числе бо­лее 20 крупных боев. Уничтожено до тысячи вражеских солдат и офицеров. Май­ор И.А.Григорьев геройски погиб 31 июля 1942 г. в боях на высоте 264,9. По­смертно он был награжден орденом Ленина.

Боевой опыт показал, что в условиях Карелии при стабилизации фронта крупному партизанскому соединению трудно переходить в тыл врага. В любое время противник мог снять нужное количество войск для борьбы с партизанами. Более эффективными являлись действия мелких отрядов и диверсионных групп, которые в случае необходимости можно было сводить под единое командование для нанесения мощных ударов по гарнизонам противника, осуществления дру­гих операций. По решению ЦК Компартии республики и командования фронта, 1 октября 1942 г. партизанская бригада была расформирована. Из нее выдели­лись шесть самостоятельных партизанских отрядов.

Удары партизан по объектам врага были эффективными. Это вынужден был признать и противник. В обзоре командования финской армии от 1 августа 1942 г. говорилось: «В течение лета партизанская деятельность противника значитель­но оживилась. Она была подготовлена значительно лучше, чем раньше. На флан­гах одного армейского корпуса и в тылу его часто появлялись партизанские от­ряды. По своему составу партизанские отряды состоят из карельцев, а их коман­диры — офицеры пограничной охраны, хорошо знающие местность».

Партизанские отряды, сформированные на базе частей Мурманского и Каре­ло-Финского пограничных округов, не давали противнику развернуть диверси­онные действия в тылу наших войск и уже в первые месяцы войны вынудили при­нять меры по обеспечению своих коммуникаций. Для этого были созданы специ­альные карательные отряды, но их оказалось недостаточно.

Только рота особого назначения под командованием старшего лейтенанта А.И.Калашникова вынудила противника выделить для охраны коммуникаций ба­тальон. А в результате активных действий партизанских формирований 101-го пограничного отряда противник вынужден был поставить на охрану тыловых объектов на Кандалакшском направлении 4 батальона полевых частей, в то время как во всей его группировке на данном участке было 6 полков. В декабре 1941 г. весь финский 137-й пехотный полк был привлечен к охране коммуникаций на на­правлении Титовка — Остсамо.

В годы Великой Отечественной войны партизанские формирования, руково­димые пограничниками, имели самый разный состав и организацию: от группы в несколько человек до усиленного полка (бригады). Анализ боевых действий по­казывает, что в условиях лесисто-болотистой местности наиболее эффективны­ми были пограничные партизанские формирования численностью до роты-бата­льона. Это обеспечивало им скрытность базирования и маскировку, позволяло быть более маневренными.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,117 сек. | 12.47 МБ