Проблемы организации партизанской борьбы

Опыт минувших войн, и Великой Отечественной в частности, показал, что партизанская борьба не возникает в одночасье. Ей необходимо организующее начало и время для вызревания. Даже при интенсивной подготовительной рабо­те этот процесс трудно ускорить. Содержание его — в активном привлечении на­рода к участию в партизанской борьбе. Речь должна идти о предварительной подготовке населения к партизанским действиям с последующим вовлечением его в партизанскую войну на достаточно высоком профессиональном уровне.

Исторический опыт дает примеры эффективного использования отрядов, со­зданных на принципах добровольности, как одного из оптимальных путей орга­низации партизанских формирований.

Ядром наиболее активных и жизнеспособных партизанских формирований в годы войны были военнослужащие, имеющие специальные знания и навыки.

Обычно действия частей и подразделений специальных сил в тылу противни­ка носили ограниченный по времени характер. При длительном пребывании там они были вынуждены для поддержания своей жизнедеятельности и боеспособ­ности втягивать в сферу своих интересов местные партизанские силы. В годы войны этот процесс на первых порах был стихийным, а партизаны в значитель­ной мере уязвимы со стороны врага.

Особо стоит вопрос о создании централизованного руководства партизан­скими силами, подчинении их деятельности интересам армии. Историки, осве­щая эту проблему, многие годы на первый план выдвигали руководящую и орга­низаторскую роль политических партий. Между тем исторический опыт свиде­тельствует, что эту роль могут выполнять военные и государственные структуры.

Не умаляя роли политического руководства в организации партизанской борьбы и развертывании партизанского движения в целом, правомерно ставить вопрос об оптимальном сочетании его с профессиональным военным руководст­вом.

Особенно остро в годы войны стоит проблема подготовки партизанских кад­ров. Она оказалась сложнее, чем могло показаться на первый взгляд. Решать ее следует комплексно, в процессе подготовки армии и народа к партизанской борьбе с учетом использования специальных современных технических средств, вооружений, на основе изучения тактики партизанской борьбы в различных ге­ографических условиях. Для этого необходимо:

—  иметь в мирное время центр по организации и развертыванию партизан­ской борьбы, организаторские группы штабов партизанских сил фронтов на ТВД;

—  наметить районы будущих партизанских действий по полосам (в тылу у противника, приграничной полосе, своем тылу) с точной разработкой плана дей­ствий в каждом районе по периодам;

—  подобрать кадры руководителей, распределив их затем согласно мобили­зационному плану;

—  постоянно вести их подготовку и переподготовку в организационном, так­тико-специальном, морально-психологическом и массово-политическом отно­шении;

—  организовать по специальной программе подготовку командного состава армии, специальных и иных войск к партизанским и контрпартизанским действи­ям;

—  по особой программе готовить администраторов и специалистов по рабо­те с местным населением оккупированных территорий в конкретных регионах с учетом их национального состава.

Все это позволяет утверждать, что партизанская борьба как общественно-со­циальный процесс в своем развитии должна проходить закономерные стадии.

Стадия первая. Она протекает в соответствии с военно-политической докт­риной государства — партизанская борьба в обстановке легальности. Идея пар­тизанской борьбы культивируется в армии и народе с целью заблаговременной подготовки к войне. Закладываются соответствующие ячейки для организации партизанской борьбы и развертывания партизанского движения.

Стадия вторая. С началом войны активно осуществляется диверсионно-раз­ведывательная деятельность войсковых и специальных формирований и органи­заторских групп. Диверсии стимулируют повстанчество и создание вневойско­вых формирований, которые в свою очередь инициируют диверсии.

Стадия третья. Осуществление тесного взаимодействия войсковых и иррегу­лярных партизанских формирований, переход к плановым партизанским дейст­виям. Трансформация отдельных разведывательно-диверсионных войсковых формирований в партизанские, их слияние. Выявление иррегулярных партизан­ских формирований и подчинение их центру.

Стадия четвертая. Широкомасштабные партизанские действия полностью подчинены интересам регулярной армии. Партизанская борьба протекает за счет государства. Повстанчество носит общий с партизанством характер войско­вого типа. Ширится создание партизанских зон и краев. Повстанчество перерас­тает в массовое вооруженное восстание, способствующее изгнанию оккупантов со своей территории.

В этой связи особенно важен сам факт признания де-юре и де-факто парти­занских сил. В противном случае в будущей войне неминуемы их слабость, неэф­фективность, многочисленные жертвы среди гражданского населения, вырожде­ние партизанской борьбы в партизанщину и бандитизм, т.е. ее собственное отри­цание.

Основой концепции партизанской борьбы в войне, ее базой должны быть го­сударственные, военно-политические, военно-стратегические и правовые поло­жения, предусматривающие целесообразность, необходимость и возможность ее подготовки и развертывания в случае отражения агрессии. Она должна быть составной частью военной стратегии государства и концепции обеспечения его национальной безопасности, политики страны по проблемам военного строи­тельства.

Под концепцией партизанской борьбы в войне понимается официально при­нятая и законодательно закрепленная система взглядов высшего военно-полити­ческого руководства государства на целевую подготовку населения, экономики и определенной части его территории для организации и осуществления военной и политической помощи армии в интересах быстрейшего разгрома агрессора.

В числе основных условий, оказывающих влияние на развитие партизанской борьбы, необходимо назвать: международную обстановку; характер межгосу­дарственных отношений; состояние экономики государства; боеспособность его армии; характер действий своей армии, армии противника и состояние его тыла; физико-географические особенности регионов партизанских действий; разви­тость инфраструктур; плотность населения, его национальный состав, отноше­ние к религии, морально-психологическое состояние и др.

Цели партизанской борьбы в войне: содействие армии в изгнании противни­ка со своей территории; нарушение и дезорганизация работы вражеского тыла; подрыв экономики противоборствующего государства; недопущение использо­вания противником ресурсов оккупированной территории своей страны; нару­шение работы войсковых органов управления агрессора; деморализация войск противника и его сателлитов.

Задачи, решаемые партизанской борьбой в войне: разведка противника в ин­тересах армии; снижение темпов выдвижения его резервов к фронту; уничтоже­ние штабов, тыловых частей и подразделений врага и нарушение деятельности элементов его войскового тыла, транспортных и энергетических коммуникаций; дезорганизация деятельности оккупационного режима; политическая работа во вражеском тылу и разложение оккупационных войск; создание партизанских зон и краев и развертывание партизанского движения.

При необходимости могут быть очерчены формы осуществления партизан­ской войны, способы действий партизанских формирований, состав сил и средств, привлекаемых для партизанской борьбы.

Обеспечение партизанских формирований в войне: централизованное техни­ческое и тыловое обеспечение (авиационное, автотехническое, инженерно-тех­ническое, техническое обеспечение связи и управления, техническое обеспече­ние по службам тыла, метеорологическое, материальное, медицинское, финан­совое); региональное тыловое обеспечение; боевое обеспечение (разведка вой­сковая и агентурная, охранение, маскировка, инженерное, метеорологическое и другое обеспечение); централизованная подготовка кадров, специалистов; реги­ональная подготовка специалистов; контрразведывательное обеспечение.

Управление партизанскими формированиями в войне: центральный орган уп­равления партизанскими силами, подчиненный верховному главнокомандова­нию; региональные органы управления партизанскими силами, подчиненные командованию фронтов; оперативные органы управления партизанскими силами и организации взаимодействия с командованием армий; оперативные органы осуществления специальных операций и организации взаимодействия специаль­ных войсковых и региональных партизанских формирований; управление парти­занских соединений; управление партизанских отрядов.

Из этого следует:

а)         концепция партизанской борьбы в войне должна быть составной частью
концепции национальной безопасности и военной доктрины государства;

б)         необходима разработка теории партизанской борьбы, ее организации и
осуществления.

В этой связи, по мнению автора, требуются дополнительные научные иссле­дования по следующим проблемам:

—  прогнозирование возможного характера партизанской борьбы в конкрет­ных регионах с учетом опыта современных войн;

—  разработка оружия и технических средств для ведения партизанских дей­ствий;

—  определение районов будущих действий и закладка скрытых баз матери­альных средств, вооружения, продовольствия.

Из принципиальных вопросов, выдвигающихся на первый план и требующих дополнительной разработки, необходимо назвать следующие:

—  партизанская тактика и оперативное искусство;

—  организация партизанской борьбы в городских условиях;

—  создание партизанских зон и краев;

—  контрпартизанские действия;

—  структура партизанских формирований;

—  формы и методы партизанских действий;

—  объекты воздействия партизанских сил;

—  организация агентурной и войсковой разведки;

—  контрразведывательное обеспечение;

—  базирование;

—  подготовка партизанских кадров;

—  политическая работа во вражеском тылу.

Все это, подкрепленное расчетами, должно быть положено в основу норма­тивных документов, учебных пособий, практических руководств и инструкций, войти в учебные программы вузов, оборонных организаций и обществ.

В условиях существования профессиональной армии расчет на партизанские силы как на оперативно-стратегический фактор является одним из путей сокра­щения расходов на содержание вооруженных сил при сохранении и поддержа­нии на должном уровне обороноспособности страны.

Развивающийся в мире экономический кризис, глобальные сырьевые, продо­вольственные, экологические проблемы, внутренние конфликты таят в себе опасность межрегиональных, региональных и локальных войн, в которых при­мут участие не только армии воюющих сторон, но и народы, что неизбежно вы­ведет на сцену партизанскую войну. Совершенствование вооружений на основе научно-технического прогресса не только не исключает эту форму вооруженной борьбы, но, наоборот, поднимает ее на новый, более качественный уровень.

Исходя из принципа разумной и надежной достаточности, политическое и военное руководство страны обязано сделать все необходимое для поддержания ее оборонной мощи на уровне, исключающем военное превосходство различных военных блоков. Это прежде всего должно выражаться в постоянной готовнос­ти дать достойный отпор любому агрессору, используя все формы вооруженной борьбы, включая партизанскую борьбу.

Исторический опыт прошлого столетия свидетельствует о том, что неизмен­ным компонентом военных конфликтов в Европе, Азии, Африке, "Латинской Америке, в ходе национально-освободительных, гражданских и локальных войн была и остается партизанская война. И сегодня, вызываемая к жизни объектив­ными и субъективными факторами, она выступает как средство разрешения про­тиворечий в национально-территориальных конфликтах.

Задача познания этого общественно-социального явления, выработки прак­тических рекомендаций относительно того, как способствовать его развитию в целях обеспечения обороноспособности и безопасности государства, прав и сво­бод народов, его населяющих, и как противодействовать его разрушительной си­ле во имя сохранения самой государственности, является сегодня более чем ак­туальной.

* * *

Отечественный и мировой опыт контрпартизанских действий, взывая к изу­чению, одновременно предостерегает от механического его перенесения в сего­дняшнюю действительность, а также от необоснованных ожиданий законченных формулировок правил «неправильных» войн, которые были бы универсально пригодны для любого конфликта подобного рода.

Безусловно, при анализе военно-стратегической обстановки всегда нужно всесторонне оценить оперативную обстановку, силы и средства противника, оп­ределить характер и вероятные способы его действий, выявить слабые и сильные стороны, свои силы и средства, физико-географические условия местности и т.д. Классический порядок этих действий известен любому военному профессиона­лу. Гораздо сложнее научиться не поддаваться идеологическим и сиюминутным политическим установкам, т.е. называть вещи своими именами.

В этом аспекте отправным моментом в совершенствовании российского воен­ного искусства в области специальных методов ведения войны в современных ус­ловиях является признание нового, особого вида военных (боевых) действий — специальных действий как необходимой составной части современных войн и во­оруженных конфликтов.

Специальные контртеррористические, противодиверсионные, противопарти-занские действия могут и должны уметь вести общевойсковые объединения (пример тому — боевые действия 40-й армии в Афганистане), а также специаль­но созданные для этих целей группировки войск. К специальным действиям в ты­лу противника, кроме сил специального назначения, партизанских формирова­ний, должны быть способны переходить другие соединения, части и подразделе­ния.

Сущность специальной операции в общем виде заключается в комплексном воздействии на системы политического и военного управления противника, его системы обеспечения военных действий, а также на другие важные объекты во­енного, экономического, информационного и научно-технического потенциа­лов на всей территории страны или коалиции государств противника с целью затруднить ему возможности вести вооруженную борьбу или резко ограничить его материальные, информационно-технические и морально-психологические способности по ведению войны. Реальное содержание специальной операции определяется конкретными условиями обстановки. На Северном Кавказе, по мнению специалистов, боевые действия Объединенной группировки войск (сил) имеют форму общевойсковой специальной контртеррористической опе­рации (по политическим и иным мотивам непризнаваемый внутренний воору­женный конфликт. — Авт.). Проведение ее значительно осложнено несовер­шенством нормативно-правовой базы, определяющей применение вооружен­ных сил, внутренних войск, МВД, ФСБ и др.

Исходя из этого возникает безотлагательная необходимость внести соответ­ствующие дополнения в положения военной доктрины, Закона «Об обороне», Закона «О чрезвычайном положении», Закона «О военном положении», а также в Концепцию национальной безопасности РФ и другие законодательные акты. Становится очевидным, что в России нужна общегосударственная система мер противодействия терроризму.

В этой связи существует настоятельная необходимость разработки Концеп­ции противоповстанческой борьбы не в масштабе военных структур, а на госу­дарственном уровне, поскольку в ней затрагиваются не только военные, но и по­литические, экономические, идеологические и информационные меры, направ­ленные на выявление истоков повстанчества и борьбу с ним, которая должна стать руководством к действию.

Методология формирования такой Концепции основывается на учете многих противоречивых факторов. Главное, чтобы Концепция отражала не декларатив­ные положения, а конкретные мероприятия, практические рекомендации — кто, за что отвечает на федеральном и региональном уровнях по разрешению кон­фликта; кто, что и как делает по урегулированию возникших спорных ситуаций, проведению переговоров с конфликтующими сторонами, осуществлению миро­творческих акций, различного рода политических и военных демаршей.

Концепция должна аккумулировать накопленный мировой и отечественный опыт противоповстанческой борьбы, чтобы избежать ошибок прошлого.

Концептуальный фундамент противоповстанческой борьбы составляют сле­дующие основополагающие принципы: законодательно-правовое обеспечение противоповстанческих действий; превентивно-предупредительные мероприятия, позволяющие избежать кровопролития; оперативная предусмотрительность при подготовке и ведении противоповстанческой борьбы; гибкость, дипломатич­ность и расчетливость действий; согласованность усилий силовых структур, единство, централизм в руководстве ими; всестороннее обеспечение осуществля­емых военных мероприятий.

Главенствующий принцип противоповстанческой борьбы заключается в том, чтобы она была обеспечена законодательно, основывалась на международных и национальных правовых нормах. К настоящему времени в России такая законо­дательная база, в отличие от США, западноевропейских государств, разработа­на не полностью. Это относится прежде всего к привлечению Вооруженных Сил России для борьбы с антиправительственными, антиконституционными выступ­лениями экстремистских, националистических повстанческих сил. Это исключи­тельно важно, поскольку привлечение армии против гражданских беспорядков внутри своей страны всякий раз вызывает болезненную реакцию в обществе и от­рицательно сказывается на морально-боевом настроении ее личного состава. Необходимо признать ошибочность длительное время господствовавшего в оте­чественной военной политике взгляда об отсутствии у наших Вооруженных Сил внутренней функции. Функция эта есть, она объективна, необходима обществу. Ее структурирование позволяет расширить сферу взаимодействия армии с дру­гими силовыми структурами, включая в нее целый ряд задач мирного времени.

Следующий принцип гласит, что в основе противоповстанческой борьбы должны лежать превентивно-предупредительные мероприятия. Надо стремить­ся упреждать развитие конфликтных ситуаций, не допуская вооруженных столкновений. Одной из важных предпосылок эффективности решения задачи предотвращения и развития конфликтной ситуации является правильное про­гнозирование складывающейся оперативной обстановки в регионе, что даст воз­можность заблаговременно принимать меры по нейтрализации конфликта.

Сложность предвидения развития событий и расчета состава сил и средств для проведения противоповстанческих действий состоит в том, что здесь непри­менимы типовые нормативы, выработанные для определения боевых возможно­стей и характера боевых действий войск в «обычной» войсковой операции, по­скольку количественный и качественный состав иррегулярных формирований повстанческих сил, их оргштатная структура, тактика действий могут быть са­мыми разнообразными. В этом случае надо опираться на опыт специальных опе­раций, проведенных в Афганистане, Чечне и других «горячих точках», зарубеж­ный опыт, который предусматривает как силовые, так и административные, и дипломатические методы. При этом может быть найдено паритетное решение по всем пунктам разногласий, сконструирована модель решения проблемы с качест­венно новыми характеристиками.

Отечественный и зарубежный опыт свидетельствует, что в разрешении во­оруженных конфликтов не может быть единых рецептов. В конкретной ситуации приходится принимать всегда одно из нескольких возможных решений.

Возвращаясь к рассмотрению принципов, лежащих в основе Концепции про­тивоповстанческой борьбы, особое внимание следует обратить на принцип все­стороннего обеспечения проводимых мероприятий, и в первую очередь инфор­мационно-психологическое обеспечение. Это означает, что на период разреше­ния конфликтной ситуации необходимо создавать специальную структуру по организации и ведению информационно-психологических операций. Ее функ­ция должна состоять в том, чтобы централизовать на федеральном уровне уси­лия всех средств массовой информации по вскрытию антинародной, бандитской сущности повстанцев, разоблачению их лживой пропаганды и показу оправдан­ности и справедливости акций, проводимых федеральными властями по наведе­нию конституционного правопорядка в регионе.

Итак, контрпартизанская борьба включает комплекс мероприятий военного, разведывательного, пропагандистского, полицейского, социально-политическо­го, экономического и административного характера. Опыт ведения контрпарти­занской борьбы свидетельствует, что она является наиболее эффективной в на­чальной стадии подавления партизанского движения. Военно-исторический опыт контрпартизанской борьбы свидетельствует, что основным ее содержани­ем являются выработка и реализация оптимальных мер по пресечению политиче­ских, военных и экономических связей партизанских формирований с населени­ем. Без решения этой базовой проблемы войсковые действия являются малоэф­фективными.

Рассмотренный в данной монографии в историческом плане организацион­ный и управленческий аспект партизанской борьбы и противопартизанских дей­ствий на разных континентах конечно же не исчерпывает данную проблему и не может служить руководством к действию. Автор видел свою задачу совсем в дру­гом. Попробую провести параллель. Сегодня мало кто знает историю публика­ции книги «Момент истины или Август 1944-го» В.О.Богомолова. Напомню тем, кто подзабыл: на завершающем этапе Великой Отечественной войны там в худо­жественной форме, но, можно сказать, в натуральном виде описано проведение контртеррористической операции… Сегодня книга выдержала пятьдесят изда­ний на разных языках. А сколько на нее было отрицательных цензурных и иных замечаний, вплоть до обвинений в «клевете» и «антисоветчине»?!. Между тем главная мысль автора была предельно проста: не повторяйте прежних глупостей, научитесь на этом примере хоть чему-нибудь. Научились? Как бы не так! Посмо­трите, внутренний вооруженный конфликт в Чечне — это клонированный очаг Афганистана. Об этом вам скажет любой, «выполнявший там свой интернацио­нальный долг». Но на российской почве, имеющей богатый собственный много­вековой опыт как партизанских, так и противопартизанских действий, ни само­бучения, ни обучения почему-то так и не происходит. Можно спросить: почему? Не потому ли, что ряд этих действий совершаются вне правового поля, за рамка­ми правил ведения войны, по принципам «война все спишет» и «победителей не судят», и уголовно наказуемы?!.

Что же касается секретов успеха партизанских и противопартизанских дей­ствий, то они, при всем вышеизложенном, лежат, как всегда, на поверхности и заключаются в исключительном профессионализме и грамотной оперативной (разведывательной и контрразведывательной) работе участников, их глубоком знании местных физико-географических условий, плотности проживания и ук­лада жизни местного населения, его менталитета, традиций, религиозности, на­циональных особенностей, идеологических установок пользующихся влиянием общественных движений и партий, авторитета их лидеров. Отсюда выбор страте­гии и тактики, форм и способов действий. Раскрытию этой зависимости должно быть посвящено специальное самостоятельное исследование.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,100 сек. | 12.54 МБ