Там, где проходила граница

Военнослужащие пограничных войск были важным резервом формирования партизанских отрядов и диверсионных групп, создаваемых местными органами. В первые партизанские отряды добровольно вступали многие рядовые, сержан­ты и офицеры. Именно они вместе с оперативными работниками органов гос­безопасности стали активной и цементирующей силой еще не обладавших бое­вым опытом партизанских формирований. Это был один из путей повышения эф­фективности партизанской борьбы, имевший целью соединить желание народа бороться с захватчиками с умением решать эту задачу.

В июле 1941 г. Политуправление войск НКВД обязало военных комиссаров и начальников политорганов пограничных частей принимать активное участие в от­боре людей и создании диверсионных групп и партизанских отрядов. Только на территории Ленинградской области для ведения партизанской борьбы из войск НКВД, в том числе и пограничных, было выделено до тысячи военнослужащих.

Из войск НКВД в распоряжение руководящих органов партизанского движе­ния регулярно направлялись опытные командиры и политработники. 21 июля 1942 г. начальник штаба партизанского движения П.К.Пономаренко обратился в НКВД с просьбой о выделении 39 командиров из числа начальствующего соста­ва войск НКВД.

Старшим помощником начальника разведки Белорусского штаба партизан­ского движения был направлен бывший старший оперуполномоченный разведот­дела Главного управления пограничных войск майор М.И.Протопопов. Замести­телем начальника Центрального штаба партизанского движения при Ставке Вер­ховного Главнокомандующего продолжительное время работал пограничник, впоследствии генерал-полковник, С.С.Бельченко. Начальником Украинского штаба партизанского движения был бывший пограничник нарком внутренних дел Украины генерал Т.А.Строкач. Начальником Латвийского штаба партизан­ского движения — бывший пограничник полковник А.К.Спрогис. Заместителем начальника Брянского штаба партизанского движения стал генерал А.П.Горш­ков, служивший до войны в.погранвойсках.

Во многих партизанских формированиях пограничники возглавляли разве­дывательную работу, являлись заместителями командиров отрядов и соединений по разведке. Из офицеров пограничных войск формировался командный и инст-рукторско-преподавательский состав партизанских школ.

Использование пограничников в партизанской борьбе было не случайным. Учитывалось то обстоятельство, что мирные люди, вступавшие в партизанские отряды, на первых порах не обладали необходимым опытом. Специфика же по­граничной службы приучила военнослужащих быстро ориентироваться на мест­ности, проявлять хитрость и смекалку, постоянно быть бдительным, действовать решительно, быстро, умело маскироваться. Все это пригодилось.

В июле и августе 1941 г., когда сложилась тяжелая обстановка для наших войск на киевском направлении, в Киеве из партийно-советского актива запад­ных областей Украины, оперативных работников и пограничников было сфор­мировано и переброшено в тыл врага 2 партизанских полка общей численнос­тью более 2 тысяч человек. Ими командовали офицеры пограничных войск: 1-м — бывший начальник маневренной группы 92-го пограничного отряда капитан Е.К.Чехов, 2-м — майор Е.Е.Щербина.

2-м батальоном этого полка командовал бывший начальник штаба Коломый-ской отдельной пограничной комендатуры капитан Н.П.Семенов, 3-м — началь­ник окружной школы младшего начсостава погранвойск Украинского округа майор М.П.Погребняк. Батальон Погребняка состоял в основном из курсантов школы младшего начальствующего состава.

Эти полки действовали в районах Новоград-Волынского, Полесья, Корсунь-Шевченковского, Городища, Черкасс. За 2 недели рейда по тылам противника пар­тизаны 1-го полка ликвидировали около 400 вражеских солдат, офицеров и став­ленников врага, уничтожили 11 автомашин, 18 мотоциклов, захватили ценные опе­ративные документы и переправили их через линию фронта в штаб 5-й армии.

2-й партизанский полк провел 12 боевых операций, пустил под откос 3 вра­жеских эшелона, уничтожил немало живой силы и техники врага.

В Ленинградской области в конце июня и в июле было сформировано и на­правлено в тыл врага 6 партизанских полков, 30 отрядов и групп общей числен­ностью около 4800 человек. Из Ленинградского пограничного округа в их состав добровольно вступило около тысячи пограничников, среди которых было 95 средних и 138 младших командиров.

В то же время необходимо отметить, что слабо подготовленные, плохо осна­щенные, без средств радиосвязи и контрразведывательного обеспечения подоб­ные партизанские формирования, предназначенные в данном случае «для борь­бы с частями вражеской армии», не были боеспособны и погибали, не принося ожидаемых результатов. Так, под Олевском в открытом бою понес тяжелые по­тери 1-й партизанский полк под командованием Е.К.Чехова, сам командир по­гиб. Еще более трагична судьба 2-го партизанского полка под командованием Е.Е.Щербины, попавшего в плен и казненного гитлеровцами в Черкассах. Полк был окружен противником, и только 30 пограничникам вместе с 12 ранеными то­варищами удалось вырваться из огненного кольца.

Прекратили существование и все 6 ленинградских партизанских полков, которые пытались наносить прямые удары по гитлеровским войскам. Из остат­ков этих полков позже были созданы самостоятельные разведывательно-диверсионные группы. К сожалению, организаторами и руководителями не был учтен опыт учений, проводимых в 30-е годы под Ленинградом и убедитель­но показавших, что в борьбе с сильным противником партизаны должны нано­сить урон врагу преимущественно диверсиями, не вступая с ним в боевое со­прикосновение.

Иная судьба была у партизанских формирований, имевших задачу дезорга­низации тыла и вывода из строя коммуникаций противника. В их числе — парти­занский отряд, действовавший в южных районах Ленинградской области. Командовал им опытный офицер-пограничник М.Тимошенко. За 5 месяцев, на­чиная с августа, отряд провел более 300 успешных операций в тылу врага.

Пограничником был и командир 5-й Ленинградской партизанской бригады, бывший заместитель коменданта участка по разведке Сортавальского погранич­ного отряда старший лейтенант К.Д.Карицкий. В начале войны он возглавил один из истребительных батальонов Выборгского района Ленинграда, командо­вал молодежным партизанским отрядом. С февраля 1943 г. по распоряжению Ленинградского штаба партизанского движения возглавил партизанскую брига­ду. К 1944 г. бригада насчитывала более 5 тысяч человек. В период наступатель­ной операции Ленинградского и Волховского фронтов только с 14 января по 21 февраля 1944 г. партизаны бригады взорвали 5 железнодорожных мостов, подо­рвали 6880 железнодорожных рельсов, 24 шоссейных моста, 18 паровозов и др. В последующем бригада, взаимодействуя с 256-й и 372-й дивизиями, вела боевые действия в окружении, участвовала в освобождении населенных пунктов Утор-гош и Городище. Многие партизаны были удостоены высоких наград, сам К.Д.Карицкий стал Героем Советского Союза.

Когда в конце сентября 1941 г. гитлеровцам удалось прорваться через Пере­копский перешеек и развернуть наступление, пограничники Черноморского ок­руга приняли самое активное участие в формировании партизанских отрядов в Крыму. Они добровольно оставались в тылу врага, многие из них становились руководителями партизанских отрядов. Так, инструктор политотдела войск Черноморского пограничного округа старший политрук Г.Л.Северский стал командиром 3-го партизанского района, а затем исполнял обязанности команду­ющего партизанским движением в Крыму. Вместе с ним в тылу врага остались его жена и дочь.

Командирами партизанских отрядов были бывший политрук учебной заста­вы окружной школы младшего начальствующего состава Н.П.Кривошта, бывший помощник начальника поста Одесского пограничного отряда младший политрук А.А.Черников, бывший начальник штаба Новороссийского отряда подполковник А.И.Щетинин, бывший начальник пограничной заставы «Форос» лейтенант А.С.Терлецкий.

В организации партизанской борьбы заметную роль играли специальные группы, которые после соответствующей подготовки забрасывались в тыл про­тивника. Многие из них возглавляли офицеры-пограничники, служившие, глав­ным образом, на западной границе.

Чаще всего они направлялись в районы дислокации своих застав и коменда­тур, где хорошо знали местность и местных жителей, которых можно было во­влечь в партизанское движение. И на практике это полностью себя оправдало. В качестве примера можно привести действия группы офицера-пограничника А.М.Грабчака, о котором уже шла речь выше. До войны он служил в Олевском пограничном отряде. С началом войны во главе пограничного подразделения с боями отходил на восток, присоединяя к себе мелкие группы отставших от сво­их частей красноармейцев.

Раздумывая над боевыми возможностями пограничных подразделений в тылу противника, Грабчак написал письмо в ЦК Украины, в котором изложил план создания в Олевских лесах крупного партизанского отряда. Вскоре его вызвал начальник Украинского штаба партизанского движения Т.А.Строкач. На вопрос, почему он предлагает создать партизанский отряд именно в Олев­ских лесах, Грабчак ответил: «Я там знаю каждую тропинку. С тридцатого го­да служил в Олевском погранотряде. Прошел путь от красноармейца до по­мощника начальника штаба комендатуры. Да и в селах знакомых много. Мест­ные жители всегда нам помогали в охране границы».

Инициатива пограничника получила одобрение. Грабчак во главе 10 погра­ничников оказался в Олевских лесах. Организаторская группа быстро связалась с местными жителями, совершила несколько дерзких налетов на тыловые объек­ты противника, расстреляла конвой и освободила колонну советских женщин, которых гитлеровцы гнали в Германию. По всем окрестным селам разнеслась молва о том, что в Олевских лесах появились партизаны. К ним потянулись лю­ди. Летом 1943 г. под командованием Грабчака было уже целое партизанское со­единение, насчитывавшее более тысячи человек.

Партизаны Грабчака провели множество удачных диверсий на железных до­рогах. Взрывчатку готовили своими силами. Характерен пример, когда, соорудив торпеду и погрузив ее на дрезину, они взорвали крупный железнодорожный мост на р. Убороть около Олевска и тем самым на пять суток вывели из строя важную железнодорожную магистраль Киев — Брест.

Пограничники вели борьбу с врагом и путем дезинформации, компрометации предателей. В партизанской практике А.М.Грабчака был случай, когда удалось настолько скомпрометировать старосту и полицейских одного из украинских сел под Олевском, что гитлеровцы для успокоения совести повесили услужливых помощников.

Успешной была, например, операция по дезинформации противника, прове­денная под руководством Г.Л.Северского. Оперативными мероприятиями, орга­низованными пограничниками, удавалось скомпрометировать не только отдель­ных бургомистров, старост, полицейских, но и целые так называемые доброволь­ческие формирования, подразделения и части «Русской освободительной ар­мии» и т.п. В результате многие из них снимались с фронта, разоружались, а осо­бо «подозрительные», по мнению гитлеровцев, группы подвергались репресси­ям, что, в свою очередь, вызывало повальное бегство из них.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,141 сек. | 12.52 МБ