Фильм послезавтра может стать реальностью

Один из вариантов климатического апокалипсиса был показан в фильме «Послезавтра», Роланда Эммериха

Наиболее оптимистично настроенные ученые связывают климатические изменения с подъемами и спадами солнечной активности. Говорят, такое уже было в истории, так что, мол, ничего страшного нет. Профессор Олег Сорохтин из Института океанологии Российской академии наук вспоминает в связи с этим о так называемом «малом ледниковом периоде» XVII века. Его еще называют «маундеровским минимумом» (по имени английского астронома XIX века Уолтера Маундера). Тогда тоже замерзали все каналы Голландии (вспомните снежные пейзажи Брейгеля), а несколько неурожайных лет и ранний августовский (!) ледостав на Москве-реке привели в конечном счете и к Смуте, и к отставке Бориса Годунова. Согласно расчетам руководителя проекта «Астрометрия» Пулковской обсерватории Хабибулло Абдусаматова, глубокое похолодание, обусловленное очередным «маулдеровским минимумом», начнется в 2050–2055 годах, но будет очень медленным. А глобальные изменения, связанные с таким оледенением, которое происходило в Европе около 100 тысяч лет назад, считает ученый из Петербурга, — явление столь же отдаленное, сколь и медленно развивающееся.

Директор Института геологии Российской академии наук академик Юрий Леонов считает антропогенное воздействие на природу таким ничтожным, что оно укладывается в статистическую погрешность в расчетах, то есть им можно просто пренебречь.

Между тем совсем недавно почти все твердили именно о «глобальном потеплении», связывая его прежде всего с парниковым эффектом.

— Благодаря антропогенному воздействию на климат температура на планете повысилась уже на 0,6 градуса, — говорил мне два года назад академик Юрий Израэль, директор Института глобального климата и экологии (в советское время возглавлявший Гидрометцентр). — Цифра кажется незначительной, но за ней — и природные катаклизмы, и серьезные стихийные бедствия.

Профессор Сергей Капица как-то заметил, что такая цифра сродни «средней температуре по больнице». Вот и директор Института физики атмосферы академик Георгий Голицын считает, что парниковый эффект проявляется крайне неравномерно. Именно в этом причина мощных ураганов, разрушительная сила которых за последние тридцать лет увеличилась в 2–3 раза.

Карнауховы из Пущина

Российская премьера голливудского блокбастера «Послезавтра» проходила на фоне той июльской «жары» 2004 года, когда температура воздуха не превышала +10 градусов. Все это так перекликалось с ужасающими картинами оледеневшего и заснеженного Нью-Йорка, что наводило на серьезные размышления. Сюжет фильма прост: глобальное потепление ведет к таянию арктических льдов, от полярной шапки откалываются гигантские айсберги, которые остужают воды Гольфстрима. Нарушается климатический баланс всего северного полушария: в Дели выпадает снег, на Токио высыпается смертоносный град, а в Нью-Йорке температура падает до ?150°С.

Сразу после американской премьеры фильма прошли две крупные международные конференции, посвященные планетарным угрозам, среди которых было и глобальное потепление. Уникальный, надо сказать, случай в научном мире. Конференции состоялись в Копенгагене и в Вашингтоне. Там обсуждали вероятность стремительной экологической катастрофы наподобие той, что изображена в фильме Роланда Эммериха. На вашингтонской конференции, организованной Американской ассоциацией развития науки, выступал один из ведущих экспертов по климату нобелевский лауреат Шервуд Роуланд. И говорил он именно о событиях в фильме «Послезавтра».

Ученые из британского центра океанографии в Саутгемптоне, выступавшие на датской конференции, обнародовали результаты исследования океанических течений. Профессор Стюард Каннингам на протяжении 4200 миль на 22 буях и подводных зондах установил датчики для постоянного мониторинга температуры и солености воды, скорости и направления течения. Результат неутешительный. Гольфстрим ослабевает и меняет свое направление.

— Гольфстрим играет для атмосферы роль гигантского радиатора, — заметил профессор Харри Брайден из Саутгемптона. — Доставляемое им тепло сравнимо с мощностью миллионов электростанций.

Между тем ни в Вашингтоне, ни в Копенгагене не упоминалось имя автора той теории, на базе которой был придуман сюжет фильма «Послезавтра». Это скромный научный сотрудник из подмосковного города Пущино Алексей Карнаухов. Именно он поставил точки над «i» в спорах о том, куда течет Гольфстрим, почему и как это отражается на климатических изменениях.

В Голландии четыреста лет назад уже было холодно (картина Питера Брейгеля «Охотники на снегу», 1565 год)

Как показали расчеты этого ученого из Института биофизики клетки Российской академии наук, разность антропогенного воздействия на атмосферу, обусловленная неравномерностью экономического развития, приводит отнюдь не к глобальному, а лишь к локальному потеплению. А локальное повышение атмосферной температуры над Североамериканским континентом для нас может привести к последствиям прямо противоположным.

Суть этих расчетов такова. Локальное потепление в США приводит не к таянию «шапки» Северного Ледовитого океана (как в фильме Эммериха), а в первую очередь к таянию ледников Гренландии, которая отделена нешироким проливом от территории Канады. Там с севера на юг течет холодное Лабрадорское течение. Навстречу ему с юга, от печально известного Бермудского треугольника, течет Гольфстрим. Пересечение Гольфстрима с Лабрадорским течением — это своего рода двухуровневая автомобильная развязка. Холодное течение идет внизу, а сверху, словно по эстакаде, плывет Гольфстрим. Но когда тают ледники Гренландии, уменьшается соленость течения в Лабрадоре, и оно поднимается вверх. Что дальше? Элементарная «пробка»: Гольфстрим сворачивает направо и крутится на уровне Бермудов и Канарских островов, а Лабрадорское течение направляется в сторону Европы. Шутка из анекдота («Василий Иванович, Гольфстрим замерз!») становится реальностью. Причем в не очень отдаленном будущем.

По расчетам Карнаухова, через 5–10 лет после возникновения «пробки» летом перестанет оттаивать кромка Северного Ледовитого океана. Устья Сибирских рек — Лены, Енисея и Оби — начнут промерзать до дна. Появится сплошная ледяная дамба. Неминуемы разливы рек по всей Западно-Сибирской низменности и возникновение огромных внутренних морей. Воды одного из них, образованного бассейнами Оби и Енисея, через Тургайскую котловину и Туранскую низменность попадут в Аральское и Каспийское море и заполнят бассейн Волги.

Если скорость потопа будет столь высока, что с ним не будут справляться средиземноморские проливы, то Босфор и Дарданеллы превратятся в бурные реки и начнется подъем Черного моря с затоплением бассейнов Дона и Дуная. Начнется новый ледниковый период и второй Всемирный потоп.

Такие скоротечные глобальные изменения, считает Карнаухов, в истории нашей планеты уже были. И нынешние сибирские нефтяные месторождения – это органика сибирских лесов, в одночасье оказавшаяся под водами новоявленных сибирских морей. Те катаклизмы тоже связывают с парниковым эффектом. Правда, считают, что он был обусловлен всплеском вулканической активности. Некоторые видят причину в столкновении с метеоритами.

В свое время Алексей Карнаухов делал подробные расчеты по просьбе Сергея Шойгу и точно предсказал появление ледяных торосов в устье Лены и ставшее реальностью затопление Ленска.

— Карнаухов — серьезный ученый, — говорит его оппонент Юрий Израэль. — В нашем институте он выступал с докладом на семинаре, мы с ним долго дискутировали, и мне кажется, в его расчетах все же есть ошибки.

Хляби разверзаются снова

Алексей Карнаухов считает, что никаких ошибок в расчетах нет. Вместе со своим отцом Валерием Карнауховым он исследовал данные об оледенениях, происходивших в истории нашей планеты, и пришел к неутешительным выводам. Довольно резкие и серьезные изменения климата, обусловленные теми или иными причинами, были и раньше.

— Расшифровка керна (ледяного столба) говорит о том, что потепления довольно быстро сменялись оледенением. И уходили на это не утешительные для нашей психики столетия, а лишь какие-нибудь 5–10 лет. Мамонты вымерли, потому что просто не успели уйти на юг — столь быстро все это происходило, — говорит Алексей Карнаухов.

По расчетам Карнаухова, проведенным еще в 1994 году, Лена и раньше, в прежние оледенения, затапливала громадные территории, поднимаясь на 200–250 метров над уровнем океана. Разлив западносибирских рек, закупоренных арктической дамбой, достигал 100–120 метров.

Что интересно, сейчас в устье Лены обнаружены сохранившиеся до наших дней остатки ледяной дамбы, достигающие высоты 30–40 метров. Если ледяная дамба вдоль побережья появится вновь (со скоростью подъема воды от полуметра до двух метров в год), затопленными окажутся огромные территории Восточно-Европейской равнины. Что останется от Белокаменной? Только то, что выше этих отметок в 120 метров, — отдельные островки: Тушинское предместье, Воробьевы горы, Ясенево. Еще чуть-чуть, и от столицы ничего, кроме Службы внешней разведки (она расположена на одном из холмов Ясенева), не останется.

По мнению Карнауховых, огромное скопление воды в бассейне западносибирских рек и рек Европейской равнины в свое время привело к снижению уровня Мирового океана и «усыханию» Средиземного моря и понижению его уровня на 100–150 метров. Именно на этом уровне встречаются останки древнегреческих поселений, среди которых, возможно, была и платоновская Атлантида. Обнаруженная вблизи Марселя французским аквалангистом Анри Коске пещера с рисунками и отпечатками ладоней людей, посещавших ее 17–20 тысяч лет тому назад, находится сейчас на глубине 37 метров. Судя по рисунку, береговая терраса моря находилась еще ниже, на глубине 50–70 метров от современного его уровня. Что происходило дальше? Ледяная дамба полностью перекрыла выход пресной воды в Северный Ледовитый океан. Он становился все более соленым. Лабрадорское течение опускается ниже, пропуская Гольфстрим сверху. И Гольфстрим попал в царство Снежной королевы, вызывая там целую бурю.

Дальнейшее описано в Библии: «Разверзлись хляби небесные». А куда направляются воды потопа, если север перекрыт дамбой? Вода просачивается на юг, через Босфор, который тогда был еще перешейком, и заполняет сильно обмелевшее Средиземноморье.

Что сегодня осталось от некогда обширного пресного внутреннего моря, которое Карнаухов называет «Евразийским океаном»? Это Балатон в Венгрии, Каспий, Арал и озеро Маныч-Гудило на Кубани (на месте древнего Манычского пролива, соединявшего основную часть Евразийского океана с акваторией Черного моря).

Только президент не тонет

Свое открытие Алексей и Валерий Карнауховы назвали «теорией релаксационных оледенений». Сейчас, считают ученые из подмосковного Пущина, из-за локального потепления, вызванного огромными выбросами углекислоты над территорией Северной Америки, угроза быстрого наступления очередного оледенения стремительно приближается.

— Температура по мере развития парникового эффекта у побережья Северной Америки будет повышаться очень быстро, — говорит Алексей Карнаухов. — Самое опасное здесь — разогрев океанической воды, который спровоцирует выброс огромных масс углекислоты в результате «эффекта шампанского». Появление в атмосфере «океанического» углекислого газа приведет к дальнейшему разогреву, а это, в свою очередь, будет способствовать поступлению дополнительного СО2 из океана. Подобная положительная обратная связь сделает парниковый эффект необратимым и неуправляемым.

Источник: Совершенно секретно

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,377 сек. | 12.46 МБ