Америка строит империю

То, что Америка строит именно империю, наиболее полно и убедительно доказали итальянский журналист Тони Негри и американский политолог Майкл Хардт в своем совместно написанном труде «Empire» — «Импе­рия». Выступая с левых позиций, что в эпоху конца иде­ологий выглядит весьма неубедительно, они тем не ме­нее подводят серьезную доказательную базу именно под утверждение об американской империи. Исполь­зуя левую терминологию, они замечают, что носителем Труда в эпоху постмодерна становится не рабочий класс, но «множество» (multitude). Подобной же пози­ции придерживается и французский философ Ален Де Бенуа, утверждающий, что глобализации, представляю­щей базу для американского имперостроительства, предшествуют сначала процесс атомизации — отрыва человека от корней, от естественных связей, делающих его неуязвимым для «системы» или «империи» в поня­тиях Негри и Хардта, а затем процесс массификацш — превращающий теперь уже обездоленных, разорванных ин­дивидуумов в обезличенную массу для простоты управле­ния ею со стороны «системы». Таким образом американ­ская империя опирается именно на управляемого инди­видуума, на социальный атом, представляющий собой, в терминах Алена Де Бенуа, «источник производства и потребления».

Продолжая цепочку левых сопоставлений, Негри и Хардт указывают на то, что вместо марксистской «дис­циплины» победивший капитал использует «контроль». «В планетарном масштабе учреждается общество надзо­ра, то есть создается целая серия методов и технологий, которые позволяют отслеживать поведение людей, про­верять, не отклоняются ли люди от норм», — вторит Нег­ри и Хардту основатель европейского движения «новых правых» Ален Де Бенуа. К «контролю» Де Бенуа относит как контроль за общением, начиная с прослушивания телефона и заканчивая установкой систем видеонаблю­дения, так и использование различных электронных ме­тодов слежения, которые позволяют определять, где лю­ди находятся, чем они занимаются, каковы их вкусы, за­нятия и т.д. И здесь Ален Де Бенуа констатировал даже некоторый парадокс: «Именно наиболее развитые с тех­нологической точки зрения общества сегодня располага­ют целым арсеналом средств для того, чтобы шпионить за согражданами, коими средствами не располагал ни один тоталитарный режим в прошлом».

Вместо же ставшего привычным для нас «государства» Негри и Хардт выявляют становление планетарных сетей. Именно «сети» являются базой строительства планетар­ной американской империи. Империя простирается туда, где есть сеть.

Негри и Хардт совершенно справедливо настаивают на том, что «империя» не имеет ничего общего с класси­ческим «империализмом». Классический империализм оперирует понятиями метрополия и колония или центр и периферия. И колония, и периферия — это то, что физи­чески освоено метрополией или центром, то, куда сту­пала нога представителя империи. Структура же импе­рии в постмодернистском смысле такова, что включает в себя любую зону, попавшую под контроль империи, который не обязательно выражается в физическом при­сутствии. Достаточно присутствия в этой зоне подклю­ченной сети, а порой достаточно даже медийного при­сутствия.

«Империя» децентрирована, она не имеет единой метрополии. Этот фактор предопределен структурой «сети», лежащей в основе постмодернистской «импе­рии». Там, где присутствует имперская сеть, там есть и узел сети — ее локальный центр. Множество центров, созданных по единому мировоззренческому шаблону, но разных по структуре, в свою очередь, предопределя­ют то, что «империя» заведомо и изначально планетарна и универсальна.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,102 сек. | 12.49 МБ