Американская сетевая глобализация

Глобальный мир — это совершенно реально и всерь­ез. И, как справедливо показывают Негри и Хардт, этот мир создается «как бы на пустом месте». «Локально­сти», «особенности», «национальная, этническая, куль­турная» самобытность — все это в нем вежливо игнори­руется, либо рассматривается как фольклор, либо поме­щается в резервацию, либо подвергается прямому геноциду. Ален Де Бенуа называет это «гомогенизацией на планетарном уровне». По его утверждению, глобали­зация создает однородные образы и способы жизни, приводит к униформизации поведения в ущерб народ­ной культуре, то есть к «сокращению человеческого раз­нообразия». Де Бенуа называет это «распространением и расширением идеологии «одинаковости» и «того же са­мого», вследствие чего человек становится одним и тем же везде, и, таким образом, этот человек должен везде создавать одни и те же политические и культурные сис­темы в ущерб разнообразию культур народов, наций, их образов жизни. Такой человек считается включенным в американскую «империю», которая создается на пустом пространстве, а в ее сеть, предвосхищающую появление «империи», включаются только те, кто ею же и постули­руется. Иными словами, «империя» не имеет дела с го­сударствами и народами, она предварительно крошит их до качественного «множества», а потом механически суммирует в «массы».

«Империя» приходит не извне, она прорастает сквозь, она обнаруживает свои сетевые узлы сама собой и постепенно интеллектуально, информационно, эко­номически, юридически, психологически интегрирует в себя. Но эта интеграция означает полную утрату иден­тичности — об этом Негри и Хардт говорят вполне оп­ределенно. «Империя» основана на том, что не призна­ет никакого политического суверенитета ни за какой коллективной сущностью — будь то этнос, класс, народ или нация. На то она и «империя», чтобы постулиро­вать тотальность и вездесущесть своей власти.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,102 сек. | 12.53 МБ