Аристотель и другие мыслители прошлого

Греческий философ Аристотель, живший в IV веке до и. э.,— одна из самых известных личностей в истории. Разумеется, современным людям многие его взгляды ка­жутся просто нелепыми. Аристотель по-своему пытался объяснить все природные явления. В те времена люди еще не владели методами строгого научного анализа, ко­торые сейчас лежат в основе наших исследований явле­ний природы.

Современные научные представления основываются на объективном анализе тщательных наблюдении. Зада­ча исследователя заключается в выборе достоверной информации о том или ином природном явлении, а не в по­иске подтверждения априорной идеи. Сопоставляя и ло­гически анализируя твердо установленные факты, уче­ные выявляют законы развития природных процессов. Если какой-либо вывод сомнителен или высказывается лишь в качестве предположения, то его рассматривают как гипотезу или же просто как предположение, которое нуждается в дальнейшем уточнении.

Вызывает некоторое удивление тот факт, что древние философы — люди в высшей степени одаренные — не смогли усвоить основное требование научной объектив­ности: верить только тому, что со всей очевидностью вы­текает из наблюдений и поддается логическому объясне­нию. Выдающимся мыслителям, в частности Аристотелю, непростительны заблуждения об истинной сущности "мно­гих природных явлений.

Для Аристотеля «привлекательность» его собственной идеи была главным мерилом ее ценности. Обладая бога­тым воображением, он мог привести доводы в пользу лю­бого предположения — что и делал, отбрасывая не устраи­вающие его факты! Он украшал свои тщательно отшли­фованные рассуждения пышными фразами, словно именно это делало их более убедительными и бесспорными. По­этому многие его утверждения фантастичны и смехотвор­ны. Но это его нисколько не беспокоило. Он рисовал ши­рокую картину природных явлений, которая не имела ровно никакой ценности. Некоторые его воззрения сохра­нились до наших дней, время от времени они неожиданно всплывают, вызывая раздражение своей полнейшей не­лепостью.

После долгого обсуждения трудов Демокрита и других философов Аристотель предложил собственное объясне­ние причин землетрясений со множеством самых фанта­стических подробностей. Он, например, сравнивал земле­трясения с приступами озноба у людей, больных лихорад­кой, и впервые ввел понятие о четырех элементах: этими элементами, позднее всеми признанными, являются огонь, воздух, вода и земля. По мнению Аристотеля, именно раз­личными их сочетаниями объясняются такие хорошо из­вестные природные явления, как ураганы, извержения вулканов и землетрясения. Из его пространных трактатов о сущности явлений мы узнаем, что землетрясения вызы­ваются главным образом просачиванием заключенного в пещерах под большим давлением воздуха.

Это представление Аристотеля не отличалось новиз­ной. Подобные идеи высказывались и другими мыслите­лями древности. Так, живший в I веке н. э. римский фило­соф-стоик Сенека спрашивал: «Может ли кто сомневаться в том, что Тера и Теразия в IV веке до рождества Христо­ва и этот остров, буквально на наших глазах поднявший­ся со дна Эгейского моря, появились на свет божий под давлением воздуха?»

Аристотель считал также, что землетрясения чаще все­го происходят во время лунных затмений и сильнейших ураганов. Но и эти его утверждения не верны. Ошибочные представления о связи землетрясений с метеорологиче­скими условиями, которым, по-видимому, еще долгое вре­мя суждено вводить людей в заблуждения, надо полагать, стали популярными благодаря необузданной фантазии

Аристотеля. Более того, его Трактаты — это неисчерпае­мый кладезь и других, не менее фантастических пред­положений.

Почти два тысячелетия спустя Шекспир в своей драме «Генрих IV» представил образную картину лондонского землетрясения 1580 года. Один из героев пьесы, Глендаур, сравнивает Землю с живым существом: «Земля до осно­ванья содрогалась, как жалкий трус». В «Макбете» мы также читаем: «И говорят, как в лихорадке тряслась земля».

Английский писатель Томас Твайн, очевидец лондон­ского землетрясения, дал более полное его описание. Наблюдения Твайна отличаются достоверностью и точно­стью, хотя форма изложения кажется нам несколько архаичной. В его труде, название которого я не могу удержаться от искушения процитировать, приведена ис­ключительно ценная информация о землетрясении, а на­зывается он так: «Краткий, но обстоятельный трактат о причинах, признаках и последствиях всех землетрясений вообще; с особым вниманием обсуждается удивительное и страшное деяние Всевышнего — сотрясение не только города Лондона, но и большей части Англии, случившее­ся около шести часов вечера в последнюю пасхальную среду, в день 6 апреля 1580 года после рождества Христова».

В этом трактате Твайн пишет, что некоторые люди «треск деревянных перегородок приписывали крысам или мышам; покачивание кроватей, столов и стульев — соба­кам… колебания заставили колокола в некоторых церквах прозвонить единожды или дважды…» В приведенном от­рывке со всей очевидностью проявляется двойственность взглядов Твайна на причины землетрясений: будучи верен традиционным представлениям Аристотеля, с одной сто­роны, он начинает придерживаться мнения о божественной природе землетрясений — с другой. В ту эпоху уже утвер­дились взгляды, что все на земле совершается по воле бога. В этом нет ничего удивительного — ведь причины природных явлений и механизм их осуществления были не подвластны пониманию людей.

Разумеется, все это мы говорим не в упрек Шекспиру или Твайну, которые придерживались фантастических представлений о землетрясениях; они не были учеными и жили в мире, полном суеверий.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,141 сек. | 12.51 МБ