Экономическое разрушение СССРр осуществляло его руководство?

Весной 1969 г. министерство сельского хозяйства США в своем докладе госдепартаменту и президенту о тенденци­ях развития общемирового сельского хозяйства отметило, в частности, что «беспрецедентно ошибочные мероприя­тия советского руководства в региональной политике и в сельском хозяйстве, включая, например, методы освоения целинно-залежных земель и распространения посевов ку­курузы, ликвидацию травопольных севооборотов, приуса­дебных хозяйств колхозников и скота на личных подворьях, устранение так называемых «неперспективных» деревень в РСФСР, приведут к деградации советского сельского хозяй­ства и к растущей зависимости СССР от импорта сельхоз­продукции. Что… скажется на экономике, обороне, внутрен­ней стабильности и внешнеполитических возможностях СССР и его союзников…». Увы, эти прогнозы сбылись.

Открывающиеся ныне архивы ряда министерств и ве­домств бывшего Советского Союза свидетельствуют: кру­шение советской экономики началось отнюдь не в «горба­чевский» период. В тот период оно завершилось, а проис­ходило со второй половины 1950-х гг. Причем этот процесс ускорил свои темпы с 1970-х. И, прежде всего, — в сельском хозяйстве и пищевой промышленности.

Похоже, именно под эгидой высшей партийно-государственной власти, точнее — деятелями и структура­ми, весьма влиятельными и обладавшими большими «руко­водящими» правами, — проводилась линия на постепенное разрушение советской экономики, в том числе агропромыш­ленного комплекса.

Ибо, например, многочисленные предложения исследо­вательских институтов и отдельных ученых по исправле­нию ситуации в АПК, адресованные союзным, республи­канским ЦК, Совмину, Госплану, либо «отправлялись под сукно», либо… возвращались авторам.

Причем уже в середине 1970-х гг. стали «открыто» защи­щаться диссертации о долговременной пользе импорта зер­на, в первую очередь — из США (а, скажем, не из Канады, Австралии, Аргентины).

На ту же тему с того времени стало появляться всё боль­ше монографий «хрущевско-брежневских» ученых…

Конечно, это делалось с расчетом на благоприятную ре­акцию в Вашингтоне, и она, по крайней мере, на словах, — никогда не запаздывала. Зато советская статистика всё бо­лее скрывала реальное положение дел во всех отраслях. Оно если и прорывалось в печать, то резко ограниченным тиражом, а то и вовсе для «служебного пользования».

Автору данного материала довелось работать в структу­рах Госплана СССР в 1980-е гг. Сейчас, когда некоторые его документы разрешены, скажем так, к «открытому оглаше­нию», причины и этапы крушения экономики нашей стра­ны, в том числе ее сельского хозяйства и связанных с ним перерабатывающих отраслей, становятся понятными. Но в те годы было, к примеру, непонятно: почему закапываются в землю, гниют в канавах и скрываются статистикой колос­сальные урожаи плодоовощей, винограда, бахчевых, цитру­совых, ягод, лекарственных трав, «излишки» молока, бара­нины, мяса домашней птицы. И даже зерна. И ведь сколько председателей колхозов и совхозов из-за этого покончили жизнь самоубийством!..

Документы отвечают: это делалось для того, чтобы на­меренно стимулировать импорт сельхозпродукции и, тем самым, посадить все республики СССР «на иглу» увеличи­вающихся поставок этих товаров прежде всего с Запада.

Поэтому неудивительно, что к концу XX века СССР, а за­тем Россия и СНГ превратились в стабильных импортеров любого продовольствия любого качества, по любым ценам и в растущем объеме.

В этой связи только один характерный пример. В кол­хозе Каширского района Подмосковья, где автору, в числе многих других горожан, довелось, что называется, «отбыть повинность» осенью 1983 г., грузовик с нами долго ехал по посевам капусты, что хрустела под колёсами. Словно коле­совали скелеты… Мы спросили шофёра — а чего же едем по капусте, которую приехали собирать, в помощь селянам? Нам ответили: «А это «неучтёнка». Внеплановый, лишний урожай. Вот и велели его уничтожить как угодно…»

Что же, цель оправдывает средства. Поэтому сделаем хотя бы краткий экскурс по уникальным советским печат­ным изданиям весьма ограниченного тиража и по другим источникам, показывающим, что целенаправленное уни­чтожение советской экономики началось задолго до заклю­чительной «перестройки»…

Куницып А.В. Экономические отношепия стран СЭВ с США. М.: Наука. 1982, тираж 3250 экз.:

«…Приобретая кормовое зерно и другую сельскохозяй­ственную продукцию в США, страны СЭВ используют пре­имущества международного разделения труда, связанные как с природно-климатическими, погодными условиями, так и с технико-экономическими факторами производства и распределения. Например, Советскому Союзу экономически целесообразнее ввозить зерно на Дальний Восток из США и других стран, чем транспортировать его на громадные рас­стояния по железной дороге с Украины или Казахстана (но расстояние от советского Дальнего Востока до Казахстана с Украипой даже меньше расстояния от этого региона РСФСР до США без учета Аляски!.. — Л.Ч.) Дополнительные за­купки американской сельскохозяйственной продукции по­могли нашей стране ослабить негативные последствия крайне неблагоприятных погодных условий отдельных лет. Среди стран СЭВ СССР остается основным покупателем зерна из США (73 % совокупного зерноимпорта странами СЭВ из Соединенных Штатов). В 1975—1979 гг. зерновые составляли 60 % советского импорта из США…

Как отмечает советский экономист М. Максимова (см.: «СССР и меяодународное экономическое сотрудничество». М.: Мысль, 1977), закупки нашей страной за рубежом про­довольствия помогай избежать перебоев в снабжении насе­ления продуктами питания, возможных из-за трудных усло­вий засухи, в которых оказался ряд крупных сельскохозяй­ственных районов СССР в эти годы…».

«Вопросы совершенствования перевозок скоропортя­щихся продуктов». М.: НИИ комплексных транспорт­ных проблем при Госплане СССР, вып. 28, 1972, тираж 400 экз.:

«…Организация перевозок на всём пути следования ско­ропортящихся продуктов существенно отстаёт от предъяв­ляемых требований. Скорость доставки низкая, а некоторым таким грузам даже снижается. Процент порчи и предъявле­ния нестандартной продукции остаётся всё ещё высоким. Предварительное охлаждение плодов и овощей не органи­зовано, не налажен подвоз грузов к железнодорожным стан­циям и их своевременный вывоз, медленно разгружаются вагоны со скоропортящимися грузами. Глубокозаморожен-ные продукты из-за неприспособленности подвижного со­става и отсутствия в торговой сети соответствующей мощ­ности холодильников поступает к потребителям в разморо­женном состоянии и в нетоварном виде.

Свежее (парное) мясо, с развитием холодильного хозяй­ства, вообще перестали продавать в магазинах даже круп­ных городов. Снабжение охлажденным мясом организовано всё ещё плохо-Отсутствие единой технической политики в области выращивания, заготовок, транспорта, хранения и реализа­ции плодов и овощей является одной из главных причин высоких потерь скоропортящихся продуктов в сфере рас­пределения. «Кустарные» формы выполнения начальных операций по заготовке плодов и овощей, плохая организа­ция их перевозки и начального хранения перед отправкой магистральными видами транспорта приводят к высокой себестоимости этих продуктов. Несвоевременный и недо­статочный завоз особенно ранних плодоовощей в районы потребления приводит к очень высоким ценам, с помощью которых покрываются все недостатки в организации до­ставки плодоовощей…

Трагизм положения в том, что наши организации не за­интересованы в сокращении потерь скоропортящихся про­дуктов. Так как эти потери возмещаются населением, вы­нужденным покупать порой недоброкачественные, зато до­рогие продукты питания.

Разница между заготовительными, оптовыми и рознич­ными ценами столь велика, что она с лихвой покрывает все неполадки в организации доставки плодоовощей. Из­держки, связанные с распределением выращенного урожая, часто превышают его стоимость в пунктах заготовок. Ве­личина потерь в сфере распределения нередко достигает половины стоимости выращенного урожая. Таким образом, в настоящее время организация материального потока ско­ропортящихся продуктов превращается в крупнейшую на­роднохозяйственную проблему…

Отсутствие механизации погрузки, выгрузки и перегруз­ки скоропортящихся грузов и широкое применение ручного труда на этих тяжелых работах, помимо высокой стоимости грузовых работ, приводит к излишним простоям дорого­стоящего подвижного состава, порче груза из-за нарушения режима холодильной цепи, излишнему расходу холода…

Сроки доставки скоропортящихся продуктов не выпол­няются и при нарушениях графика движения холодных по­ездов по причине неисправностей или недостаточной про­пускной способности на ряде направлений сети железных дорог…

По данным НИИ торговли и общественного питания, общие потери составляют от 30 до 50 % количества реа­лизованной населению свежей продукции. Очень велики издержки по завозу и хранению картофеля и овощей. По расчетам того же института, расходы по завозу и хранению, например, на 1 тонну реализованного полноценного карто­феля приближаются к себестоимости его производства…

Наличие большого количества заготовительных организа­ций и отсутствие у них материалыю-техшгческой базы по хра­нению, транспортировке и переработке продукции приводит к тому, что они зачастую не могут принять выращенный урожай, и тысячи тонн помидоров, огурцов, яблок подвергаются порче и идут на корм скоту. В результате, колхозы и совхозы несут большие убытки, из-за чего сокращается овощеводство. Про­блема сбыта уже стала настолько сложной, что часто урожай легче вырастить, чем реализовать. Десятки ведомств и учреж­дений занимаются вопросами заготовки, транспортировки, хранения сельхозпродукции, но по существу никто не несёт должной ответственности за их решете в целом…

Грузоотправители не несут ответственности за отгрузку некачественной продукции, а заготовители сами оценивают качество отгружаемой продукции, что зачастую приводит к фактам завышения качества и показателей рентабельности и транспортабельности. Вследствие такой практики нано­сится многократный ущерб, и, по существу, неполноценный продукт засчитывается в выполнение плана…».

«Коммунистический режим и народное сопротивле­ние в России: 1917—1991». Москва—Франкфурт: Посев, 1997:

«…В 1970—1985 гг. была удвоена площадь осушенных земель — то есть уничтоженных болот — ценнейшего «пи­томника жизни» и естественного регулятора стока воды. Это привело, особенно в Аральском бассейне и российском Нечерноземье, к падению уровня грунтовых вод, пересы­ханию ручьев и озер, падению плодородия почвы, паде­нию животноводческого поголовья из-за растущей нехват­ки естественных пастбищ, кормов и к обеднению флоры и фауны. Во многих регионах вообще исчезли грибы и яго­ды, ухудшилось качество лесов. Усугубило эти процессы, как и кризис в животноводстве, безоглядное использование химических удобрений и ядохимикатов, которые нанесли трудновосстановимые потери на огромных территориях. И директивный запрет «сверху» травопольных севооборо­тов, которые стали препятствием для повсеместного рас­пространения кукурузы…

Большие сельхозплощади и другие земельные угодья, из-за упомянутых «экспериментов» и методов освоения целинно-залежных земель, повреждены быстро распро­страняющейся эрозией почвы. Что вскоре превратит многие российские земли в безжизненные полупустыни…».

«Материалы историко-архивных и экономических исследований», Владимир—Суздаль, 1997: Из послед-пего слова па суде (1968 г., Ленинград) Михаила Садо, зампредседателя подпольного «Всероссийского христи­анского союза освобождения парода»:

«Милитаристский принцип организации компартии ис­ключает всякий демократизм и всякую живую деятельность в се рядах. Вся история этой партии показывает, что, чаще всего, она не способна противиться воле руководства, что она является пассивным орудием олигархии…

Вслед за культом Сталина уже начинался культ Хрущева, и положение в стране еще более ухудшилось. Рабство, аван­тюризм, бесхозяйственность, несправедливость так и кри­чали на каждом углу. Промышленные производства были захламлены. Перерасход сырья стал обычным явлением. Хищения, взяточничество, приписки приняли колоссаль­ные размеры.

Сельское хозяйство являло картину полнейшего разгро­ма. Колхозники зарабатывали по 25—30 рублей в месяц, но труд их был ужасен. Я сам не раз видел, как эти бедные люди с утра до ночи ползали на четвереньках под дождем, убирая картофель. Но и картофельные поля часто остава­лись неубранными.

А в это время Хрущев со своей семьей разъезжали по миру, произнося идиотские речи, которых не мог не сты­диться ни один уважающий себя русский…

Произошло повышение цен на мясо и молочные про­дукты, пшеница стала покупаться за рубежом. Последовали авантюры с денежной реформой, государственными займа­ми. В стране создавалась напряженная обстановка, привед­шая к массовым выступлениям против «советской» власти и КПСС в Новочеркасске, Краснодаре, Караганде, Тбилиси, Сумгаите, Грозном, других местах.

Я был уверен, что мы стояли тогда на пороге внутренней катастрофы, которая могла бросить страну в непредсказуе­мый хаос. Россия — мое Отечество, моя мать. Мог ли я спо­койно смотреть, как гибнет моя мать?!..»

Словом, АПК и, пожалуй, вся экономика СССР кати­лись по наклонной плоскости примерно со второй полови­ны 1950-х, а стимулировалось это сверху. По крайней мерс, не без соучастия правящей номенклатуры и её «наместни­ков» создавались все условия, необходимые для подготовки и быстрого осуществления «горбачевской перестройки», приведшей в считанные годы к распаду СССР, дискредита­ции и развалу КПСС. В этой связи провидцем оказался Мао Цзэдун, заявивший в письме Хрущеву еще в 1962 году: «Вы начали со Сталина, а завершите дело Советским Союзом».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,161 сек. | 12.52 МБ