Главная военная тайна США. Предисловие

 

Книга Валерия Коровина «Сетевые войны» — это действительно политический ликбез, своего рода учеб­ник по сетевым войнам для практического применения, способный навести порядок в головах и разложить по полочкам огромный поток разноречивых мировых со­бытий.

Книга Валерия Михайловича Коровина — это и серьезное научное исследование по геополитике и сете­вым войнам, и, одновременно, самая что ни на есть прикладная политология, и даже политическая практи­ка — ее отражение в текстах. Когда автор на примере урегулирования конфликта на Северном Кавказе дока­зывает сетевой принцип ведения войны США против России, когда он на материале анализа отношений ме­жду субъектами Федерации и Центром рассматривает проблемы внутрироссийской геополитики сегодняшне­го дня, он выступает и как аналитик, и как ученый, формирующий национальное самосознание граждан на­шей страны. Заслуга Коровина в том, что он не лозунга­ми, а аналитическими материалами, а также вытекаю­щими из этих материалов аргументами убеждает читате­ля в том, что только крепкое имперское государство, строящееся как союз народов, объединенный единым мировоззрением, единой цивилизационной парадиг­мой, жизнеспособно в современном мире. Только в этом качестве Россия имеет будущее. Из России не выйдет ординарного национального государства, она просто исчезнет, если попытается раствориться в кос­мополитическом проекте единого глобального мира псевдолибералов. Лишь имперская позиция могучей страны, крепкой исполнительной власти, на фоне взаи-мообогащающей культуры наших народов, объединен­ных русским языком и православием, сможет обеспе­чить достойный отпор современным вызовам. Только такое будущее может гарантировать России мир, ста­бильность и благополучие в семьях ее граждан. Огром­ное спасибо автору за его работу!

Книга молодого политолога, публициста, лидера Ев­разийского союза молодежи Валерия Коровина посвя­щена сетевым войнам, а также геополитическим вопро­сам. Это своего рода маршрутизатор для понимания и отслеживания тех тенденций, которые разворачиваются в современном мире. Для того, чтобы понять значение и важность этой книги, надо сказать несколько слов о геополитике как методе.

После того как произошел крах советской системы, всему мировому сообществу стало очевидно, что идео­логическое объяснение и интерпретация международ­ных событий более не является не только единствен­ным, но и вообще не отвечает ни на какие вопросы, не помогает понять, что происходит с нами. Возник идео­логический вакуум, поскольку с распадом одного из полюсов двухполярной системы по сути дела распался Ялтинский мир, распалась биполярная логика и идео­логическое обоснование международной структуры отношений.

Новая архитектура мира начала складываться на на­ших глазах, и сразу стало очевидно, что у мирового со­общества в данном случае нет адекватного инструмен­тария для того, чтобы осознать фундаментальное изме­нение этой архитектуры. Таким инструментом с конца 1980-х гг. сделалась все более возрастающая в своем значении геополитика как метод, как модель интерпре­тации, как инструмент анализа международной ситуа­ции, как способ мышления, объясняющий процессы международной политики. Несмотря на то, что сразу же появилось множество учебников, материалов, текстов, книг, пособий по геополитике, специфика этого метода была настолько необычной, непривычной для междуна­родного сообщества, привыкшего мыслить в идеологи­ческих категориях, что до сих пор теории самых разных геополитических школ многим кажутся экстравагантны­ми, необязательными, причудливыми и маргинальны­ми. И, тем не менее, геополитика с каждым днем завое­вывает все больше и больше внимания. Создаются но­вые школы геополитики, поскольку в этой дисциплине чрезвычайно важно, где находится наблюдатель, как в квантовой механике — от самого инструмента наблюде­ния, позиции наблюдателя в том числе, зависит осмыс­ление и описание процессов, проходящих на субмоле­кулярном уровне, на уровне квантов. Точно так же в геополитике принципиальным является местонахожде­ние наблюдателя. Не существует какой-то одной, еди­ной, «объективной геополитики». Существуют правила, по которым действуют различные геополитические фи­гуры, существуют закономерность и взаимосвязанные логические процессы, но от того, где находится чело­век, описывающий геополитическую систему, на чьей стороне он играет, зависит вся логика, и структура его объяснений. Вот такая любопытная, интересная мо­дель, очень напоминающая во многих параметрах при­вычную, но более не действенную для нас идеологиче­скую модель. Марксисты давали марксистский анализ ситуации, либералы, представители буржуазно-демо­кратической идеологии, давали либеральный анализ ситуации, но там было важно идеологическое ситуиро-вание человека, того, кто дает оценку происходящему. В нашем случае гораздо важнее не идеологическое си-туирование, а пространственное. То есть геополити­ка — это дисциплина, которая призывает мыслить про­странственно. Сетевые войны, в этом смысле, есть тех­нологическое продолжение геополитики, реализованное в современных, постмодернистских условиях. Задачей сетевых войн для США является «внушение всем мысли об отказе и бессмысленности военной конкуренции с США», а это означает, что любые попытки России вы­строить систему стратегической безопасности, исходя из своих собственных интересов и с опорой на сохране­ние и укрепление своей геополитической субъектности, будут системным образом срываться в результате после­довательных, тщательно просчитанных и системных се-тецентричных операций. Ведь Америка реализует про­тивоположенную нам, атлантистскую геополитическую стратегию.

Книга Валерия Коровина в смысле позиционирова­ния её автора является значимой вехой в развитии фун­даментального внедрения в российское общественное, политологическое, международное самосознание норм и принципов российской геополитической школы, ко­торую вполне уместно назвать евразийской геополити­кой. Неслучайно автор этой книги является одним из создателей, вместе со мной и с группой моих последова­телей, Международного «Евразийского движения» и лидером Евразийского союза молодежи. Это означает, что евразийское позиционирование осознается и при­знается автором как точка отсчета. Это упрощает мно­roe для понимания его идей, поскольку с самого начала мы знаем, каких взглядов придерживается автор. Он го­ворит «да» факту своего рождения, своей принадлежно­сти к России, своей этнической и исторической иден­тичности, и это является неким предисловием к его ис­следованию, ничуть не лишая его объективности, достоверности и убедительности. Это геополитический взгляд человека, который осознает свою евразийскую, то есть русскую, российскую идентичность и смотрит на большую «шахматную доску», о которой писал Бже-зинский, с евразийской точки зрения. И вся оптика, вся методология описания геополитической ситуации оп­ределяется этой осознанной, принятой, закрепленной, осмысленной и волевым образом избранной и под­тверждённой идентичностью. С этих же позиций автор развивает и ответную технологию противостояния сете­вой войне, ведущейся Соединенными Штатами против России. Иными словами, идентичность автора в данном случае имеет очень большое значение. Таким образом, в книге Валерия Коровина мы имеем дело с документом, развивающим основные постулаты евразийской геопо­литической школы и технологические методики сетево­го противостояния.

Евразийство представляет собой явление много­сложное, оно имеет чисто философский, общественно-политический, организационный, структурный уров­ни, но на уровне геополитики евразийство — это как раз одна из двух глобальных геополитических систем взгля­да на архитектуру мировых процессов. Как же автор описывает эту складывающуюся перед нашими глазами архитектуру нового мира, архитектуру геополитики XXI века?

Следуя за классической теорией больших про­странств, которая была описана известным геополити­ком и одним из крупнейших философов Карлом Шмит-том и которая внесла наибольший вклад в историю нау­ки, Валерий Коровин оперирует базовым, ключевым для него понятием — Империя. Империя не как исто­рическая ностальгия по колониальным эпизодам на­циональной истории, — хотя надо отдать должное, что они обладали определенным шармом — для любого русского человека слово «империя» является эмоцио­нально, эстетически, психологически позитивно нагру­женным, — в этом контексте Коровин использует тер­мин «империя» лишь отчасти. Империя используется автором как геополитическая категория. По сути дела, Империя в геополитической модели — это понятие, ко­торое обращает нас не к прошлому, а к настоящему и, особенно, к будущему. Империя в геополитическом контексте является сугубо техническим, методологиче­ским определением большого пространства.

Согласно основной базовой аксиоме современной геополитической картины, в данный момент мы нахо­димся в процессе выяснения основного и главного, первоочередного и фундаментального параметра буду­щего мира: будет ли этот мир однополярным, или он бу­дет многополярным.

И однополярность, и многополярность уже несут в себе отсылку к империи. И принцип империи в обоих случаях — и в случае возможной однополярности, и в случае альтернативной возможности многополярно­сти — является центральным геополитическим концеп­том. Коровин объясняет нам различия версий того фун­даментального геополитического выбора, в котором мы живем. Это не выбор между государством-нацией и им­перией, это не выбор между гражданским обществом и империей, это не выбор между империей и неимперией. Это выбор между империей и империей.

О чем идет речь? Дело в том, что однополярный мир представляет собой как раз модель империи, но только одной империи, в единственном числе. И уже в первой части своей работы Валерий Коровин описывает основ­ные параметры того американоцентричного однополяр-ного мира, который стремится навязать человечеству единую империю. Называется эта империя Единым ми­ром, Новым мировым порядком, глобальным граждан­ским обществом или мировым рынком, но, по сути, все чаще и чаще, начиная с 2000-х годов, американские поли­тологи, особенно неоконсервативного толка, называют вещи своими именами и говорят о том, что Америка строит Мировую империю. Главные теоретики неокон­сервативного направления называют Америку «Лучшей империей» в единственном числе и рассматривают ее со знаком «плюс». Вот такая империя, идея установления однополярного мира с общим экономическим, культур­ным, политическим, социальным и информационным кодом представляется американцам. Этот код является развитием или проекцией американской политической и социально-экономической модели, где глобальный ры­нок и либеральная демократия берутся в качестве поли­тической системы, а гражданское общество в качестве юридической основы. Вот это — империя, которая на наших глазах активно творится американцами за наш счёт. Все то, что противостоит им в активном строитель­стве, все то, что бросает вызов этому американскому од-нополярному миру, они заносят в категорию «оси зла». А технологией строительства американской империи яв­ляются сетевые войны. Для этого США и создают свои «сети». По сути, создание «сети» в том смысле, в каком это имеют в виду стратеги Пентагона, это выстраивание системы глобальной доминации американской империи надо всем миром, т.е. постмодернистический аналог ко­лонизации и подчинения, только осуществленные в но­вых условиях, в новых формах и с помощью новых средств. Здесь необязательна прямая оккупация, массо­вый ввод войск или захват территорий. Излишни армей­ские действия и огромные военные траты. Сеть — более гибкое оружие, она манипулирует насилием и военной силой только в крайних случаях, и основные результаты достигаются в контекстуальном влиянии на широкую совокупность факторов — информационных, социаль­ных, когнитивных и т.д. Здесь не следует заблуждаться: строя глобальную сеть, США строят американскую сеть, сеть, действующую в их интересах. Глобализм происте­кает из того, что эти интересы сегодня глобальны, но как бы ни казалось на поверхности, сетевую войну ведут именно США и ведут ее против всех остальных стран и народов — как против врагов, так и против друзей и ней­тральных сил. Установление внешнего контроля и внеш­нее управление действиями и есть порабощение — толь­ко в эпоху постмодерна оно оформлено в иные образы, нежели в индустриальную эпоху. Но «сеть» — это не что иное, как система ведения войны и военных действий, даже если она подается как «благо» и «пик технического развития».

Главный вывод из знакомства с теорией сетецентрич-ных войн, предложенной в этой книге: эта война ведется против России и направлена, как и всякая война, на ее покорение, подчинение и порабощение, в каких бы тер­минах это ни преподносилось. Американская империя является главным содержанием международных процес­сов. Но в этой ли империи призывает жить нас Валерий Коровин? К этому ли он привлекает наше внимание?

Если мы внимательно вчитаемся в его тексты, мы поймем — речь идет о совершенно противоположен­ном. О том, что как раз этому американскому однопо­лярному проекту необходимо противопоставить альтер­нативу, некий принципиально иной мировой уклад. Но, как это ни парадоксально, когда мы начинаем всерьез, ответственно, опираясь на геополитический инструментарий, мыслить относительно этой альтерна­тивы, мы приходим к такому заключению, что альтер­нативой этой империи может быть только империя. Но не в единственном числе. Вопрос здесь ставится так: ли­бо одна империя, либо несколько. Вот в этом и заключа­ется специфика той фундаментальной геополитической проблемы, которая является главной и, я бы сказал, единственной глобальной проблемой в современном устройстве международной политики. Этому, по сути дела, и посвящена книга Коровина. В ней он разбирает различные аспекты деятельности, с одной стороны, тех, кто строит единую глобальную империю путем полити­ческих и сетевых процессов, путем дипломатии, путем создания агентуры влияния, путем конкретных, в ко­нечном итоге, военно-политических столкновений. С другой стороны, автор описывает тот сценарий, по ко­торому можно остановить, сорвать строительство этой однополярной империи и организовать новый много­полярный мир.

Многополярный мир, о котором говорит Коровин в своей книге, не может основываться на сохранении постялтинского «статус-кво». Полюсами этого много­полярного мира не могут быть национальные государ­ства, провозглашенные Вестфальской системой еще в XVII в. Уже в XX в. эти государства не могли бы на прак­тике в одиночку отстоять свои национальные интересы перед лицом, например, возможной угрозы извне. По сути дела, в XX в., после ликвидации Вестфальской сис­темы, в которой полноценным и абсолютным суверени­тетом наделялось национальное государство, государ­ства уже не могли самостоятельно отстаивать свой суве­ренитет. А в XXI в. мы еще дальше ушли от этого. И совершенно очевидно, что количество полюсов в мире не может быть равно количеству национальных госу­дарств. Полюсов будет намного меньше. Поскольку, только объединившись, различные национальные госу­дарства могут составить совокупно то общее стратеги­ческое, экономическое, политическое, военное, соци­альное пространство, которое способно по-настоящему защитить интересы, свободу, независимость и собст­венный путь всех тех народов и государств, которые объединились. Это и есть Империя, цричем Империя в данном случае не глобальная, а локальная, или регио­нальная. Примером такой империи современного типа является Евросоюз, поскольку сегодня страны Европы по отдельности не являются субъектами международ­ной политики. Они могут ими стать, только объединив­шись вместе.

Мы обречены на Империю. Но какой будет эта Им­перия? Мы можем ее ждать, и она объективно прихо­дит, она наступает. Но ют какой именно она будет — это в значительной степени зависит от нас. Будем ли мы пе­риферией колонизированного пространства американ­ской глобальной империи, либо мы будем основой и ядром новой Евразийской Империи. Это вещь, которую неверно просто ожидать или предчувствовать, предвку­шать, или, скажем, бездеятельно готовиться к ней. Эту вещь надо созидать. И тут мы переходим к другому ас­пекту книги Валерия Коровина.

Геополитика не только объясняет нам то, что проис­ходит в мире. И даже если бы она ограничивалась толь­ко этим, она уже была бы крайне важной и значимой для нас дисциплиной, поскольку понимать то, что про­исходит, очень важно для человека. Ведь человек — это существо понимающее, по определению. Но, кроме того, геополитика, особенно когда она становится инстру­ментом постоянного, ежедневного анализа событий, которые вокруг нас происходят, влечет за собой соуча­стие в практике. Геополитика приобретает так же прак­тическое содержание. И здесь чрезвычайно важно, что автор этой книги не является человеком чисто академи­ческой науки, который фиксирует и исследует какие-то абстрактно протекающие помимо его воли, без его уча­стия, процессы. Автор этой книги в полном смысле сло­ва — геополитик-практик, ангажированный в истори­ческие процессы, благодаря которым те или иные гео­политические тренды становятся реальностью.

Участие в деятельности Центра геополитических экс­пертиз и Евразийского движения, во всех его организа­ционных формах, за многие годы предоставило автору уникальную возможность оказаться вовлеченным в международную деятельность, принять участие во множе­стве конференций, переговоров, поездок, встреч, полити­ческих акций, направленных на укрепление евразийских позиций, как в самой России, так и за ее пределами. Ины­ми словами, за теоретическими выкладками Валерия Ко­ровина лежит прямое и непосредственное знание тех про­цессов, которые он описывает, причастность к ним. По­мимо теоретической подготовки автор имеет большой личный опыт соучастия во многих сетевых операциях, ведении информационных войн, а также в действиях по установлению конкретного геополитического влияния России в мировом пространстве. Это книга геополити­ка-практика, а не только теоретика, и это повышает ее ценность.

Несмотря на то, что постулаты и методологические обоснования геополитики являются в основном неиз­менными, относительная новизна этой методологии, а также ее маргинализация в XX веке заставляют, по ходу дела применяя ее основные принципы на практике, корректировать некоторые методологические аспекты. Тем самым практический опыт участия в геополитиче­ских процессах приобретает огромное теоретическое значение, поскольку позволяет корректировать саму методологию. Здесь можно привести один пример лич­ной работы автора в центре важных геополитических процессов. В начале 2000-х годов от лица Международ­ного «Евразийского движения» Валерий Коровин был делегирован для проведения интеллектуальных, кон­цептуальных, геополитических консультаций и обмена позициями с представителями радикальной чеченской оппозиции, в то время находившейся в состоянии воо­руженного противостояния с Россией. Этот опыт обще­ния с чеченскими сепаратистами и их идеологами дал автору возможность на практике осмыслить и оценить функционирование такого геополитического явления, как береговая зона «римланд», — поскольку за счет рас­ширения влияния на российские окраины с Кавказа американские геополитики пытались осуществить план удушения России через стратегию анаконды. То, что пи­шет Коровин о геополитике Кавказа, является не толь­ко результатом его теоретических исследований, но и опытом практического участия в согласовании позиций между теми силами, которые традиционно отстаивают евразийские центростремительные интересы на Кавка­зе, привязывая его к России, и теми силами, которые пытаются Кавказ от России оторвать. Вот пример уча­стия автора этой книги в конкретной геополитической сетевой операции. Операции чрезвычайно важной для своего времени, демонстрирующей, что геополитика становится ценной и приобретает свое подлинное зна­чение тогда, когда сталкивается с практикой и может влиять на те исторические процессы, хотя бы в какой-то мере, которые развертываются в мире и касаются ка­ждого из нас.

После появления моего хрестоматийного труда «Ос­новы геополитики» и создания на его основе россий­ской геополитической школы, в России возникла целая волна подражателей. Я видел множество изданий учеб­ников по геополитике, в которых просто по логике «кат & пейст» перепечатывались целые куски, выдранные из моих книг. И часто авторы даже не удосуживались по­менять номера страниц на картах, которые они скани­ровали без всяких ссылок из «Основ геополитики» и публиковали как свои собственные. В России плагиат и пародия обычно идут вслед за освоением оригинала, но, к моему большому сожалению, волна полуосмысленных, халтурно сделанных плагиаторских подделок предшест­вовала появлению достаточно ортодоксальных исследо­ваний, которые можно было бы с полным основанием обозначить как знаковые разработки, исследования подлинной евразийской геополитической школы. И в отношении Валерия Коровина очень приятно конста­тировать, что это — настоящее произведение талантли­вого, последовательного единомышленника, в некото­ром смысле ученика.

Книга Валерия Коровина является чрезвычайно ценной, поскольку показывает становление пусть не­сколько задержавшейся по времени, но зато ортодок­сальной и последовательно русской геополитической школы и является серьезной вехой на пути формирова­ния ответных евразийских сетевых технологий. Ведь единственным теоретически стройным ответом со сто­роны России, если она, конечно, намерена сопротив­ляться и отстаивать свою суверенность, т.е готова при­нять вызов сетецентричной войны и участвовать в ней, была бы разработка симметричной сетевой стратегии — с параллельным и стремительным апгрейдом отдельных сторон государства — управления, спецслужб, академи­ческой науки, технопарков и информационной сфе­ры — в сторону ускоренной постмодернизации. Опре­деленная часть российской государственности должна быть волюнтаристически и в авральном порядке очи­щена от сегментов американской сети, переведена в экстраординарный режим работы, наделена чрезвычай­ными полномочиями и брошена на создание адекват­ной сетевой структуры, способной хотя бы частично противодействовать американскому вызову. Необходимо разработать модель евразийской сети, вобравшей в себя основные элементы американского постмодерна и ин­формационного подхода, но направленной симметрично против вектора ее воздействия. Это невероятно трудная задача, но, не решив ее или даже не поставив ее, Россия обречена на поражение от сетевых технологий, с ко­торыми она по определению не справится. В согласии с сетевой стратегией здесь использована совокупность таких разнородных факторов, действующих синергети-чески, что даже отследить их взаимосвязь и конечную цель ни одна инстанция управления не в состоянии. Се­тевую войну можно выиграть только сетевыми средст­вами, адаптировав к собственным условиям и целям эффективные и стремительно развивающиеся техноло­гии, и эта книга является вкладом в развитие нашей, от­ветной технологии ведения сетевой войны.

Александр Дугин

 

Появление книги молодого политика Валерия Коро­вина — это, конечно, событие, потому что он берется за очень сложные темы, за перспективные темы для иссле­дования и показывает свой потенциал и свою способ­ность действительно эти темы раскрывать. И, безусловно, я приветствую, когда с позиции важности евразийского солидарного движения для стабилизации ситуации на планете в целом рассматривается проблема сетевых войн. Валерий взялся за проблему очень сложную, осо­бенно касательно оценки ситуации на Украине, кото­рая у многих российских политологов вообще непра­вильно раскрыта. Но вот как раз Коровин рассматрива­ет ее под совершенно правильным углом зрения и делает обоснованные оценки деятельности различных политических сил в Украине. Я думаю, что в дальней­шем он также будет включать в свои исследования ин­формацию, получаемую из разных регионов Украины, и будет использовать ее для того, чтобы делать свои оценки. Самое главное — чтобы было желание и дальше продолжать исследования именно под заявленным уг­лом зрения важности евразийского сообщества и про­блемы сетевых войн.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,125 сек. | 12.52 МБ