И опустилась земля!

К совершенно иным последствиям привело землетря­сение вблизи Нью-Мадрида, шт. Миссури. Оно началось 16 декабря 1811 года с сильного удара — первого из се­рии толчков, длившихся до марта следующего, 1812 года. Это землетрясение считают самым крупным в Соединен­ных Штатах Америки, но оно привлекло внимание так­же и по другим причинам: огромная сила землетрясения и вызванные им нарушения совершенно не характерны для таких низменных мест, как долина реки Миссисипи. По своим последствиям миссурийское землетрясение не имеет равных, несмотря на то, что оно обошлось без жертв, а его окончательные результаты были известны только ученым. Это одно из тех редких крупных земле­трясений, последствия которых имеют только научный интерес.

Землетрясение произошло в малонаселенной местно­сти, где преобладали бревенчатые постройки. Даже Нью-Мадрид был всего-навсего большой деревней, население которой едва превышало тысячу человек. Вечер 15 де­кабря был ясным и тихим. Ничто не предвещало опас­ности; фермеры и охотники и не подозревали, что под­земные силы приготовились к удару.

В третьем часу ночи послышался отдаленный грохот, затем закачались дома, раздался оглушительный треск и стали рушиться трубы. Небо потемнело от поднявшей­ся кверху пыли, а многие очевидцы даже видели вспыш­ки молний. Почти все постройки Нью-Мадрида были раз­рушены, лишь в окрестностях сохранились бревенчатые дома. Они оказались устойчивее к землетрясению, чем каменные сооружения. Последующие толчки были меньшей силы и продолжались до конца дня, а затем последовал новый удар, по силе не уступавший первому.

Очевидцы отмечали необычайно сильные сотрясения почвы. Натуралист Одюбон, путешествовавший в это вре­мя по соседнему штату Кентукки, увидел, как по земле вдруг заходили большие волны и ее поверхность стала похожа на покрытое рябью море. Николас Руз­вельт, капитан первого парохода на Миссисипи, обратил внимание на внезапное появление огромных волн, пог­лотивших множество мелких суденышек. Свидетелями землетрясения, буквально потрясшего их своей силой, стали и участники изыскательской экспедиции Лонга, державшие путь на Дальний Запад. Воспоминания оче­видцев помогли составить объективную картину послед­ствий этого землетрясения и дать им правильное научное объяснение.

Следы сотрясения почвы были видны повсюду: скло­нившиеся к земле деревья с переплетенными ветвями; рябая, изрытая ямами земля на месте бывших плывунов; огромные, вспученные подземными источниками песча­ные горбы; глубокие трещины; одолзни, переместившие холмы. В реке исчезли целые острова, и фарватер ее пол­ностью изменился.

Однако наиболее важный результат землетрясения — резкое опускание почвы на 3—5 метров на площади в не­сколько тысяч квадратных километров. Свыше 50 квад­ратных километров опустившейся суши в Теннесси вско­ре было залито водой, и на этом месте образовалось озе­ро Рилфут, ставшее со временем надежным убежищем для многих представителей животного мира. В целом было затоплено более 500 квадратных километров лес­ных угодий, и даже теперь, полтора столетия спустя, на мелководье, подобно призракам, торчат тысячи стволов некогда могучих деревьев.

И опустилась земля!
Колебания почвы, как это обычно бывает во время сильных землетрясений, ощущались на огромной терри­тории в несколько миллионов квадратных километров. По силе миссурийское землетрясение сравнимо с пред­шествующим лиссабонским землетрясением: его толчки были зафиксированы даже в Бостоне, находящемся на расстоянии свыше полутора тысяч километров от Нью-Мадрида. Повсюду на востоке страны остановились ма­ятники часов. Сильными толчками было напугано насе­ление Вашингтона. В Чарльстоне, шт. Южная Каролина, удар достиг такой силы, что на церкви св. Филиппа за­звонил колокол. Все это случилось ровно за 75 лет до то­го дня, когда в самом Чарльстоне произошло сильное, вошедшее в историю землетрясение.

Число подземных толчков было столь велико, что д-р Робертсон из церкви св. Женевьевы сбился со счета на пятой сотне. Джейрд Брукс из Луизвилля оказался более упорным, и с 16 декабря 1811 года по 15 марта 1812 года он насчитал свыше 1874 ударов. После возникнове­ния первых подземных толчков Брукс смастерил маятни­ки различной длины и особые пружинные устройства, с помощью которых он намеревался фиксировать очень слабые, почти неощутимые колебания. Он был одним из первых американских исследователей, использовавших инструментальный метод регистрации землетрясений,— метод, который в настоящее время получил широкое раз­витие благодаря применению приборов высокой точности и чувствительности. Слабые толчки продолжались еще свыше года, но жители настолько к ним привыкли, что перестали обращать на них внимание.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,110 сек. | 12.59 МБ