И закачались горы!

15 августа 1950 года на землю обрушилось новое бедствие. Одно из наиболее сильных землетрясений на­шего столетия повсеместно привело в движение самопис­цы приборов, регистрирующих землетрясения.

Мисс Кроун — сотрудница нашего отделения в Ва­шингтоне — случайно заметила, что перо самописца вне­запно начало записывать большие колебания. Вероятно, она была первым в мире человеком, разумеется, за ис­ключением тех, кто непосредственно находился в эпи­центре землетрясения, узнавшим о новых деформациях земли. Страшно взволнованная, она поделилась со мной своей новостью, и наши лучшие специалисты немедленно начали обрабатывать записи. Вскоре сейсмологи всего мира получили возможность проанализировать обеспо­коившие их показания приборов, безуспешно пытаясь определить местонахождение крупнейшего землетрясе­ния. Одни полагали, что оно произошло на Аляске, дру­гие считали, что в южной части Тихого океана, третьи думали, что в Южной Америке или Японии. Дикторы радио, комментируя все эти фантастические предположе­ния, изощрялись в различного рода историях о «величай­шем землетрясении века», место которого не мог установить ни один ученый. Вот уж, действительно, поте­рянное землетрясение! Но вскоре недоумение рассеялось. Через четыре часа наш сотрудник Леонард Мёрфи, широ­ко известный под прозвищем «г-н Землетрясение», ука­зал точное место. Оно находилось в высокогорной части Тибета, вблизи индийско-китайской границы.

На этот раз помощи международных организаций не потребовалось. Пострадало лишь небольшое число мест­ных жителей из горных племен и несколько индийских пограничников. Прошло около трех лет, прежде чем кое-какие их рассказы просочились из дикой малонаселенной местности, причем ни в одном из них не упоминалось точ­ное количество жертв. За многие месяцы поисков уда­лось отыскать что-то около 14 очевидцев.

Гималайское землетрясение 1950 года — одно из силь­нейших с момента записи колебаний почвы приборами. Оно произошло в результате геологически быстрого подъема высочайших в мире Гималайских гор. Подсчи­тано, что энергия этого землетрясения примерно соот­ветствовала энергии взрыва 100 ООО атомных бомб, по мощности равных сброшенным в конце второй мировой войны на Хиросиму.

Сотрясения распространились на площади более 25 ООО квадратных километров, вызвав огромные разру­шения. Изменения рельефа страны, вероятно, превосхо­дили все, что до сих пор было известно ученым. В горах, обильно насыщенных влагой в период муссонов, про­изошло множество оползней. По приблизительным подсче­там главного инженера шт. Ассам, общий вес перемещен­ных горных пород составил около двух миллиардов тонн; этого количества хватило бы для ежедневного отправления 100 железнодорожных вагонов с пятиминутным интерва­лом в течение двух лет. Страшный гул, идущий из недр Земли, перерос в оглушительный грохот, небо потемнело от взметнувшейся вверх пыли. Вблизи эпицентра земле­трясения никто не смог удержаться на ногах, и даже в Калькутте — на расстоянии свыше 1100 километров — население было сильно напугано подземными толчками. Рассказы немногочисленных очевидцев напоминали какой-то кошмар. На глазах пограничников, которые на­ходились вблизи очага землетрясения, в образовавшую­ся 6-метровую трещину свалились четыре человека вместе с мулом и утонули в заполнявшей трещину зеле­новато-желтой грязи.

В долине Брахмапутры, значительно южнее Гималай­ских гор, колебания почвы были настолько сильными, что многие жители испытывали приступы морской болез­ни. Автомашины были отброшены на расстояние до 800 метров. Трехсотметровый участок железнодорожного полотна оказался опущенным почти на 5 метров, а доро­ги полностью разрушены. Наибольший ущерб был нане­сен богатейшим чайным плантациям Ассама.

Бесчисленные горные потоки, вздувшиеся в период муссонных дождей, оказались запруженными оползнями, и на короткое время русла их ниже запруд пересохли. Однако через несколько дней вновь возникшие озера на­полнились до краев и хлынувшие поверх воды стреми­тельно размывали рыхлые завалы. Бешеные потоки с гор затопили долину Брахмапутры на площади в несколько тысяч квадратных километров, смывая плодородные почвы чайных плантаций, и на долгие годы превратили цветущую долину в зловонное болото, полное мертвой рыбы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,178 сек. | 12.48 МБ