Как Хрущев армию громил

«Нововведения», которые чуть ли не ежемесячно воплощались в период руководства советским государством Н.С. Хрущева, охватывали также обороноспособность страны и её безопасность. Причем «новшества» следовали, зачастую буквально друг за другом и столь быстро, что оппоненты не успевали опомниться и, тем более, должно сопротивляться…

В данном случае речь о том, что полвека тому назад, 13— 15 января 1960 г. — то есть почти одновременно — было упразднено общесоюзное МВД СССР, а Верховный Совет СССР без обсуждения утвердил Закон «О новом значи­тельном сокращении Вооруженных сил СССР». Из армии и флота были уволены до 1 миллиона 300 тысяч солдат и офицеров — почти треть от общей численности военнослу­жащих в СССР к тому времени.

Зачем потребовалось проводить столь масштабные ме­роприятия, причем единовременно?

Мы уже рассматривали ситуацию того периода, в которой быстрый рост влияния элит большинства союзных республик и их экономически мощных «кланов» в высшем руководстве СССР—КПСС фактически начал подминать под себя обще­союзные структуры. Причем главной, можно сказать, мише­нью воздействия этих элит стали прежде всего общесоюзные правоохранительные органы. Чтобы «обезопаситься» на слу­чай расследований всевозможных экономических махинаций и, тем более, антисоветских действий в тех же республиках.

Тем временем, социально-экономическая и, стало быть, внутриполитическая ситуация в СССР в тот период ухудша­лась благодаря небезызвестным «хрущевским эксперимен­там» («целина»; «кукуруза»; начало ликвидации «непер­спективных деревень» только в РСФСР; продажа по всему СССР государственных машинно-тракторных станций финансово и технически недееспособным, в большинстве своем, колхозам; рост розничных цен на товары и услуги с конца 1950-х и т.п.). Поэтому хрущевскому руководству требовалась растущая поддержка со стороны националь­ных («окраинных») элит. Они, естественно, понимали ситу­ацию, потому и требовали взамен стратегических уступок со стороны Кремля. И в первую очередь — роспуска МВД СССР. По имеющимся данным, особенно активно по этому вопросу выступали власти республик Прибалтики, Закавка­зья и Средней Азии со второй половины 1950-х гг.

Более того: руководители тех регионов — члены ЦК и бо­лее высокой структуры — Президиума ЦК КПСС прямо или косвенно требовали от Кремля «должной благодарности» за то, что они поддержали хрущевскую группу в 1956—1958 гг. И не только в ее противостоянии со «сталинистами» (Булга-нин, Молотов, Маленков, Каганович, Сабуров, Шепилов), но и в «победе» хрущевцев над министром обороны Г.К. Жуковым. К тому же именно Хрущев в конце 1958-го заменил Н.А. Бул-ганина на посту председателя Совета Министров СССР

Словом, сочетание экономических и политических об­стоятельств оказалось столь мощным фактором влияния, что Кремлю пришлось уступить. То есть, ликвидировать общесоюзное МВД. Характерно в этой связи, что почти всё досье МВД СССР на многих руководящих и экономических деятелей союзных республик в январе 1960-го было пере­дано не общесоюзному КГБ, а министерствам внутренних дел или КГБ тех же республик…

МВД СССР было воссоздано только 26 июля 1966 г., то есть не сразу с приходом к власти Брежнева и Косыгина…

Но, как говорится, аппетит приходит во время еды. Пото­му в начале 1960-х лидеры ряда союзных республик требо­вали даже упразднения КГБ СССР, хотя до этого не дошло. Не в последнюю очередь — благодаря снятию Хрущева со всех постов в октябре 1964 г. По некоторым данным, имен­но для публичной демонстрации значимости общесоюзного КГБ в апреле—мае 1963 г. состоялся открытый судебный процесс над арестованным осенью 1962-го американским и британским шпионом Пеньковским.

Что касается одновременного и беспрецедентного сокра­щения Вооруженных сил — значит, надо было параллельно ослабить и армию.

Эта акция связана, прежде всего, с опасениями Хрущева, что «сталинистская тень» и влияние Жукова в армии, даже несмотря на его отставку, может привести к отставке самого Никиты Сергеевича.

Естественно, что престиж военной профессии с января 1960-го был снова и весьма существенно подорван, особен­но политически.

Мы не оговорились — «снова». Ибо еще в 1955—1958 гг., в бытность Жукова министром обороны СССР, Хрущев ини­циировал первое сокращение советских Вооруженных сил на треть — почти на 2 млн 140 тысяч солдат и офицеров.

А газеты, журналы и другие советские СМИ и в те годы, и в 1960—1961 гг. с радостью сообщали, например, о том, как с улыбками уничтожают новейшую военную технику, как солдаты и офицеры с криками «ура» реагировали на со­общения о сокращении армии и т.п.

По мнению многих отечественных и зарубежных анали­тиков, поддержка тогдашним министром обороны Жуковым лично Хрущева на июньском (1957 г.) пленуме ЦК, «разгро­мившем» оппонентов Никиты Сергеевича в высшем руко­водстве СССР, дала понять хрущевцам, что армия и ее пол­ководцы могут эффективно вмешиваться в политическую жизнь страны и партии. Потому и Жуков, и армия в целом стали небезопасны для Хрущева, который смог «избавить­ся» от Жукова, заменив его своим сторонником — Р.Я. Ма­линовским. Впрочем, и последний «отблагодарил» Никиту Сергеевича отнюдь не формальным участием в мероприя­тиях по отставке того же Хрущева в 1964-м…

А новая дискредитация армии готовилось заблаговре­менно. Еще 27 июля 1959 г. Хрущев подписал постановле­ние Совета Министров СССР о пенсиях военнослужащим и их семьям. Оно вызвало новое недовольство в обществе и армии, ибо военные пенсии сократили, а возможности «вы­служить» даже сокращенные военные пенсии — затрудни­ли. По архивным данным, это недовольство выразилось в призывах бастовать, «завалить» ЦК, Минобороны и прессу протестами. Власть же ответила тем, что, повторим, 15 ян­варя 1960 г. Верховный Совет СССР санкционировал сокра­щение советских Вооруженных сил почти на треть.

Подчеркнем, в этой связи, что ни одна страна мира, не говоря уже о других великих державах, в те годы не сокра­щала свои войска — ни на собственной территории, ни на зарубежных базах.

Наоборот: численность, оснащение и финансирова­ние зарубежных армий быстро увеличивались. А военно-политическая обстановка в мире ухудшалась. Вот некото­рые тому подтверждения: США — принята резолюция кон­гресса и закон «О порабощенных народах» (1958—1959 гг.), стимулирующие расчленение не только СССР, но и РСФСР; военные столкновения в Тайваньском проливе (между КНР и проамериканским Тайванем) в 1958 г.; наращивание ба­зирования атомного оружия США в Японии, Южной Ко­рее и на Тайване с конца 1950-х; провокационный полёт Пауэрса (У-2) в 1960-м; американская агрессия в Ливане в 1958-м; начало военного присутствия США и наращивание сил в Южном Вьетнаме с конца 1950-х; «Берлинская стена» в 1961-м; «Карибский кризис» в 1962 г.; наконец, быстрое развитие советско-китайской и советско-албанской кон­фронтации именно с 1960 г.

Тем временем, армия КНР, в отличие от советской, в те годы быстро переоснащалась технически и наращива­ла свою численность, в том числе вдоль всей границы с СССР — свыше 4 тыс. км (!). Уже в 1964-м Китай испытал атомную бомбу, а советско-китайские отношения быстро ухудшались, в основном благодаря лично Хрущеву. Тре­бование же тогдашней «просталинской» Албании к СССР в 1960 г. — вернуть ей военно-морскую базу в албанском южноадриатическом порту Влора (СССР ей пользовал­ся с 1950 г.) и неудачная хрущевская попытка ликвидации тогдашнего албанского руководства — едва не привели к советско-албанскому конфликту в 1960—1962 гг.

Между тем еще в середине 1950-х по инициативе Хру­щева СССР «сдал» свои военные базы на северо-востоке Китая, в прибалтийской Финляндии и вывел свои войска из Восточной Австрии. И своего рода эпилогом такой полити­ки стало упомянутое сокращение советских Вооруженных сил в 1960—1961 гг.

Представляется, что не только «хрущевская боязнь» Жу­кова и армии в целом — главные мотивы-цели политики хрущевской группы в сфере обороноспособности и безо­пасности Советского Союза. Такие действия, с учетом па­губного социально-экономического курса и их последствий, означали одно: ускорение разрушения Советского Союза.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,124 сек. | 12.6 МБ