Как Хрущев разрушал «глубинку»

Уничтожение промысловой кооперации сопровождалось освоением целины пагубными методами

… 14 апреля 1956 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР уничтожили промысловую кооперацию. Их совместное по­становление предписывало включить не позже 1960 г. в го­сударственную собственность все объекты и финансовые структуры советской промысловой кооперации (ПК). Скла­дывается впечатление, что это мероприятие тоже было наце­лено на постепенное ухудшение социально-экономического положения, а значит, и внутриполитической ситуации в СССР.

Такого рода решением были подорваны, во-первых, ресурсно-производствешхая база во многих регионах СССР, но особенно на основной территории становления и разви­тия ПК — в российской «глубинке». Во-вторых — поддер­жание определенного уровня занятости местных жителей, ибо доля в нем промысловой кооперации в «глубинных» районах русских областей и краев РСФСР стабильно пре­вышала 25 %, в других союзных республиках — минимум 15 %. А в-третьих — снабжение населения, особенно «глу­бинных» же районов РСФСР большинством продоволь­ственных и промышленных товаров повседневного спроса. Так как доля именно ПК в снабжении, опять-таки, россий­ской «глубинки» этими товарами была, самое меньшее, на уровне 40 %.

Отметим, что даже в годы Великой Отечественной войны руководство СССР всячески поощряло промысло­вую кооперацию. Например, увеличивая закупочные цены на ее продукцию и регулируя цены, по которым предприя­тия ПК покупали-получали разнообразное сырье, оборудо­вание, места в хранилищах, перевозочные средства, торго­вые объекты и т.п. Промысловая кооперация рассматрива­лась «дохрущевским» руководством партии и государства как важнейший элемент поддержания занятости, развития внутренней торговой сети и комплексного использования местного разнообразного сырья, в том числе местной про­мышленности.

Попытки же «огосударствления» ПК, а также, в частно­сти, личных и приусадебных хозяйств работников колхозов и совхозов предпринимались и, к примеру, в конце 40-х — начале 50-х гг. Но были раскритикованы и в ходе всесоюз­ной экономической дискуссии 1951—1952 гг. (руководимой Д.Т. Шепиловым и А.Н. Косыгиным), и в последнем про­изведении И.В. Сталина «Экономические проблемы социа­лизма в СССР» (1952 г.), и на XIX съезде КПСС (октябрь 1952 г.). Как экономически пагубные, социально ущербные и политически опасные. Можно сказать, «приговор» таким попыткам и предложениям вынес Сталин, отметив в упо­мянутой своей работе, что «…передача в государственную собственность объектов негосударственных есть не един­ственная и не обязательная, а лишь первоначальная форма национализации».

Но уже ко второй половине 1950-х обозначился факти­ческий провал целинной кампании, тогда же начался, как следствие, «ползучий» рост цен практически на все товары и услуги с одновременным ухудшением снабжения товара­ми массового спроса, особенно отечественным продоволь­ствием (см., напр.: «Вопросы организации хранения и пере­возок скоропортящихся продуктов». М., Ин-т комплексных транспортных проблем при Госплане СССР. М., 1972). А в таких условиях существование промысловой кооперации с ее весьма разветвленной производственной и сбытовой се­тью, да еще со сравнительно низкими розничными ценами угрожало растущей нерентабельностью государственным отраслям по выпуску товаров массового потребления и, со­ответственно, госторговле. Потому надо было эту «брешь» срочно закрыть, точнее — овладеть ею…

Как отмечается в архивных документах и многих ис­следованиях, промысловая кооперация внесла значитель­ный вклад в индустриализацию СССР, победу в Великой Отечественной войне и в послевоенное восстановление экономики. Как и во всё более активное вовлечение в эконо­мику дачных, единоличных, приусадебных хозяйств, агро-хозяйств лесных регионов (см., напр.: НазаровПТ. История российской промысловой кооперации (1799—1960). Челя­бинский госунивеситет, 1995; «Промысловая кооперация в советской экономике». М.: Экономиздат, 1955). Скажем, в сентябре 1938 г. А.И. Микоян, тогдашний нарком внутрен­ней торговли СССР, призывал промысловую кооперацию «восстановить, развивать внутрикооперативную демокра­тию и разработать новый примерный устав промысловой артели». А 7 января 1941 г. Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) предписали существенно ослабить госконтроль за экономи­кой промысловой кооперации, постановив: планы работы таких артелей должны утверждаться только региональны­ми исполкомами; отменить централизованное планирова­ние деятельности промысловой кооперации; продукция, вырабатываемая этими артелями, остается в распоряжении региональных властей и регионов. Было тогда же созда­но Управление промысловой кооперации при Совнаркоме РСФСР. Причем сохранялись межрайонные и городские союзы промысловой кооперации с обязательной выборно­стью их руководства. Более того: такого рода предприятия получили на 2 года освобождение от большинства налогов и госконтроля над розничным ценообразованием. Но чётко оговаривалось, что цены на продукцию ПК не могут пре­вышать на 10 % (лишь в исключительных случаях — 13 %) уровня розничных госцен на аналогичные товары.

Заметим, что в годы Великой Отечественной войны упо­мянутые решения не были отменены, и даже сохранилась половина предписанных в январе 1941-го налоговых льгот для промысловой кооперации. А после войны они были восстановлены на уровне 1941 г. и даже расширены.

В послевоенные годы государство продолжило линию на комплексное стимулирование ПК (см., напр.: «Промысло­вая кооперация: сборник важнейших постановлений о про­мысловой кооперации». М.: Коопиздат, 1949). Это, напри­мер, принятое 22 августа 1945 г. постановление Совнаркома СССР (№ 2139) «О мероприятиях по увеличению производ­ства товаров широкого потребления и продовольственных товаров предприятиями местной промышленности, про­мысловой кооперации и кооперации инвалидов»; вводило новый порядок снабжения артелей оборудованием, сырьём и распределения вырабатываемой ими продукции. Это и постановление Совнаркома СССР 9 ноября 1946 г. (№ 2445) «О развертывании кооперативной торговли в городах и по­селках продовольствием и промышленными товарами и об увеличении производства продовольственных товаров и то­варов широкого потребления кооперативными предприяти­ями». А 14 июля 1950 г. Совет Министров СССР выпустил постановление «Об организационной перестройке системы промысловой кооперации». Оно упразднило управления промысловой кооперации при Совминах союзных респу­блик и аналогичные управлениях в при региональных адми­нистрациях; предписало воссоздавать выборные «промыс­ловые» структуры. А взамен упомянутого госуправления промысловой кооперацией были созданы Центрпромсовет (всесоюзная руководящая структура промысловой коопе­рации) и аналогичные советы других союзных, а также в автономных республиках. В том же русле, стимулирующем развитие ПК, — постановление Совета министров СССР от 23 мая 1951 г. (№ 1726) «Об улучшении работы мастерских по ремонту обуви, одежды и металлоизделий для населе­ния».

Причем, в рамках политики разнообразной поддержки ПК, последняя фактически поощрялась на соревнование с госотраслями и госторговлей в блоке отраслей произ­водства потребительской продукции и сферы услуг. Так, с осени 1950-го началось всесоюзное укрупнение мелких промысловых артелей. Показательна в этой связи «про­граммная» публикация «Правды» от 14 августа 1950-го о мелких объектах ПК на Рязашцине: «…в маленьких ма­стерских, комбинатах и артелях области непомерно раздут адмшшстративно-управленческий аппарат, на содержание которого тратятся крупные суммы народных денег. Здесь велики накладные расходы. Мизерные размеры предпри­ятий не позволяют механизировать труд, внедрять новую технику, расширять производство и сбыт… Назрел вопрос, во всесоюзном масштабе, об укрупнении ряда однородных, находящихся поблизости предприятий местной промыш­ленности и промысловой кооперации».

В результате, количество промысловых артелей, в част­ности, в Алтайском крае, согласно статистике, сократи­лось со 148 в 1950 г. до 134 в 1951 г. и до 129 в 1952-м. Зато объемы их производства и сбыта стали расти быстрее. А дальнейшим направлением этой тенденции стало поэтап­ное «слияние» близких по хозяйственному профилю, но принадлежащих разным системам артелей: промысловых, лесопромысловых, артелей инвалидов и т.п. 8 мая 1953 г. вышло Постановление Совета Министров СССР № 1226, а через 3 дня — и Совмин РСФСР № 492 — «Об объединении систем промысловой, лесопромысловой кооперации и коо­перации инвалидов».

Но то были последние решения в пользу промысловой кооперации, ибо в социально-экономической жизни СССР, особенно РСФСР, обозначились, повторим, негативные тен­денции из-за внутри- и внешнеэкономической политикой послесталинского руководства. А—12 июля 1955 г. пленум ЦК КПСС констатировал, что, дескать, многие предприятия промкооперации утратили кустарно-промысловый харак­тер, перестали отличаться от госпредприятий, качество из­готавливаемых ими изделий якобы стало хуже, а себестои­мость — выше, чем в государственной промышленности. Предложения очень многих предприятий ПК заслушать их мнения и публично уточнить упомянутую статистику были отклонены по настоянию Н.С. Хрущева.

Тот пленум высказался за передачу в государственную промышленность всех артелей, «утративших кустарный характер», и, что называется, процесс пошел. А 14 апреля 1956 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР издали совмест­ное постановление (№ 474) «О реорганизации промысловой кооперации», что было продублировано профильными про­мысловыми структурами в союзных и других республиках в апреле—мае того же года. Если точнее — предписывалось не позже, чем к концу 1960 г.«.. .передать ее наиболее круп­ные, специализированные предприятия (?! —А.Ч.) в веде­ние республиканских министерств соответствующих отрас­лей промышленности и областных и городских советов де­путатов трудящихся». В сфере ПК разрешалось сохранить только предприятия бытового обслуживания, артели инва­лидов всех отраслей промышленности, артели с надомной организацией труда, артели народных художественных промыслов. А также те объекты ПК, коих были считанные единицы, — «которые по специфическому характеру произ­водства не могут быть переданы в ведение государственных органов».

Подчеркнем: система промысловой кооперации пере­давалась государству на безвозмездной основе и, соответ-ствснно, пайщики теряли внесенные ранее взносы (лишь за исключением взносов, подлежавших возврату в 1956 г.). А, к примеру, ссуды, выданные объектами ПК своим участникам на строительство жилья, приобретение скота, консервного, разделочного оборудования, тары и т.п. зачислялись… в до­ход бюджета СССР.

Так же без компенсаций передавалась госсектору торго­вая сеть и предприятия общественного питания промысло­вой кооперации в городах, в сельской же местности — за «символическую» плату. А вот оставшимся промысловым артелям (инвалидов, надомников, бытового обслуживания, художественных промыслов) вообще запрещалось осущест­влять регулярную розничную торговлю: лишь по специаль­ным решениям госорганов — на колхозных рынках. Однако к концу 1960-х гг. почти все объекты «разрешённых» секто­ров ПК перешли к государству. Фактически прекратив свое существование, как и другие отрасли ПК.

Но, как известно, вышеупомянутые «новации» резко ухудшили социально-экономическую обстановку в стра­не, особенно в РСФСР, где промысловая кооперация была наиболее развитой и востребованной. А разрушалась она, заметим, одновременно с «вымыванием» наиболее трудо­способного русского населения той же РСФСР на широко­масштабную целинную кампанию (если не авантюру). В со­четании же с другими негативными внутри- и внешнеэко­номическими тенденциями, всё это и привело к крушению Советского Союза.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,114 сек. | 12.43 МБ