Как же предупреждать цунами?

После трагедии 1946 года жители Хило задавали во­прос, почему никто не предупредил их о надвигающейся катастрофе? Сотрудников береговой и геодезической службы, и особенно Паттерсона, упрекали за то, что они своевременно не предупредили население. Ведь все зна­ли, что это цунами было вызвано землетрясением. В Го­нолулу имелась сейсмостанция. По мнению критиков, стоило только сопоставить эти два факта, чтобы увидеть ошибку Паттерсона. Как же несправедливы люди, да еще во гневе! Сопоставление двух фактов не всегда приводит к истине. И Паттерсон приложил немало усилий, убеж­дая людей в том, что запись подземных толчков была зафиксирована на фотобумаге, которую можно было про­явить только к 8 часам утра. Быстро получить необходи­мую информацию от других станций, находившихся на расстоянии нескольких тысяч километров, было невоз­можно. Не было и Джаггера, который лучше всех разби­рался в вопросе происхождения цунами.

А нужда в этом была крайняя, и ученые из состава специальной правительственной службы приступили к работе. Прежде всего нужно было разработать такой электронный прибор, который позволял бы сейсмологам в любой момент видеть на ленте самописца, что проис­ходит на Земле. Самописцы в свою очередь нужно было подсоединить к электрической следящей системе, кото­рая бы могла включать световую и звуковую сигнали­зацию в момент записи землетрясения на станции. С по­мощью сигнализации сейсмологов даже среди ночи можно было бы вызвать к приборам, и они приняли бы необходимые меры.

Сейсмологические станции в Фэрбенксе и Ситке на Аляске, а также в Тэксоне, шт. Аризона, были оборудо­ваны новыми приборами. Им также обещали оказать по­мощь сейсмостанции, находящиеся в подчинении универ­ситетов Калифорнии.

В дальнейшем была создана сеть радиостанций, ко­торая имела преимущественные права эфира для пере­дачи сообщений о землетрясениях. На операторов, на­блюдавших за приливной волной на специальных станци­ях, расположенных вдоль берега и входивших в подчинение береговой и геодезической службы, была воз­ложена обязанность осуществлять самое пристальное на­блюдение за появлением необычных волн в океане и во­время сообщать о возникновении цунами. Предполага­лось, что вся система оповещения вступит в строй к исходу 1948 года.

В Тихом океане время от времени происходили под­водные землетрясения. Сейсмологи, оповещенные об этом сигнализацией, просматривали сейсмограммы и сообщали сведения на центральную станцию в Гонолулу, которая была специально подготовлена для выполнения этой за­дачи. Паттерсон там больше не работал. Сотрудники, за­нявшие его место, очень серьезно относились к своим обя­занностям, ибо боялись ошибиться при оповещениях о землетрясениях и цунами — ведь от их ошибки зависела жизнь населения! Один из них полушутя как-то заявил, что ни ему, ни его товарищам не хотелось бы повторять ошибки такого рода — они были бы первыми прави­тельственными чиновниками, линчеванными на Гавайях!

Как только удавалось зафиксировать землетрясение и нанести на карту его эпицентр, на океанологическую станцию, находившуюся вблизи очага землетрясения, по­сылался запрос. В запросе обязательно спрашивали о возникновении цунами. В случае положительного отве­та время приближения цунами к Гавайским островам рассчитывалось при помощи специальных карт. Карты составляли океанографы, работавшие в составе береговой и геодезической службы. Задача была не из легких, так как скорость цунами зависела от глубин океана, которые все еще не были точно известны во всех его точках. Однако делалось все возможное, чтобы решить эту важ­нейшую проблему. В конце концов специалисты добились своего — карта распространения цунами полностью ста­ла отвечать своему назначению.

На протяжении нескольких лет, когда применялась эта методика, в ряде случаев цунами предсказывали до­вольно точно. Предупреждения о грозной волне посыла­лись военным и гражданским властям по всем островам, а уж они обязаны были оповестить о них местное насе­ление.

Некоторые цунами наносили материальный ущерб, но никто из жителей не погиб от беснующихся волн. Осталь­ные же цунами были слишком слабыми. Так как они всег­да появлялись в пределах нескольких минут по отноше­нию к расчетному времени, было ясно, что карты оправ­дали свое назначение.

Но вот 22 мая 1960 года вблизи Вальдивии, Чили, произошло крупнейшее подводное землетрясение. Подоб­но многим другим до него, это землетрясение вызвало цунами в океане, поблизости от побережья Чили. Райо­ны, примыкающие к береговой линии Чили, сильно по­страдали от волн, достигавших 9 метров высоты. Эти ги­гантские волны были порождены разломами, вздыбивши­ми морское дно в конвульсивных встрясках. Они унесли сотни жизней, прежде чем отступили на запад через Ти­хий океан.

Система оповещения немедленно вступила в действие. Станции фиксировали сигналы тревоги, расшифровыва­ли сейсмограммы и пересылали срочные сообщения в Го­нолулу. Служба радиооповещения объявила о разруши­тельных волнах из Чили. Местные власти, получив предупреждение от правительственных организаций, при­няли все меры, какие были в их силах. Во всех прибреж­ных городах пронзительно завыли сирены, радио громко подавало тревожные сигналы. Полиция патрулировала улицы Хило, предупреждая население о необходимости эвакуации. Предсказывалось, что волна прибудет в пол­ночь. Казалось, все было готово.

В «Бюллетене Американского сейсмологического об­щества» был опубликован доклад о катастрофе в Хило, который иллюстрировался графическими материалами. Доклад был подготовлен Джерри Итоном (сотрудником геологического отделения вулканологической обсервато­рии на Килауэа, где некогда работал Джаггер), сотруд­никами этой же обсерватории, а также работниками На­ционального парка на Гавайях.

После согласования действий с местной полицией они проехали через блокированные и покинутые жителями улицы, примыкающие к побережью, к удобной для на­блюдения точке на северном конце моста Вайлуку. Там им предоставлялось отттчное поле обозрения всего про­исходящего. Опасаться было нечего — стоило только пробежать несколько шагов вдоль шоссе, и они могли укрыться на возвышенности!

Вскоре после полуночи вода поднялась примерно на 1,5 метра, а затем спала на метр ниже нормального уров­ня. Потом она вновь прибыла, на этот раз заливая ули­цы, прилегающие к побережью, и вновь отступила.

Обнажились подводные камни, всегда ранее покры­тые водой. Стояла странная тишина. Было несколько ми­нут второго, когда третья, самая сильная волна ударила о берег.

Приводим выдержки из доклада:

«Сначала был слышен звук, напоминающий грохот то­варного поезда вдалеке, который как бы приближался к слушателям из темноты. Звук надвигался, и вскоре все услышали оглушительный рев и увидели светлую стену бешено крутящейся воды. Это был изломанный гребень третьей волны. Он был виден в слабом свете…

В 1 час 04 минуты ночи почти вертикальная стена вспенившейся приливной волны высотой до семи метров пронеслась мимо нашего укрытия; мы вынуждены были

Пробежать несколько сот метров по направлению к более безопасному месту. Обернувшись, мы увидели реку во­ды, вливающуюся в устье.

Верхняя часть приближающегося потока, ударившись об укрепленную стальной сеткой проезжую часть дороги на южной половине моста, извергла высоко в воздух ги­гантский фонтан воды. Несколькими секундами позже го­лубые электрические вспышки просигнализировали о том, что волна миновала дамбу и с ужасной силой ворвалась в город… Отовсюду слышался глухой скрежет рушащих­ся зданий, сопровождаемый всплесками волн и резкими, сильными ударами от падающих столбов электропереда­чи. Весь этот адский шум доносился из затопленного го­рода, погруженного в темноту. Волна достигла электро­станции… Короткая зеленоватая вспышка, осветившая небо над электростанцией, и Хило вместе с большей ча­стью острова Гавайи погрузился во мрак».

Вторично за свою историю Хило испытал ужасающий удар! Но на этот раз предупреждение было получено за­долго до катастрофы, и все же многие неосторожные жи­тели стали жертвами волн! Погиб 61 человек. Вначале часть гаитян устремилась на возвышенные места, но, ус­тав от ожидания, вновь вернулась в город. Они заявили, что, дескать, предупреждения бывали и раньше, но ниче­го не случалось, их только зря побеспокоили. Часть жи­телей осталась в городе из желания испытать острые ощущения. И вот теперь их изуродованные тела лежали под обломками строений.

Почему же это все-таки случилось? Очевидно, в этом повинна система информации населения. По-видимому, люди не отдавали себе отчета в том, что цунами, крупные или мелкие, следует принимать всерьез. Для этого тре­бовалось нечто большее. Разъяснения? Да! Люди долж­ны больше знать, когда им угрожает реальная опасность! Многие жители жаловались, что их никто не предупредил о третьей волне.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,259 сек. | 13.25 МБ