Новая эпоха во взаимоотношениях России и Индии

С точки зрения геополитики, именно контроль над Индийским океаном имеет решающее значение для геополитической структуры планеты в XXI в. Распола­гаясь между Атлантическим и Тихим океанами, он яв­ляется своего рода «срединным океаном», открываю­щим свободный доступ и дающим контроль как над Ат­лантикой, так и над Азиатско-Тихоокеанским регионом. А проблема подобного контроля особенно остро стоит именно перед Россией, ведь и Атлантика, и Тихоокеан­ский регион сегодня находятся под приоритетным кон­тролем США.

После распада СССР Россия из сверхдержавы в од­ночасье превратилась в державу региональную. С тех пор ее статус и влияние скорее понижались, в то время как в Европе сложилась новая геополитическая конфи­гурация в лице Европейского союза, а Китай стреми­тельно набрал обороты, став общепризнанным регио­нальным лидером в АТР, все это время практически на равных конкурируя с Японией. В то же время Россия в какой-то момент, особенно к концу 90-х, чуть не утра­тила и «остатки былой роскоши» в виде статуса «регио­нальной державы», который был окончательно восста­новлен только лишь после августовских событий 2008 г. в Грузии и Осетии. Таким образом, за контроль над наименее освоенным американцами с геополитической точки зрения Индийским океаном сегодня, помимо

России, готовы сразиться еще ЕС и Китай. И цена во­проса действительно высока.

Индийский океан расположен строго посредине ме­жду восточным побережьем Африки и Тихоокеанской зоной, включающей в себя Новую Зеландию, Австра­лию, Новую Гвинею, Малайзию, Индонезию, Филип­пины и Индокитай. Морской контроль над Индийским океаном является ключевой позицией для геополитиче­ского влияния сразу на три важнейших «больших про­странства». В первую очередь, и это самое главное имен­но для России, доступ в Индийский океан дает возмож­ность контроля над береговой зоной юга Евразии, в геополитике определяемой как «rimland». Это именно то пространство, которое входит в зону так называемых «евразийских Балкан», по определению американского геополитика Збигнева Бжезинского, — зону нестабиль­ности и управляемого хаоса, с помощью которой аме­риканцы имеют заход на евразийский континент с юга. Перехват контроля над юго-евразийским римландом серьезно изменит ситуацию в пользу континентальной стратегии, а устранение прямого американского досту­па туда значительно успокоит и стабилизирует регион в целом.

К тому же из Индийского океана открывается сво­бодный доступ к восточному побережью Африки, также являющемуся зоной нестабильности и разгула пиратст­ва, что решит многие проблемы с безопасностью как в прибрежных водах, так и на востоке африканского кон­тинента в целом. Не говоря уже о доступе к странам араб­ского мира, Персидскому заливу и Средиземному морю через Суэцкий канал. Из всего этого вытекает обосно­ванное ключевое значение Индийского океана для пе­реконфигурации геополитической картины XXI в. с учетом возрастающего влияния ЕС, России и Китая.

И здесь важнейшим моментом является геополитиче­ская ориентация собственно самой Индии.

Индия является одним из последних крупных миро­вых центров силы, до сих пор еще не ангажированных ни одним из основных геополитических полюсов — ни Россией-Евразией, ни центром мирового атлантизма — США. Также неслучайно и то, что во времена двухпо-лярного мира Индия находилась в авангарде Движения неприсоединения. Это государство, которое можно на­звать континентом не только в географическом, но и в геополитическом смысле, в силу своих фундаменталь­ных традиционалистских основ не признавало ни деса-крализованный капиталистический мир, ни марксист­ский советский лагерь. Вот почему на протяжении всего XX века Индия оставалась некой «вещью в себе».

Индия является вожделенной мечтой атлантистов, на ее включение в береговую зону — «римланд» — уш­ли столетия напрасных усилий, однако она так и оста­лась континентальной державой. И именно поэтому Россия все еще имеет колоссальный шанс включить Индию в свою геополитическую орбиту. До начала 1990-х гг. нашим главным препятствием для стратеги­ческого сближения с Индией была материалистиче­ская марксистская идеология бывшего СССР. И, не­смотря на то, что крах Советского Союза — это, безус­ловно, огромная трагедия для всех народов, которые входили в его состав, в последствиях этого крушения можно найти и отдельные позитивные моменты, од­ним из которых стал отказ от слепого следования мар­ксистской догматике. Именно последнее обстоятель­ство открыло нам дорогу для теснейшего взаимодей­ствия с Индией, которая по-прежнему продолжает весьма настороженно относиться к материалистиче­скому  выродившемуся  Западу.  Это  важнейшее обстоятельство, основываясь на котором необходимо активизировать развитие отношений России и Ин­дии. К сожалению, на протяжении последних почти двух десятилетий у нас просто «не доходили руки» до решения этого стратегически важного вопроса.

Можно даже сказать больше: положение России в мире будет зависеть от того, удастся ли нам привлечь на свою сторону Индию. В своем нынешнем «усеченном состоянии» — без Украины, Белоруссии, Казахстана — Российская Федерация может рассматриваться лишь в качестве региональной державы, хотя и крупной, обла­дающей ядерным оружием и колоссальными энергети­ческими ресурсами. И все же до масштабов полноцен­ной империи нам не хватает континентальной массы и стратегического пространства. Конечно, его можно бы­ло бы «добрать» за счет стран СНГ, но здесь процессы протекают не более, а местами и менее успешно, неже­ли в отношениях между Россией и Индией. Понятно, что речь не идет о включении Индии в состав России, как не идет речи об этом и в отношении стран СНГ. Континентальная Евразийская империя — это страте­гический союз народов и государств, объединенных об­щим пространством, историей, экономическими и по­литическими интересами.

Для того чтобы стремительно наверстать потери на­чала 1990-х, периода распада Советского блока, России просто жизненно необходимо включить в орбиту своего влияния такого «геополитического гиганта», как Ин­дия. Вот почему нам выгоден стратегический альянс с этой страной-континентом во всех отраслях, начиная атомной промышленностью и энергетикой и заканчи­вая выработкой общих геополитических решений. Воз­никновение такого альянса решило бы практически все наши геополитические проблемы. Во-первых, мы бы нарастили потенциал, в том числе материально-техни­ческий и военный, необходимый для того, чтобы стать полноценной континентальной империей. Во-вторых, от стратегического альянса с Индией Россия получает выход к теплым морям, за который, как известно из ис­тории, билось не одно поколение русских людей.

Конечно, России сегодня необходимо налаживать отношения и с Ираном, который также является клю­чевым игроком в регионе и с которым в советское вре­мя нормальные отношения тоже были невозможны из-за того же марксизма. Однако нашему сближению с Ираном сейчас препятствует колоссальный прессинг со стороны США. Налаживая же отношения с Индией, мы, используя шахматную терминологию, бьем фер­зем, выходя прямо к Индийскому океану. Одно только это обстоятельство многократно усиливает наше влия­ние в мире, делая Россию крупнейшим геополитиче­ским игроком наравне с США, которые сегодня без­альтернативно контролируют пространство Индий­ского океана.

Косвенное, и подчас завуалированное выражение гло­бальных геополитических союзов, с точки зрения геопо­литики, имеют социально-политические, дипломати­ческие, а в современном мире особенно военно-эконо­мические проекты, в какую бы идеологическую форму они ни были облачены. В этой связи достаточно по­смотреть на длинный перечень уже подписанных на се­годня соглашений России с Индией, чтобы понять, что российское руководство всерьез взялось за решение этой задачи. В частности, нам удалось договориться с индийской стороной о строительстве четырех блоков АЭС «Куданкулам». Причем при заключении этого контракта мы потеснили даже американцев. А индий­ская государственная нефтяная компания, скорее все­го, получит возможность участия в добыче нефти на Ти­хоокеанском шельфе в рамках проекта «Сахалин-3». Взамен наша «Роснефть» будет допущена к разработкам индийских нефтяных месторождений. И это происхо­дит на фоне того, что российская сторона наотрез отка­зывается допустить европейцев и американцев к развед­ке и добыче наших сырьевых ресурсов.

Более того, российское Министерство обороны при­няло решение о дозволении индийским компаниям ис­пользовать российскую глобальную спутниковую на­вигационную систему ГЛОНАСС. Понятно, что в дан­ном случае речь идет о сотрудничестве не только в сфере «мирного космоса». Речь явно о несколько боль­шем. Россия и Индия уже взялись за совместную раз­работку гиперзвуковой ракеты «БраМос-2», не имею­щей аналогов в мире и практически неуязвимой для любых средств Противоракетной обороны (ПРО). Скорость ракеты будет выше звуковой в пять и более раз, а это сводит на нет все усилия США, расставляю­щих элементы своей ПРО по периметру евразийского континента. Усилиям атлантистской гипердержавы — США — по окружению евразийского континента своей системой ПРО противостоят Россия и Индия. А это до­рогого стоит.

Наконец, еще в 2004 г. мы поставили индийцам наш авианосец «Адмирал Горшков», получивший в Индии название «Викрамадитья». А сейчас поставляем для не­го современные истребители палубной авиации. Мож­но сказать, что кошмарный сон США станет явью в тот момент, когда первый российский авианосец встанет на боевое дежурство в Индийском океане, являющемся той территорией, на которой должна сосредоточиться вся наша стратегия. Ибо через эту зону Россия сможет влиять и на Европу, и на США, и на Японию. Решаю­щее геополитическое противостояние, которое должно предопределить картину будущего мира, будет развора­чиваться именно на этом пространстве.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,690 сек. | 11.89 МБ