Отсутствие центра

Сетевая война никогда не ведется прямым образом. Заказчик никогда напрямую не связан с исполнителем. И даже если провести линию через множество посред­ников от исполнителя к заказчику — прямой не полу­чится. И кривой не получится. Совокупность проведен­ных линий образует сеть. Если у вас получилась прямая или даже кривая — то перед вами не сетевая операция, а обычная, классическая операция эпохи модерна, в ко­торой связь между заказчиком и исполнителем, даже при отсутствии некоторых промежуточных элементов, вполне установима. Конечно, между США и многими событиями по всему миру возможно установить связь, недвусмысленно определив заказчика того или иного процесса. Но эта связь будет сугубо умозрительной. Ес­ли, конечно, речь идет о сетевой операции. Современ­ный информационный контекст таков, что Америке можно предъявить все что угодно, начиная от «оранже­вой» революции на Украине и заканчивая разрушитель­ным цунами в Юго-Восточной Азии. И даже если все факторы будут в пользу предъявленных версий, вам, в лучшем случае, просто рассмеются в лицо или отправят в дурдом, ибо у вас не будет ни одного прямого факта, а все улики и цепочки будут уводить вас в бесконечные дебри сетей, переплетаясь, сходясь и расходясь в произ­вольном порядке. Кто, Америка? Кто именно? «Сена­тор Джонс, это вы устроили цунами?» — «Да, господа, я уронил чайную ложечку за борт своей яхты, отчего и произошло цунами, приведшее к тяжким последствиям и многочисленным жертвам». Даже если сенатор Джонс или Смит и был задействован в сетевой операции, то он вряд ли сам знает об этом.

Америка, а именно она сегодня ведет сетевые войны, никогда впрямую не участвует в сетевых операциях. Для примера можно взять сетевую операцию США против России в Чечне, которую мы подробнее рассмотрим в дальнейшем. Для того чтобы начать сетевую операцию, необходимо создать граничные условия, то есть те усло­вия, при которых стороны, участвующие в конфликте, сами становятся заинтересованными и естественным об­разом ангажированными в эту ситуацию. В Чечне заин­тересованной стороной были англичане, когда-то имев­шие там нефтяные промыслы, которые в свое время бы­ли национализированы и отобраны у них. Но до этого англичане вложили туда большие средства. Существуют английские дома на окраинах Грозного, которые стоят до сих пор. Во время первой военной кампании в Чечне англичане занимались финансированием. Они были за­интересованы в решении чеченской ситуации в свою пользу для того, чтобы вернуться туда и вернуть то, что они имели, — нефтяные месторождения, контроль над нефтяными ресурсами. В этом были заинтересованы конкретные британские финансисты, наследники ста­рейших финансовых империй, некогда вложившихся в нефтяную отрасль на Кавказе, и до большой геополити­ки им, по большому счету, не было никакого дела.

Еще одной стороной оказалась Саудовская Аравия, которая была заинтересована в трансляции ваххабит­ской, исламистской идеи в Чечне, где после советского периода осталось выжженное идеологическое поле. Уча­ствовала в этом и Восточная Европа во главе с Польшей, которая ненавидит Россию, переживая страшные пост­имперские комплексы, которая создавала негативный информационный фон вокруг действий федерального центра в Чечне. И еще Турция, которая хотела влиять на Азербайджан и была заинтересована в поставках своего оружия в зону конфликта. Все эти участники чеченской сетевой операции непосредственно включились в этот проект без какого-либо прямого указания из США: анг­личане финансировали, преследуя свои интересы воз­врата собственности; Саудовская Аравия поставляла кадры, нескончаемый поток боевиков, создавая свой ваххабитский интернационал; Польша и Восточная Ев­ропа обеспечивали информационную политику, дис­кредитирующую Россию во всем мире, исходя из собст­венного рессантимана по отношению к России; через Турцию и Азербайджан были налажены каналы постав­ки вооружений, ибо существует пантюркистский про­ект. Это — типичная сетевая операция, в которой заказ­чик не очевиден. Его и нет. Там не было прямого амери­канского финансирования. Ну а если представить себе, что США просто тупо за все платили, то полученная сумма превысит затраты США на военную операцию в Ираке, уже признанную самой дорогостоящей в исто­рии человечества, в сотни раз. Сетевая операция не пре­дусматривает больших затрат. Ее принцип как раз и за­ключается в том, чтобы грамотно, рационально исполь­зовать то, что уже существует, в свою пользу. США на чеченскую кампанию не потратили, по большому счету, ни-че-го. Однако она чуть нас не убила, поставив на грань существования российскую государственность. Фактически Россия стояла на пороге краха и развала, потому что возник коллапс системы российской власти. А развал России — это и есть главная геополитическая цель США.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,163 сек. | 17.27 МБ