Последствия «кукурузных» рекордов

…В 1957 г. на киноэкраны вышел мультфильм «Чудес-ница». Показывали его часто: фактически он был рекламно-музыкальным роликом, в котором пропагандировались рас­пространение и полезность кукурузы. Хор сорняков, кото­рые угрожали «царице полей», пел: «Мы овёс, пшеницу сгложем, кукурузу уничтожим, на полях останется труха! Ха-ха!» Но у мультика была счастливая концовка: люди спа­сали кукурузу, и она благодарила их: «Я и мыло, и батон, и тройной одеколон, я культура хлебная, я и пшрпотребная».

Освоение целины не привело к изобилию ни зерновых, ни, тем более, животноводческих продуктов. Тем временем проблема с кормами для животноводческих отраслей лишь обострялась.

До второй половины 1950-х гг. кукуруза в структуре зер­новых посевов СССР едва достигала 15 %, а, например, в Северной Америке составляла более 35 %, в Австралии и Южной Америке — свыше 30 %. Такая структура была продиктована традициями земледелия и географическими условиями.

Но 1-м секретарем ЦК КПСС Н.С. Хрущевым овладела едва ли не маниакальная идея. На московском совещании представителей колхозов в 1956 г. Хрущев выдвинул небез­ызвестный лозунг: «Догнать и перегнать Америку!».

Речь шла о соревновании в производстве мяса и молоч­ных продуктов. Взамен якобы «сдерживающей развитие сельского хозяйства» травопольной системы севооборота, традиционной почти для всего СССР (кроме Средней Азии), на совещании было рекомендовано перейти к быстрым, ши­роким и повсеместным посевам кукурузы. Против этого вы­ступил академик Т.Д. Лысенко, но его доводы были названы в прессе «догматизмом, неверием в возможности советского сельского хозяйства и рецидивом мышления в период куль­та личности Сталина». И уже в 1957—1959 гг. площадь под кукурузой была увеличена примерно на треть — за счет по­севов технических культур и кормовых трав. Правда, в тот период это начинание охватывало только Северный Кавказ, Украину и Молдавию: до «северных морей» процесс пока не дошел.

Но, будучи с визитом в США в сентябре 1959-го, Хрущев побывал в Айове на полях у знаменитого фермера Рокуэла Гарста. Тот выращивал гибридную кукурузу, которая давала очень большую урожайность. Хрущев был, можно сказать, буквально ослеплён: он собрал в посольстве СССР в Ва­шингтоне совещание, где раскритиковал наших дипломатов и аналитиков за невнимание к «кукурузному» опыту США и повелел буквально завалить родное министерство сельского хозяйства американскими материалами по кукурузовозделы-ванию. По свидетельствам очевидцев, Хрущев в посольстве, да и по приезде в СССР, буквально рвал и метал. Он призывал

«решительно менять местных руководителей, которые сами засохли и кукурузу сушат. Ну, что мы сделали в сельском хо­зяйстве после Сталина? Да, целину, но этого мало. Чем мы хуже американцев? У них благодаря кукурузе нет проблем с животноводством и зерновым хозяйством. А чем наши поля или наш климат хуже? И ведь еще письма мне пишут, что, дескать, не везде можно сеять кукурузу, нужны ее приспосо­бленные сорта, просят сохранить травопольные севооборо­ты. Разве это не догматизм и не саботаж?»

И с 1959-го «царицу полей» стали продвигали вплоть до Архангельской области и Карелии включительно. Это было едва ли не надругательством — не столько над давним опы­том и традициями сельского хозяйства в стране, сколько над здравым смыслом. Правда, одновременно в США и Канаде покупались гибридные сорта кукурузы, которые успешно внедрялись на Северном Кавказе и Украине с Молдавией и, давая высокие урожаи — наполовину больше, чем тради­ционные советские сорта, — резко улучшили кормообеспе-чение животноводства, существенно повысив его продук­тивность в этих регионах уже в 1958—1959 гг. Но США и Канада начали с 1959-го увеличивать цены на семена, а попытки Хрущева «договориться» об их стоимости в ходе визита в США успехом не увенчались. Поэтому советские закупки сошли на нет уже с 1960-го. Однако «отступать» не хотелось, и было решено повсеместно вводить советские сорта, улучшенные по североамериканской технологии — и вблизи Белого моря…

Как это выглядело?

Например, в Мезенском районе Архангельской области около здания райкома КПСС для наглядной агитации вы­делили «пятачок» земли, на котором красовались чахлые зе­леные побеги кукурузы, призванные доказать пригодность всей советской территории для выращивания кукурузы.

Из воспоминаний доктора экономических наук, заслу­женного работника сельского хозяйства РФ Валентина Козлова: «В конце пятидесятых — начале шестидесятых я работал главным механиком в колхозе имени Сталина в селе Конево Плесецкого района Архангелыцины. Приезжа­ет к нам заместитель председателя облисполкома Седричев и разъясняет очередную задачу: срочно приступить к вы­ращиванию кукурузы. А мы же о ней и представления не имели. Но за дело взялись с энтузиазмом. Поначалу выса­живали семена кукурузы квадратно-гнездовым способом с помощью школьников. Но ничего путного не получилось: птицы выклевывали почти все семена, и приходилось, сле­дуя распоряжению первого секретаря райкома, запахивать засаженные площади. Чтобы не опростоволоситься перед заезжим начальством из области. Потом довелось мне ра­ботать в Каргопольском межрайонном колхозном объедине­нии. Но приличных зерновых початков не видел. Хотя в не­которых хозяйствах Котласского, Красноборского и других южных районов области сперва удавалось получать хоро­шие урожаи зеленой массы кукурузы на силос. Положение усугублялось и тем, что в Архангельский порт и в другие порты завозили семена кукурузы из Канады и США уро­жая двух-трехлетней давности. Поэтому они не годились для нашей северной земли. И, чтобы обеспечить всхожесть, приходилось буквально каждое зерно окунать в парафино­вую жидкость. Но и это, и новая техника с удобрениями не помогали. Главным препятствием оставался неподходящий для теплолюбивой кукурузы, холодный для вызревания та­ких культур наш климат».

Словом, вместо изобилия в СССР молока и мяса насту­пил их повсеместный, кроме Москвы, Ленинграда и номен­клатурных продовольственных распределителей, дефицит. Наступил и дефицит большинства круп, ибо и их посевы заменяли кукурузой. А о последствиях для поголовья круп­ного рогатого скота и свиней говорить не приходится…

Уже к 1964 г. минимум 60 % кукурузных посевов, произ­веденных в 1960—1962 гг. погибли, а урожайность «остав­шихся» кукурузных полей была вдвое ниже, чем в 1946— 1955 гг. И уже с 1962-го начался регулярный, причем расту­щий импорт, в том числе из Северной Америки зерна, в том числе кукурузы, и мясного сырья. Зато ученых, открыто вы­ступавших против всесоюзной кукурузной затеи, Хрущев и его приближенные — среди них были и ученые — именова­ли «шарлатанами» и «кабинетными бюрократами».

Поначалу Хрущеву докладывали о негативных тенденциях в целишюй и кукурузной кампаниях, но, ввиду его жесткой ре­акции, местные руководители затем решили не только об этом не рапортовать, но и сообщать то, что желал видеть «сам».

А в Кремль с 1960-го направлялись многочисленные рапорты о рекордных урожаях кукурузы, о беспрецедент­но больших привесах в животноводстве, о стопроцентной обеспеченности хозяйств кормами. Как и о том, что совет­ские сорта кукурузы куда лучше североамериканских. На XXI съезде КПСС пионеры выступили со стихотворным приветствием: «Растить телят и нам под стать, мы трудим­ся всем классом. Нам тоже хочется догнать Америку по мясу!»

А в 1970-х уже «открыто» защищались диссертации о долговременной пользе именно импорта зерна — причем в первую очередь из США…

Благоприятная реакция Вашингтона на такое «сотрудни­чество» никогда не запаздывала. Зато советская статистика все активнее скрывала реальную ситуацию и тенденции в экономике, особенно в сельском хозяйстве. Эта информа­ция чаще всего появлялась под грифом «Для служебного пользования».

Чтобы срочно спасать положение, с 1961 г. стали повы­шаться цены на животноводческую продукцию, хлебные и крупяные изделия. Колхозы, особенно животноводческие, передавались совхозам или преобразовывались в совхозы, а крупный рогатый скот и свиней стали «изымать» из под­ворий колхозников и личных хозяйств горожан по символи­ческим ценам. Вдобавок, на домашнюю птицу в колхозных подворьях и частных хозяйствах ввели налоги, отмененные только с 1965-го. Но и эти меры не помогли. Между прочим, Сталин в своей последней книге «Экономические проблемы социализма в СССР», изданной в 1952 г., называл подобные идеи «хлестаковщиной» и «тарабарщиной свихнувшихся марксистов»…

Естественно, началась вакханалия с «липовой» отчетно­стью, диссертациями, присвоением званий, других наград, премий, которые получили и многие коллеги самого Хру­щева.

Зато на октябрьском пленуме ЦК КПСС 1964 г. они же сетовали на «волюнтаризм» Хрущева но вопросам цели­ны и посевов кукурузы, на его незнание реальной ситуа­ции в сельском хозяйстве, на его нетерпимость к критике.

А виновник-то был рядом и, со слезами на глазах, мол­чал…

Вот данные из книги «История и современность Курско­го края» (Курск, 2005 г.): «Многие «новшества» в сельском хозяйстве после 1953-го начинались с родной Н.С. Хрущеву Калиновки. Начавшийся с конца 1950-х по всей стране раз­вал личных подсобных хозяйств был слепым копированием опыта «калиновцев». Началось с того, что Хрущев предло­жил им отказаться от крупного рогатого скота и свиней на личных подворьях. Потому что в то время надо было сроч­но восполнять массовые вырезания колхозных и совхозных поголовий из-за последствий целины и всесоюзного «куку-рузоразведения».

Как свидетельствует замдиректора Курского НИИ агро­промышленного производства, доктор экономических наук Дмитрий Ванин, «отсутствие приемлемых помещений для содержания большого количества животных, плохое состо­яние кормовой базы, чрезвычайно невыгодные для крестьян финансовые условия сдачи скота и свиней государству — мягко говоря, по «символическим» расценкам, — привели к тому, что началось массовое вырезание животных и на личных подворьях. А также и домашней птицы, когда были введены налоги на ее частное содержание (налоги эти су­ществовали в 1960—1964 гг., причем максимальными они были в РСФСР. — А. ¥.). Всё это привело к кризису в жи­вотноводстве всей страны,.от которого оно полностью не оправилось вплоть до распада СССР».

Кстати говоря, в журналах «Здоровье» и «Наука и жизнь» в 1962—1964 гг. публиковались статьи о вреде частого по­требления мяса, дичи, яиц, круп, овощей. Потому что их производство резко сократилось благодаря поистине всесо­юзному насаждению кукурузы. Естественно, за счет посе­вов исторически традиционных культур.

Народ долго кормили обещаниями счастья — после того, как в стране будет освоена целина, и когда будет много ку­курузы…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,110 сек. | 12.49 МБ