«Сорвать планы кремля…»

7 апреля 1950 г. Гарри Трумэн подписал спецдиректи­ву СНБ-68 (NSC-68). Это была программа, нацеленная на поэтапное комплексное разрушение СССР и распад блока народно-демократических стран. В том числе — путём по­ощрения сепаратизма, русофобии, провоцирования кризиса в экономике и административно-политическом управлении всех этих стран. Ставилась и задача большего «присутствия» доверенных лиц США в различных управленческих струк­турах СССР, в исследовательских и статистических учреж­дениях. И эта задача, судя по всему, была реализована.

Кстати, с 1 января 1950 г., по данным рассекреченной части американских архивов, планировалось осуществле­ние очередного, то есть третьего к тому времени плана уни­чтожения Советского Союза атомными бомбами — плана «Тройан». Предварительное решение о начале войны с СССР по этому плану было принято Трумэном в августе 1949-го, но успешное испытание советской атомной бомбы (29 августа 1949 г.), победа китайской революции (1 октя­бря 1949 г.) и последовавший советско-китайский договор вынудили США—НАТО в ноябре 1949-го вновь отложить агрессию против СССР: на сей раз — с 1 января на 1 марта, а в феврале 1950-го — на неопределённый срок.

Потому в Вашингтоне было решено — в рамках упомя­нутой американской директивы — методично разрушать СССР и КПСС изнутри.

Обратимся к тексту экономического раздела директивы СНБ-68:

«Еще одной проблемой для Кремля является преемник Сталина. Переход власти из одних рук в другие может вы­звать нестабильность. Но все экономические стремления СССР диктуются общим политическим курсом. Что касает­ся экономического потенциала, то, даже принимая во вни­мание оптимистические советские данные, экономическая мощь СССР составляет примерно четверть от показателей США. Это находит отражение не только в объеме валово­го национального продукта (по сост. на 1949 год: СССР — 65 млрд долларов, США — 250 млрд долларов), но и в про­изводстве основных продуктов в 1949 году…

Советский Союз будет неуклонно сокращать отстава­ние от американской экономики, продолжая уделять боль­шее, чем США, внимание капиталовложениям, и совершать ускоренный рывок вперед.

.. .Тоталитарный режим в состоянии сконцентрировать свои усилия на конкретном проекте намного более эффек­тивно, нежели демократическое государство.

…Необычная гибкость советской тактики, безусловно, также является источником силы Кремля. Советский Союз занимает в Европе такое положение, которое при искусном управлении может использоваться для нанесения огромно­го урона западноевропейской экономике, а также подрыва прозападной ориентации некоторых стран, в частности Гер­мании и Австрии.

Несмотря на отделение Тито от советского лагеря (а ча­стично и из-за этого), Советский Союз стал форсировать процесс интеграции экономик государств-сателлитов…

Мы должны попытаться добиться выполнения наших основных задач невоенными способами. В общем, мы должны за счет ускоренного и непрерывного наращивания политических, экономических и военных сил свободного мира… сорвать планы Кремля…»

Эти секретные планы энергично претворялись в жизнь. Денег американцы не жалели. Интересно, что в годы китайско-советской полемики, а вскоре и конфронтации ки­тайская сторона утверждала, в частности, что «в управлен­ческих, партийных, идеологических и экономических струк­турах СССР продолжают работать — при попустительстве ревизионистских властей — не только перевербованные империалистами бывшие фашистские агенты. Но и непо­средственно ревизионистские перерожденцы — чиновники и специалисты, которые по разным причинам стали прямой или косвенной агентурой империализма и его структур».

Пекин утверждал, в том числе в русскоязычных пере­дачах Радио КНР (которые, ввиду большой мощности, не всегда удавалось гаушить), что со временем деятельность этих лиц станет едва ли не главной в дальнейшем разложе­нии КПСС и разрушении СССР (см., напр.: «Ревизионизм и реставрация капитализма в СССР». Пекин-Тирана, рус. яз., 1973; «Полемика о положении в СССР, КПСС и о генераль­ной линии международного коммунистического движения». Пекин, рус. яз., 1965). Особенный интерес представляет изданная в Пекине в 1970 году книга для партгосработни-ков — «The purposes of the USA in the USSR» («Цели США в СССР») — сборник исследований и документов по проник­новению в высшие правящие структуры и исследователь­ские учреждения СССР работников, связанных с Западом.

Советская пропаганда на такие обвинения не отвечала, обобщённо именуя китайскую позицию «маоизмом», «мел­кобуржуазным шовинизмом», «смычкой маоизма с импе­риализмом» и т.п.

Так или иначе, но, судя по всему, в структурах при выс­шем советском руководстве, отвечающих за экономическую статистику, уже в начале 1950-х работали те, кто намеренно скрывали или фальсифицировали подлинные статданные.

В 1950—1951 гг. по инициативе Сталина стали разрабаты­ваться планы долгосрочного социально-экономического раз­вития СССР, и в этой связи готовилась общесоюзная эконо­мическая дискуссия. Советский лидер лично затребовал под­робные экономические данные по СССР и США. Они были нужны и для последней сталинской работы «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952 г.). Но получил Ста­лин, в буквальном смысле, фальшивку А вот потом хрущев-цы, как и нынешние «независимые аналитики-рыночники», его обвиняли и обвиняют в неправильном восприятии эко­номики, в ошибочной социально-экономической политике, в непонимании экономической ситуации и т.п. просчётах.

Экономист и историк Владимир Писарев считает: «По­сле 1950 г., когда СССР уже стал мировым лидером по про­изводству тяжелого стационарного оборудования для инду­стрии, экономисты и статистики, намеренно скрыв это от Сталина и от народа, и тем самым предотвратив своевре­менную социальную переориентацию экономики, повели страну по пути «экономического идиотизма». Это и поро­дило бесконечные, усугубляющиеся дефициты в стране при лидерстве СССР в добыче и использовании ресурсов, а так­же высокие цены, налоги и неестественную бедность боль­шинства населения. А все «реформы» 1985—1992 гг. были направлены на усугубление положения, из-за чего развали­лись экономика СССР и он сам…»

Подчеркнём, что в вышеупомянутой американской ди­рективе была высказана озабоченность большей эффектив­ностью именно советского государства, а не американского, в руководстве развитием экономики. Естественно, это преи­мущество надо было нивелировать.

По данным В. Писарева и некоторых других экономи­стов, в 1951-м СССР, обогнав США, вышел на первое место в мире также по количеству и мощности ежегодно выпуска­емых электродвигателей для комплектации ими всевозмож­ного оборудования. Но это достижение также было скрыто. Тем самым, Сталину не было позволено сделать вывод о том, что поставленная еще в 1929 г. задача — за 15 лет до­гнать США по уровню индустриализации — была в основ­ном решена, несмотря на все потери в войне, — с опоздани­ем всего лишь за 5 лет…

В. Писарев отмечает также, что «начатая при Сталине прак­тика сокрытая фактов, противоречащих интересам «динозав­ров индустриализации» (транснациональных структур. — А. ¥.), была продолжена и после него… Поэтому никто не может понять истинные причины экономической катастрофы и пред­ложить действенные меры по ее преодолению…» (Писарев В. Маркс, Ленин, Сталин, Горбачёв… и крах СССР. М., 1993).

Вполне преднамеренную аферу советские контрразвед­чики раскрыли несколько позже. Правда, без тяжёлых по­следствий для изобличённых.

Так, в рамках совместной операции КГБ и МВД СССР в начале-середине 1960-х в ЦСУ СССР, статуправлениях 6-ти союзных республик (включая РСФСР) и ряде НИИ были установлены факты многолетней деятельности по фальси­фикации или сокрытию подлинных данных по экономике и социальной сфере. Причем «группа» этих специалистов кос­венно была связана с небезызвестным англо-американским шпионом О. Пеньковским. В частности, изобличённые пять работников Госкомстата СССР и примерно 20 работников экономических НИИ в РСФСР и пяти союзных республиках получали и выполняли задания от Пеньковского и связан­ных с ним Винном и Чизхолм (резидентов британских спец­служб) по отправке «наверх» данных либо по всё большему отставанию ряда оборонных отраслей от западного уровня, либо — сфальсифицированной информации по перевы­полнению якобы плановых заданий в тех же отраслях. Но этот сектор работы Пеньковского был «затушёван» в ходе процесса над ним и его визави, как и в опубликованных в открытой печати СССР материалах того процесса (1963 г.), чтобы не создавалось впечатления о слишком разветвлён­ной деятельности «пеньковцев» и их агентуры в СССР…

В 1970—1980-х аналогичная деятельность выявлялась в большинстве союзных республик: в тот период это были в первую очередь работники, связанные круговой порукой с высшим руководством тех союзных республик. Однако изо­бличённые «статистики» и научные работники, в большин­стве своём, отделывались либо условными сроками, либо переводом на низшие должности.

Впрочем, высшее руководство СССР примерно со второй половины 1960-х едва ли было заинтересовано в подлин­ных статданных. Потому что, во-первых, системный, в том числе идеологический кризис в СССР начал усугубляться, а во-вторых — Западу удалось навязать Советскому Союзу такой характер гонки вооружений и политического соперни­чества в мире, выдержать которые можно было только при растущем экспорте всевозможного сырья. Чем — в ущерб гражданской экономике и соцсфере — оплачивались столь же быстрорастущие расходы на «оборонку» и смежные от­расли. Вплоть до спровоцированного в 1986—1987 гг. бес­прецедентного обвала мировых цен на нефть и газ, особен­но на советское нефтегазосырьё. Однако это хотя и смеж­ная, но другая тема…

По данным Института комплексных транспортных про­блем (ИКТП) при Госплане СССР, многие отраслевые ве­домства ещё в 1960—1970-х гг. фактически смирились с подтасованной и не подробной статисткой по сельскому хозяйству, пищевой промышленности и ряду других отрас­лей. Ведомства соответственно отвечали на статзапросы руководства страны и партии. Ибо подлинные статданные потребовали бы комплексного и быстрого исправления кри­зисной ситуации в экономике (см., напр.: «Вопросы совер­шенствования перевозок скоропортящихся продуктов» — Труды ИКТП при Госплане СССР. Вып. 28. М., 1972).

Но и после разрушения СССР такого рода фальсифика­ции продолжались. Так, «дело статистиков» было возбуж­дено Генпрокуратурой РФ в июне—июле 1998 г. по резуль­татам разработки ФСБ.

Всего были задержаны 9 человек, следователи объявили, что на обысках изъяли у арестованных работников Госком­стата (ныне — Росстат) наличных денег и ценностей более чем на 2,5 млн долларов.

Эти деятели искажали статинформацию из субъектов Федерации для последующего получения теми регионами новых крупных госдотаций, которые затем делились между участниками — задействованными статработниками и до­веренными лицами из тех же регионов.

Причем среди арестованных оказался и директор Го­скомстата Ю. Юрков. Но, за исключением Юркова, уже че­рез три года почти все эти арестованные были освобождены по амнистии…

Словом, политика разрушения Советского Союза и его распада на экспортно-сырьевые, фактически марионеточ­ные государства была комплексной и долговременной, включавшей и статистические фальсификации для высшего руководства страны.

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,217 сек. | 17.8 МБ