Врагам России «заграница» больше «не поможет»

Использование спецподразделений для пресечения международной террористической деятельности за преде­лами государства — практика, весьма распространенная в современном мире. Самый известный пример — успеш­ная операция по освобождению заложников — связан с Израилем: в 1976-м израильский спецназ освободил 80 пассажиров «Эйр-Франс», захваченных в Уганде в городе Энтеббе. Израильское правительство не могло пойти на то, чтобы выполнить предъявленные палестинскими бое­виками требования и освободить из израильских тюрем палестинских террористов.

В то же время на тогдашнего премьер-министра страны Ицхака Рабина оказывала давление группа род­ственников заложников, которые требовали выполнить все условия террористов, а Франция самоустранилась от участия в освобождении заложников после того, как террористы отпустили всех пассажиров, кроме 80 евре­ев. В ходе спецоперации под кодовым названием «Мол­ния», прошедшей за тысячи километров от самого Из­раиля, в которой участвовали четыре военно-транс­портных самолета, броневики и пушки, израильскому спецназу удалось уничтожить угандийскую охрану аэ­ропорта и ликвидировать террористов, освободив своих соотечественников.

Россия уже не раз оказывалась в подобных ситуациях, в которых жизнь российских граждан зависела от воли аб­солютно неподконтрольных России сил, а использова­нию силового фактора воздействия препятствовало соб­ственное законодательство. Продолжалось это до тех пор, пока в Совет Федерации не был представлен проект по­становления, согласно которому Президент России полу­чает право использовать для ликвидации террористов за пределами России спецслужбы и армейские подразделе­ния. В законопроекте указывается, что предложенные ме­ры преследуют цель пресечения международной террори­стической деятельности и будут осуществляться в соот­ветствии с законодательством РФ. Эта инициатива была вынесена «в развитие» личного приказа Президента Рос­сии спецслужбам найти и уничтожить убийц сотрудников российского посольства в Ираке.

Вообще, такие меры, как нанесение ударов по терро­ристам за пределами своей территории, может позво­лить себе только великая держава, которая претендует на статус мирового центра силы. Совершенно очевид­но, что даже региональный лидер не смог бы отстаивать свои интересы за рубежом с использованием военной силы, если бы как минимум не заручился поддержкой одной из сверхдержав. Россия же довольно последова­тельно, особенно в направлении реализации интегра­ционных проектов в Евразии и создания мощных воен­ных блоков, таких, как ОДКБ, демонстрировала всему миру, что претендует на возвращение статуса великой мировой державы. Осуществление превентивных уда­ров за пределами своих границ — безусловная прерога­тива крупных субъектов мировой политики. И Россия, развязав себе руки в преследовании своих врагов за ру­бежом, четко обозначила претензии на вновь восста­новленный статус сверхдержавы.

В ответ же российское руководство слышит лишь на­поминания Запада о том, что Россия при любых обстоя­тельствах должна оставаться в своих нынешних геопо­литических границах. А ситуация с освобождением Южной Осетии от грузинских оккупантов, уничтоже­нием очагов агрессии на территории Грузии вообще вы­звала шок и истерику в Европе.

Стать великой державой невозможно без осуществле­ния стратегической экспансии и без реализации внеш­него влияния на окружающее нас пространство. Вся внешняя политика тех же США ориентирована именно на это — на захват под свой контроль все больших терри­торий далеко за пределами своих границ и на установ­ление там своего безусловного влияния. В нашем же случае речь пока идет лишь о восстановлении утрачен­ного влияния России на пространстве евразийского континента. Россия должна четко обозначить, а в даль­нейшем воспринимать это пространство как зону своих прямых стратегических интересов и, безусловно, его контролировать. Именно Россия отвечает за безопас­ность Евразии как крупнейшее геополитическое и по­литическое образование на континенте. Так что мера, предложенная президентом и утвержденная Федераль­ным Собранием, — очередной шаг, закрепляющий за Россией статус великой мировой державы.

Однако, как известно, великие цели неизбежно тре­буют жертв, и нам следует быть готовыми к тому, что не­которые страны будут всячески препятствовать нам в осуществлении возвращения нашего былого имперского величия. Те же Соединенные Штаты, которые сегодня как никогда близки к статусу единственной мировой ги­пердержавы, никогда не смирятся с появлением конку­рента на мировом пространстве. США вообще всегда крайне болезненно воспринимали попытки «подвинуть» их на мировой политической арене. И, конечно, подоб­ная заявка России на мировую субъектность также не ос­танется незамеченной. Даже больше — эта заявка может травмировать руководство Америки. Неизбежно следует ожидать ответных шагов, в первую очередь, поднятого американскими карликовыми сателлитами, особенно в Восточной Европе, воя о том, что Россия пытается реа­лизовать свои имперские амбиции. Однако, несмотря на все это, Россия должна последовательно отстаивать дан­ную позицию, иначе малейшее отступление будет вос­принято как сдача, за которой последует усиление ответ­ного давления. На сегодня наша страна готова к тому, чтобы отразить любые нападки такого рода, и никакой дешевый «черный пиар» и медийное давление, спрово­цированное США, не сможет нас остановить. Сделав первый шаг, мы не имеем права больше останавливаться и отступать назад. Россия просто вынуждена теперь быть последовательной.

Безусловно, применение данной стратегии необхо­димо реализовать, в первую очередь, на постсоветском пространстве. Как мы знаем, международный терро­ризм — это явление во многом искусственное, которое использовалось США как инструмент давления на Рос­сию для того, чтобы расширить сферу влияния атлан-тизма. Для того, чтобы эти группы максимально эффек­тивно существовали, они должны иметь свои базы на территориях, непосредственно прилегающих к России. Совершенно очевидно, что подобные базы и структуры находятся, в частности, на территории враждебного нам сегодня «грузинского государства», которое управляет­ся марионеточными проамериканскими элитами. Тоже самое касается Украины, пытающейся создать пробле­мы нашему Черноморскому флоту в Крыму.

Международный терроризм — понятие рукотворное, и за всеми его проявлениями сегодня стоят Соединен­ные Штаты Америки. Россия либо будет противостоять международному терроризму совместно со своими союз­никами по ШОС, СНГ, другими странами Евразии и Ла­тинской Америки, либо перестанет существовать как су­веренное большое пространство. Международный тер­роризм — это серьезно, но корни его находятся совсем не там, куда указывают западные стратеги. Единственная панацея от международного терроризма — это империя. А империя наносит удары туда, куда в состоянии дотя­нуться.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,112 сек. | 12.88 МБ