Архангельское — балет Чайковского «Лебединое озеро» и военно-политический переворот (ГКЧП-1)

С осени 1990 г. наши две семьи, Ельциных и Хасбула­товых, жили в дачном поселке Архангельское по соседству. Мы часто запросто захаживали друг к другу — на обед, ужин или просто поговорить о делах. Наши жены общались между собой еще чаще. В поселке жили также члены правительства России, вице-президент, депутаты, некоторые помощники президента Ельцина, в общем, почти все руководство России (кроме Ивана Силаева).

Вечером 18 августа, сразу же после прибытия из Грозно­го, я направился в Архангельское (там, как оказалось, меня ждали служебные пакеты, направленные из канцелярии пре­зидента Горбачева). Жена, Раиса Хасановна, планировала при­ехать к вечеру — она была в московской квартире. Позвонил Ельциным, Наина Иосифовна сообщила, что Ельцин в воз­духе, летит из Алма-Аты в Москву, прибудет поздно. Как я выше заметил, он гостил у президента Казахстана — Нур­султана Назарбаева. Я его встретил, как обычно, у трапа са­молета, и мы оба приехали в Архангельское. Ехали, разгова­ривали, обменивались впечатлениями, кое о чем переговори­ли, решили встретиться в Парламентском дворце в 10 часов утра, до заседания Президиума Верховного Совета (назна­ченного мной на 11 часов).

На следующий день, 19 августа, как обычно, я встал в 6 часов утра, быстро привел себя в порядок, разогрел кофе, выпил чашку. Зашел водитель, Володя, сообщил, что можно ехать (кстати, никакой охраны у меня не было). Зазвонил те­лефон, поднимаю трубку — говорит взволнованно жена, спра­шивает: «Что случилось? Соседи говорят о том, что произо­шел переворот, ты знаешь об этом?» Отвечаю: «Ничего не знаю». — «Включи телевизор!» Включаю. Фрагменты из ба­лета Чайковского «Лебединое озеро». Смотрю на экран. Тут же звонит мой университетский однокашник, Женя Фино-ченко, кричит в трубку: «Руслан — переворот! Готовься к бою!» Непрерывные телефонные звонки… А по телевизо­ру — музыка Чайковского, «Лебединое озеро». Появляется скупая официальная информация относительно того, что президент Горбачев болен, его обязанности исполняет вице-президент Геннадий Янаев. Создан Государственный коми­тет по чрезвычайному положению (ГКЧП), в который во­шли 8 человек: Г. Янаев (вице-президент), В. Павлов (пре­мьер), Д. Язов (министр обороны), В. Крючков (председа­тель КГБ СССР), Б. Пуго (министр внутренних дел), О. Бакланов (член Политбюро ЦК КПСС), Шенин, Тизя-ков, В. Стародубцев. На отдельных территориях страны (включая Москву и Ленинград) введено чрезвычайное поло­жение… Лихорадочно размышляю.

Первое — это минимум попытка государственного пере­ворота. Как глубоко простираются замыслы? Насколько они решительны? Убили Горбачева? Упрятали за решетку? Или он участвует с ними, играет запасную роль? Вряд ли! Их за­дачи? Ограничиваются свержением Горбачева? Или еще что-то?

Второе. Отношение путчистов к российскому руково­дству — каково оно? Видимо, на острие — Ельцин и я. Я уже давно являюсь одной из главных мишеней, мешающей им нейтрализовать Ельцина (как в случае с «шестеркой»).

Третье. В какой степени задействована армия?

Все эти «почему?», «кто?», «как?» и «что делать?» бук­вально стучали в моей голове. Я бегом направился к дому Ельциных.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,151 сек. | 12.48 МБ