Фрагмент выступления: Почему распался Советский Союз?

Я извинился за «сбой» и, не прося у съезда права на внеочередное выступление, прошел к трибуне и начал гово­рить. Выступление мое длилось примерно 15 минут, оно бы­ло кратким, сжатым. Я сделал небольшой экскурс в историю страны, несколькими штрихами охарактеризовал горбачев­скую перестройку. Напомнил свою позицию относительно Союзного договора как неверного подхода. Коснулся долгих экспериментов в экономике, их разрушительных последст­вий, обозначивших гибельное движение великой империи к своему распаду, остановился на последствиях ГКЧП. Затем затронул вопрос о Федеративном договоре. Сказал, что если мы не хотим повторить трагическую судьбу СССР, нам надо быстро завершить процесс выработки и подписания Федера­тивного договора…

…Но сейчас нас ждут очень серьезные дела в связи с точно установленным фактом распада СССР. И от того, как мы с вами проголосуем — ратифицируем соглашение о роспуске СССР или не ратифицируем, — абсолютно ничего в мире не изменится. Гибель империи — свершившееся событие. Можно по-разному к нему относиться — есть люди, которые празд­нуют это событие, я никогда не был ранее и не являюсь сего­дня сторонником этого взгляда. Я считаю, что гибель совет­ской империи — СССР таится в сфере не объективных, а субъ­ективных начал, и это — величайшая трагедия не только для народов СССР, но и для всей современной цивилизации…

…Но все это должно стать предметом будущих фунда­ментальных исследований. Мы сегодня вряд ли сможем дать конкретную оценку этому событию во всем его трагизме… Поэтому, уважаемые народные депутаты, — признаюсь вам, — я не был сторонником вынесения этого вопроса на обсужде­ние нашего съезда… Начавшаяся дискуссия только подтвер­дила мои опасения. Поэтому позвольте мне воспользоваться одной из немногих прерогатив Председателя Верховного Со­вета и снять этот вопрос с обсуждения уважаемого съезда народных депутатов. Соответственно, «закрывается» и дис­куссия на эту тему. К этому вопросу мы вернемся в свое вре­мя, когда он будет подготовлен не только практически, но и в теоретико-методологическом плане, а также с позиций его анализа в международном аспекте…

Многие депутаты были недовольны таким решением — они хотели поставить вопрос о «государственной измене» (со стороны подписантов Беловежских соглашений), иола-гая, что ситуация благоприятствует этому И они были пра­вы — создалась реальная угроза для возбуждения уголовно­го преследования «тройки». Я знаю, что даже нерешитель­ный Горбачев внимательно наблюдал за ситуацией и мог от­дать приказ арестовать «тройку». Ельцин очень опасался та­кой перспективы — фактически он повторил опыт ГКЧП.

Депутаты прислушались к моему мнению и не стали ос­паривать решение главы парламента снять с дальнейшего обсуждения этот чрезвычайно важный вопрос. После этого я объявил перерыв. Ельцин с трудом приходил в себя — он был смертельно напуган…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,160 сек. | 12.42 МБ