Дубль второй

Естественно, по случаю небывалой осечки не обошлось без особого отдела. Контрразведчики сразу же сообщили о срыве испытаний на Лубянку, а оттуда доклад пошел лично Никите Сергеевичу Хрущеву. Четверых «сталкеров» таска­ли на допросы и заставляли писать объяснительные: кто что делал, что говорил, когда и где? Пытались дознаться: уж не происки ли врагов сорвали испытания?

Тем временем адмирал Петр Фомин принял решение про­ложить к бомбе третью, резервную линию, но для этого на полигоне не оказалось необходимых приборов и оборудова­ния. Тогда связались с Москвой.

Прилетел самолет с Большой земли, привез все необходи­мое. К слову, нужные предохранители на замену сгоревшим с трудом нашлись в одном из Военно-Морских НИИ в Ле­нинграде. Этим же бортом на полигон прибыл начальник Главного управления опытовых работ Минсредмаша гене­рал-лейтенант Николай Иванович Павлов и научный руково­дитель эксперимента «ФО-3» Георгий Львович Шнирман.

Пошел новый отсчет времени подготовки «физического опыта» для сотен людей на десятках пунктах наблюдения, кораблях, самолетах, на измерительных площадках испыта­тельного полигона.

Вторую попытку «ФО-3» предприняли через несколько дней. Завести на бомбу третью, резервную цепь электропро­водки поручили все тем же: капитан-лейтенанту Ковалеву, старшему лейтенанту Симанкову и гражданским специалис­там Коленову и Жучихину. Они же установили еще один приемник радиосигнала, работавший в системе с остальной аппаратурой. Четверка «сталкеров» работала весь день

Взрыв «ФО-3», рассказывают, получился очень краси­вым. Хотя не знаю, можно ли гак говорить о рукотворных явлениях несущих смерть. А вскоре в губе Черной взорвали еще одну бомбу…

За наладку системы автоматики, давшей осечку атомной бомбе, капитан-лейтенанта Владимира Ковалева наградили орденом Красной Звезды, и министр обороны Р.Я. Малинов­ский досрочно присвоил ему звание капитана III ранга.

Двое других «сталкеров» октября 1957-го впоследствии связали свою жизнь с атомным оружием. Юрий Коленов ра­ботал в одном из КБ города Сарова бывшего Арзамаса-16, Он лауреат Государственной премии, ученый-исследователь. Виктор Жучихин до последнего времени проживал в Сне-жинске, бывшем Челябинске-40, — уральском двойнике Ар­замаса-16.

На Новой Земле после того случая Владимир Петрович Ковалев прослужил еще шесть лет. По его словам, он никог­да ничем не болел. Сколько бэр «взял» на новоземельских испытаниях атомного оружия, не знает, и говорит, что знать не хочет. Годы, проведенные на Новой Земле, испытатель Ковалев назвал самыми счастливыми в своей жизни.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,360 сек. | 12.5 МБ