Физический опыт № 3

Действительно «осечка» с атомной бомбой случилась в сентябре 1957 года в губе Черной. Предстояло взорвать оче­редной заряд, однако необычный. Главной целью экспери­мента ставилось изучение последствий особо жесткого радиоактивного излучения. Такое собирались получить при взрыве под условным названием «ФО-3», которое расшиф­ровывалось как — физический опыт № 3. Сейчас уже извес­тно: опыт был предтечей той самой нейтронной бомбы, изобретением которой, нас пугали США уже в 70-х.

Ядерное устройство мощностью порядка 15-20 килотонн смонтировали на верхней площадке 15-метровой башни. С пунктом подрыва ее связывали электрические провода. Под­ходы к башне перекрывались рядами колючей проволоки. Подрыв осуществлялся несколькими ступенями: детонато­ры бомбы срабатывали от тока электрогенератора, генера­тор включала автоматика, а чтобы сработала она, нужно было, во-первых, подать на нее электричество, а во-вторых, получить радиосигнал с КП.

Поначалу все шло, если так можно сказать, по привычно­му сценарию. На пункте подрыва «изделия» так называли ядерное устройство, специалисты проверили аппаратуру, убедились в ее исправности и провели пробные сеансы свя­зи с командным пунктом, который располагался в 9 кило­метрах от эпицентра будущего взрыва. Как и положено, все операции дублировались и окончание их подтверждалось за­писями в специальных журналах. Это делали не только офи­церы, Владимир Ковалев и его заместитель Иван Симанков, а также представители Министерства среднего машиностро­ения, проверявшие готовность заряда по своей части. Жур­налист Литовкин тоже назвал их имена — Виктор Жучихин и Юрий Коленов. Уходя с площадки, они замкнули рубильник. Тогда же начальник пункта подрыва капитан-лейтенант Вла­димир Ковалев опечатал ворота площадки. Еще полтора часа ушло на то, чтобы катер доставил всех четверых через губу Черную на КП.

Старшим на командном пункте в тот день был адмирал Петр Фомич Фомин — начальник 6-го Главного управления ВМФ. Здесь же находилась большая группа генералов и ад­миралов. Ждали взрыва.

Пошел отсчет времени. Все, кто был на КП, надели за­щитные черные очки — вспышка атомного зарева могла ос­лепить. Наконец — время «ноль»! А взрыва нет!

Хронометр отсчитывал секунды и дальше: прошла уже минута. Взрыва нет!

Первое оцепенение собравшихся на КП сменилось заме­шательством, а потом гневом и руганью. Но наступило вре­мя и остыть: ругайся не ругайся — делу не поможешь, надо выяснять, что же случилось.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,181 сек. | 17.37 МБ