Провал горбачевского проекта нового Союзного договора — Союза Суверенных Государств (ССГ)

Проект нового Союзного договора президент Горба­чев, в ходе известного новоогаревского процесса (бесконеч­ные заседания участников проводились в доме отдыха посел­ка Ново-Огарево), завершил к концу октября; он назывался Союз Суверенных Государств ( ССГ ). Вполне естественно, что после августовских событий это проект сильно отличал­ся от того, первого, который Горбачев хотел представить на одобрение главам республик 20 августа 1991 г. Новый доку­мент превращал СССР в весьма «рыхлую» конфедерацию из 8—9 бывших союзных республик, со слабыми органами вла­сти и управления, во главе которых находился президент — также с крайне ограниченными полномочиями.

Но и этим документом Ельцин, после провала ЧП в Гроз­ном (по вине Горбачева, как он полагал), был уже недоволен. Немедленно после этого провала изменилась общая обста­новка в рабочих группах по подготовке Союзного договора. Ельцинская сторона, которую представляли Шахрай, Стан­кевич и Котенков, получила указание свести к минимуму полномочия нового Союзного центра в «документе», кото­рый, как я отмечал, был согласован уже к концу октябре 1991 г. Согласно этому указанию, из текста проекта договора были «убраны» все статьи, регулирующие сферы деятельно­сти центральных органов «нового союза государств». Более того, он отныне даже уже не назывался «союзным государст­вом» — а неким «содружеством». В результате проект доку­мента лишался какого-либо позитивного смысла как объе­диненного государства — это уже был проект даже не то что федеративного, но даже и не конфедеративного устройст­ва стран, в то время как юридически все еще существовал СССР. Даже вопросы обороны должны были регулировать­ся не союзным законодательством, а «соглашениями» под­писавших договор республик. Горбачев унизительно сдавал позиции за позицией, возможно, не понимая, что он делает.

Но и этого елыдинистам уже было недостаточно. Они поста­вили задачу отказаться принципиально от любой формы или типа Союзного договора, что и было сделано 8 декабря 1991 г. Но посмотрим, как развивались события в связи с этим горбачевским проектом.

14 ноября в Ново-Огареве состоялась пресс-конферен­ция членов Государственного совета СССР (он был создан Горбачевым в конце августа 1991 года, в который входили лидеры союзных республик, заявивших о своем согласии уча­ствовать в работе нового Союзного договора). Ельцин, вы­ступая на этой пресс-конференции вслед за Горбачевым, ска­зал, что надо дорожить общим домом, каковым был СССР, заверил всех граждан страны о своей приверженности сохра­нения единого СССР и ко всеобщему удовлетворению за­явил: «Союз будет!» Для парафирования Договора руково­дителями республик была определена дата 25 ноября 1991 г. Все они отказались подписать подготовленный и согласован­ный с ними текст Договора. Президенты республик уже не вышли к прессе — на пресс-конференции был одинокий, растерянный Михаил Горбачев, который сообщил гражда­нам СССР о том, что руководители союзных республик от­казались парафировать согласованный с ним ранее текст До­говора — вслед российскому президенту Ельцину. Они, однако, видимо пожалев Горбачева, дали свое милостивое согласие направить этот проект Договора в национальные парламенты для обсуждения… Это был очень дурной знак, но я полагал, что в процессе обсуждения в парламентах мы (главы парламентов) сможем найти выход из ситуации, «от­редактируем» некоторые положения и таким образом попы­таемся сохранить Союзное государство, хотя бы в форме Конфедерации. Я созвонился тогда с председателями Верхов­ных Советов Казахской и Киргизской республик и догово­рился о наших совместных действиях. Они были согласны с таким подходом. Об этом же я говорил в те дни с Ельциным, при этом я снова сказал ему, что необходимо торопиться с назначением Правительства СССР — нам, российским вла­стям, необходима координация с союзными властями; сле­дует вдохнуть жизнь и в Верховный Совет СССР — избрать председателя вместо арестованного Анатолия Лукьянова, поскольку без председателя парламентарии работать в пол­ной мере не в состоянии — в противном случае Союз «рассы­плется» явочным порядком. Ельцин слабо соглашался.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,121 сек. | 12.52 МБ