Геополитическая ситуация в мире в конце 70-х — начале 80-х гг.

В 70-е — начале 80-х гг. XX века СССР находился на высшем пике своего экономического, политического и воен­ного могущества. Советский Союз занимал вторые, после Соединенных Штатов, позиции как супердержава, вел мощ­ную конкурентную борьбу с ними на всех континентах и океа­нах. СССР возглавлял мировую социалистическую систему, которая состояла из почти 30 стран, расположенных в Евро­пе, Азии, Латинской Америке и Африке, с третью всего насе­ления мира, интеграционную группировку социалистических стран — Совет экономической взаимопомощи (СЭВ) и воен­но-политический блок — Варшавский договор, противостоя­щий НАТО.

СССР полным ходом включился в гонку вооружений, которая развернулась после более или менее благополучно­го завершения Карибского (Кубинского) кризиса — устране­ния Никиты Хрущева в СССР и гибели американского пре­зидента Джона Кеннеди в первой половине 60-х.

Вьетнамская война США во многом питала эту гонку, так же как и экспансионистскую политику по «советизации» ре­гионов развивающегося мира Азии, Африки и Латинской Америки. Эта политика поглощала огромные материальные и финансовые ресурсы, отвлекала их от созидательного строи­тельства СССР, освоения Сибири и Дальнего Востока, и да­же от реализации элементарных программ дорожного стро­ительства и протяженной производственной инфраструк­туры.

СССР включился в глобальное военно-политическое со­ревнование с США прежде всего в двух сферах — гонке воо­ружений и территориальной экспансии советского социа­лизма. Последняя в немалой степени осуществлялась в форме «помощи» «прогрессивным» развивающимся странам, избрав­шим «путь некапиталистического развития» (или «путь со­циалистической ориентации»). При этом, что характерно, несмотря на масштабную помощь многим из них, она не соз­давала прочную основу для формирования в них экономиче­ских позиций и интересов СССР, поскольку не опиралась на конкретные предприятия, являющиеся, хотя бы частично, в собственности организаций СССР; то есть не возникали се­тевые экономические отношения, свойственные иностран­ному сектору экономики в иностранных государствах. «По­мощь» исключительно направлялась для целей укрепления политических режимов, их армий, строительства дорогостоя­щих инфраструктурных объектов — предприятий энергети­ки, транспорта, крупных металлургических заводов и т.д. — никаких экономических позиций такого рода «помощь» для СССР не создавала. Военные перевороты или приход дру­гих правительств к власти приводили к немедленному «вы­мыванию», казалось, сильных позиций СССР в такого рода странах, оставляя за собой лишь «долги», возвращение кото­рых считалось необязательным. Долги «повисали» на прави­тельствах, а не на конкретных промышленных объектах, ко­торые здесь создавались, — в этом состояла органическая «узость» той помощи, которая покоилась на социалистиче­ских принципах, отрицающих отношения частной собствен­ности и во взаимоотношениях с иностранными государст­вами.

Политика международной конфронтации Варшавского пакта с одной стороны и НАТО — с другой усилилась после вторжения армий первого в Чехословакию для подавления «пражской весны» в августе 1968 г. Некоторые позитивные перемены наметились после подписания целого ряда согла­шений и договоров между СССР и США в 1972—1974 гг. в области сокращения производства и размещения систем про­тиворакетной обороны (ПРО), подписания Хельсинкского заключительного акта 1975 г., по линии Организации по безо­пасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Но оккупация Афганистана в конце 1979 г. и начавшаяся здесь война против советской оккупации перечеркнули эти достижения и обозначили новый, гигантский уровень гонки вооружений и, соответственно, повышение общей геополи­тической нестабильности в мире. Такая обстановка, очевидно, служила базой для повышения военно-политической напря­женности и на Ближнем Востоке, не позволяла приступить к поискам долгосрочного мира между Израилем и палестин­ским народом (в соответствии с резолюциями ООН о созда­нии здесь двух государств, от 1947 г.), приводила к возник­новению постоянных конфликтов и войн. «Звездные войны» президента США Рональда Рейгана, объявление им СССР «империей зла» мощно подталкивали советских руководи­телей к гонке вооружений, к созданию все более новых и чрезмерно дорогостоящих систем оружия и вооружений. На функции государства накладывалось такое тяжкое бремя, что они становились все менее эффективными. Все это на­носило сильный удар по социально-экономическому поло­жению советского народа, замедляло темпы улучшения их уровня жизни.

Через несколько месяцев после смерти Юрия Андропова, обласкавшего знаменитого режиссера Таганки Юрия Люби­мова (вполне в духе Николо Макиавелли), новый генсек ЦК КПСС Константин Черненко лишил Любимова гражданст­ва СССР и выдворил за пределы страны. Известный драма­тический факт — сбитый советскими ВВС «Боинг-747» с 269 пассажирами на борту уже тогда, когда гигантский лай­нер покинул территорию СССР и находился в пределах тер­ритории Южной Кореи, предельно накалил международную обстановку. Именно тогда Рональд Рейган сформулировал свою знаменитую фразу относительно того, что СССР — «это империя зла» и, как всякое зло, его надо сокрушить. Ги­гантские денежные потоки супердержавами (СССР и США) интенсивно направлялись на военные цели, в том числе на развертывание системы «звездных войн». Но США могли это себе позволить, а СССР — нет, но этого, видимо, еще не понимали в «советских руководящих кругах».

Михаил Горбачев, судя по его уже первым шагам, пред­принятым прежде всего в сфере военно-политических отно­шений с США, хорошо понимал необходимость достижения международных договоренностей, во-первых, снижающих порог вероятного возникновения ситуации, ведущей к гло­бальной войне, и, во-вторых, прекращающих политику гон­ки вооружений. Эти цели им были провозглашены как со­ставная часть политики «перестройки» в общих рамках соз­дания «социализма с человеческим лицом». Горбачев начал интенсивные переговоры с США, их президентом Рейганом. В результате нескольких раундов встреч и переговоров отно­шения между СССР и США начали значительно изменять­ся в направлении разрядки, что оказывало мощное позитив­ное воздействие на всю систему международных отношений и позиции СССР в системе мирового сообщества.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,114 сек. | 12.6 МБ