Гонки ядерной зимы. За полярный круг

Мало кто знает, что изначально «для разового испытания ядерного подводного заряда» предлагался полигон возле ос­трова Нокуев в Баренцевом море. Это всего в 50 километрах к северо-западу от Гремихи. Однако главком флота Н.Г. Куз­нецов с этим не согласился и заметил: «Необходимо исхо­дить из того, что военно-морское ядерное оружие будет совершенствоваться. Разовым испытанием это дело не за­кончится. Нам нужен свой постоянно действующий поли­гон, но в более удаленном от материка месте…». Тогда-то полковник Евгений Никифоров ич Барковский и предложил рассмотреть «кандидатуру» Новой Земли, где он служил два года Великой Отечественной в должности начальника инже­нерной службы местной ВМБ. Главком согласился и вынес вопрос на рассмотрение Совета Министров.

В июле 1954 года в обстановке строжайшей секретности из Молотовска к Новой Земле вышел минный тральщик. На его борту находились — контр-адмирал Н.Д. Сергеев — тог­дашний командир Беломорской военно-морской базы, не­сколько офицеров Главного штаба ВМФ и ряд видных ученых. Им предстояло сделать заключение «о пригодности архипелага» к испытаниям. И они такое заключение дали. Комиссия учла рельеф местности, наличие глубоководных бухт и заливов, а также и высоких гор, но главным посчита­ла удаленность будущих испытательных площадок от насе­ленных пунктов на материке.

Строительство первых объектов Новоземельского поли­гона велось в кратчайшие сроки процесс подгонялся из­вестным военным соперничеством США и Советского Союза. Объективно это была очень сложная задача, посколь­ку речь шла не о материке, а об удаленных островах, да еще и за Полярным кругом. Есть упоминание, что руководитель советской атомной программы академик И.В. Курчатов даже сомневался успеют ли моряки подготовить место для испытаний?

Основные объекты испытательного комплекса решили расположить в губе Белушьей, а для зоны «А», где, собствен­но, и планировали вести атмосферные и подводные взрывы, определили другую губу Черную. И вовсе не случайно. По результатам гидрологических исследований, последняя по сравнению со многими другими заливами Новой Земли, име­ла ограниченный водообмен с Баренцевым морем. Поэтому выброс в океан радиоактивных элементов взрыва ожидали небольшой. К тому же зараженную воду, по расчетам, веро­ятнее всего, «прижало» бы к Новоземельскому побережью мощным островным течением, и она не достигла бы материка.

Общая характеристика губы Черная: закрытая, с высоким скалистым восточным берегом и менее высоким западным. Ширина бухты в горле около 1,5 километра, длина наиболь­шая — порядка 20 километров, ширина 7 километров. Об­щая площадь порядка 70 квадратных километров. Средняя глубина — 35 метров, наибольшая — 70 метров. Сразу отметим, что взрывы проводились в районах акватории с глубиной 55-60 метров.

Первым командиром Новоземельского полигона боль­шинство авторов называют капитана I ранга В.Г. Старикова — известного командира-подводника Великой Отечественной войны. Это не совсем так. Стоит восстановить справедли­вость. До того как Валентин Георгиевич принял дела, поли­гоном несколько месяцев командовал уже упомянутый полковник Евгений Никифорович Барковский. Но здесь ого­воримся. Во-первых, должность его была «с приставкой» -исполняющий обязанности начальника. Во-вторых, он ее исполнял одновременно с обязанностями начальника строи­тельства — «Спецстроя-700» (главный инженер Д.И. Френкель).

В «Спецстрой» входило тринадцать батальонов. Строить предстояло: центральную базу полигона причалы, здания и объекты научно-технического комплекса, служебные по­мещения и жилье, а также аэродром и авиационную базу в небольшом поселке Рогачево.

Одновременно строители начали подготовку испытатель­ной акватории в губе Черная. Здесь, кроме постоянных объ­ектов, создавались опытные инженерные сооружения два ряжевых и один бетонный пирсы, противодесантные соору­жения. Впоследствии всем им предстояло пройти проверку на ядерную взрывостойкость.

Поток строительных материалов и конструкций пошел на Новую Землю с материка, когда постоянных причалов здесь еще не было. Пригодился опыт Е.Н. Барковского в строительстве плавучих сооружений. Ранее Евгений Ники­форович разработал плавучий причал с выдвижными опо­рами, опытный образец которого испытывался в Молотовске. Отметим, что позднее Е.Н. Барковский был удостоен Ле­нинской премии за это свое изобретение. А тогда, в 1955-м его уникальную конструкцию прибуксировал в губу Белу-шью транспорт «Кубань». Здесь ее пристыковали к уже имевшемуся деревянному ряжевому основанию. В резуль­тате получился причал общей длиной 80 метров. Так у стро­ителей и моряков появилась возможность вести работы судовыми грузоподъемными стрелами.

Основными типами строительных объектов были щито­вая деревянная казарма и такие же домики. На акватории

Черной организовали и «лесную гавань», куда сгружался строительный лес. Для этого водный участок бухты огради­ли бонами, а рядом на берегу построили лесопилку.

Но особо важные здания строили сразу каменными. К та­ким относилось, например, помещение, где окончательно собирали ядерные заряды — ДАФ. Бетон, к слову, тоже гото­вили на месте — для этого специально построили небольшой заводик.

Пик работ «Спецстроя-700» пришелся на лето 1955 года. К концу августа были построены основные объекты первой очереди полигона в Белушьей, Рогачево и Черной. Но уже тогда военные работали, имея четкую перспективу. Об этом говорит то, что с апреля следующего года были развернуты работы на объектах и площадках острова Северный Новозе­мельского архипелага и в районе пролива Маточкин Шар.

Всего же в создание Новоземельского полигона участво­вали специалисты примерно десяти министерств и ведомств, двадцати НИИ, КБ и порядка сотни предприятий различно­го профиля.

Одновременно с военными строителями к островам уст­ремились и силы Северного флота им тоже надлежало вой­ти в структуру нового полигона. Корабли в основном отряжались из состава Беломорской военной флотилии, в помощь им Северный флот направил свои ледоколы. Непос­редственно на Новой Земле базировались также минные тральщики, большие охотники, танкодесантный корабль ДК-378, буксиры, катера и баржи, объединенные в 525-й ди­визион кораблей и судов специального назначения.

Главным же, штабным кораблем стал бывший финский относительно небольшой (водоизмещение 3500 тонн) грузо­пассажирский пароход «Эмба» датской постройки. Коман­довал кораблем капитан II ранга Д.П. Гилевич. Кстати, пароход этот, как частого гостя, помнят многие ветераны Се­веродвинска. Перед тем как он поступил в распоряжение во­енных моряков, «Эмбу» переоборудовали и оснастили комплексом «Мрамор» для радиотелеуправления различны­ми объектами на боевом испытательном поле. В подчинение начальника полигона пароход передали в сентябре 1955 года.

17 марта 1956 года постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР за № 357-228 были определены границы Новоземельского полигона. В них он существует и в насто­ящее время.

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,189 сек. | 12.45 МБ