Горбачев — Картер — Рейган: корпоратократия

Горбачев был, несомненно, идеалистом-романтиком, он занял позиции решительной ревизии коммунизма в на­правлении сближения с европейской социал-демократией (хотя официально остерегался провозглашать такой курс для КПСС, выдвинув лозунги «очищения партии» и «вся власть Советам»). При этом он глубоко верил в то, что такие пози­ции обеспечат ему прочную поддержку в народе, упустив из виду, что такая поддержка в демократическом государстве всегда покоится на вещественных результатах деятельности власти (уровень жизни населения). Эти романтически-гума­нистические ожидания своей мессианской роли отчетливо отразились, например, в самом названии его книги «Новое мышление для СССР и всего мира», положения которой претендовали на некую универсальность (что было просто смешным). Однако реальная политика Горбачева провозгла­шала честность и открытость во внутренней и международ­ной политике, необходимость существенного сокращения вооружений и вооруженных сил, снятие политической на­пряженности между супердержавами и в конфликтных ре­гионах мира, решение межгосударственных противоречий исключительно через переговоры, диалог конфликтующих сторон, резкое повышение роли ООН и т.д.

В этом отношении Михаил Горбачев в значительной мере напоминал американского президента Дж. Картера (с его при­оритетом на морально-нравственные принципы политики США), который проиграл в ноябре 1980 г. президентские выборы Рональду Рейгану. Истинными причинами тогдаш­него поражения Картера явились не некие факторы, связан­ные «со слабоволием» президента, и прочие, на которые ука­зывали аналитики, а совсем другие. Это прежде всего два следующих: во-первых, подписание Картером историческо­го договора между США и Панамой (с генералом Омаром Торрихосом) о переходе контроля над Панамским каналом в руки Панамы; во-вторых, провал операции по спасению аме­риканских дипломатов в Иране (от пришедшего к власти в Иране после свержения иранского шаха имама Хомейни). Эти два события настроили против Картера крупные амери­канские корпорации (корпоратократия — по определению Джона Перкинса). (См.: ПеркинсДжон. Исповедь экономи­ческого убийцы. Пер. с англ. М., 2007. С. 272.) Вот что пишет этот автор, сравнивая Картера и Рейгана:

«Возможно, Картер не был успешным политиком, по его видение Америки совпадало с тем, что было определено па­шей Декларацией независимости. Сейчас, по прошествии вре­мени, он представляется наивно старомодным, отголоском идеалов, на которых строилась наша страна и которые влек­ли наших дедов к ее берегам. В сравнении со своими ближай­шими предшественниками и преемниками, Картер представ­ляется аномалией… Рейган, напротив, совершенно очевидно был строителем глобальной империи, слугой корпоратокра-тии. Еще во время выборов я подумал, что его актерское про­шлое вполне соответствовало ситуации: это был человек, подчинявшийся указаниям свыше, знавший, что значит дей­ствовать по указке. Chi будет прислуживать людям, переме­щавшимся из кабинетов генеральных директоров в правления банков и залы правительства, тем людям, которые, на первый взгляд, прислуживают ему, но на самом деле руководят пра­вительством, — таким людям, как вице-президент Джордж X. У. Буш, госсекретарь Джордж Шульц, министр обороны Каспар Уайнбергер, Ричард Чейни, Ричард Хелмс и Роберт Мак-намара. Он будет защищать то, чего хотят эти люди: Аме­рику, контролирующую весь мир и все его природные ресурсы;

мир, подчиняющийся ее приказам; американских военных, на­саждающих придуманные Америкой порядки; международ­ную коммерческую и банковскую систему, обеспечивающую поддержку Америки как генерального директора глобальной империи… Вместо президента, чьей величайшей целью было достижение мира во всем мире и уменьшение зависимости США от нефти, пришел человек, веривший в то, что законное место США — на вершине мировой пирамиды, при поддержке военной силы, а контроль США над нефтяными месторожде­ниями, где бы они ни находились, является частью Замысла Провидения. Президента, установившего солнечные батареи на крыше Белого дома, заменил человек, который их демонти­ровал, едва вселившись в Овальный кабинет».

Под натиском Рейгана Горбачев непрерывно отступал. К удивлению огромного числа интеллектуальной элиты СССР и восточноевропейских стран, была прекращена деятельность Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), который нуж­дался в реформах, а не в «роспуске». И это в тот период, ко­гда были установлены официальные отношения между ЕЭС и СЭВ как двумя ведущими интеграционными экономиче­скими группами стран в Европе. Отметим: в течение ряда лет восточноевропейские страны оказались в тяжелейшем положении, поскольку они не особенно были нужны в те вре­мена Западной Европе. А СССР их просто «выкинул» за пре­делы своего влияния. Рейган сказал, обращаясь к Горбачеву: «Уберите эту стену!» — к огромному удивлению всего мира (Берлинскую. — PJC.), хотя не верил, что это произойдет. — В этом Рейган признался при его визите к нам, в Верховный Совет России, вскоре после августовских событий, когда мы с Ельциным его принимали. Горбачев убрал без всяких усло­вий. Так ослабились позиции СССР и вместе с ними — Гор­бачева. СССР рухнул, под его развалинами ушел в полити­ческое небытие Горбачев. Воссияла звезда Ельцина.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,110 сек. | 12.5 МБ