К обожженной лодке

Со мной были — инженер-механик капитан-лейтенант В.В. Надион, минер лейтенант И. И. Марченко, помощник коман­дира старший лейтенант А.Г. Кузнецов, штурман старший лейтенант Р.Н. Идеатулин, пять старшин команд и несколь­ко матросов. С нами также вышли специалисты дозиметри­ческого контроля и санитары. Последние должны были забрать животных из отсеков.

Буксир в сопровождении пожарно-дезактивационного ка­тера, водолазного бота и других судов аварийно-спасатель­ной службы доставил нас в бухту Песцовую. После взрыва спасатели отбуксировали туда нашу лодку и «вытолкали» ее на береговую осушку Мы увидели лодку в довольно непри­глядном виде, с креном и дифферентом она лежала на песча­ном пляже — носовая часть на суше, а корма притоплена в воде. Внешний вид произвел на меня удручающее впечатле­ние: легкий корпус был с обожженной до черноты бортовой краской, палуба исковеркана, ограждение боевой рубки повреждено.

Но эмоции нужно было оставить. В ограниченное время требовалось осмотреть корабль, привести механизмы и сис­темы в порядок, откачать воду из трюмов, подготовить и подключить батарею, проверить отсеки на герметичность. После выполнения этих и других работ с помощью букси­ров требовалось стащить лодку с осушки и поставить на якорь для дезактивации наружного корпуса.

Главным критерием оценки состояния лодки являлась ис­правность аккумуляторной батареи, возможность ее исполь­зования для подключения электрических систем, вытяжных и вдувных вентиляторов, гребных электродвигателей. Ос­мотр отсеков, проверка состояния механизмов и систем по­казали, что особых разрушений внутри прочного корпуса нет, и при проведении ряда технических мероприятий воз­можно стащить лодку на воду и поставить ее на якорь. Пос­ле того как отсеки были освобождены от животных и они отправлены в биолаборатории, аварийная группа приступи­ла к работам.

В первую очередь замерили изоляцию электрокабелей, батарейных вентиляторов, самих аккумуляторов. Батарея оказалась исправной. В ямах обнаружили незначительное количество воды, появившейся за счет отпотевания корпу­са — ведь лодка находилась без экипажа более трех недель. Воду удалили, батарею привели в порядок. Убедившись, что содержание водорода в ямах не превышает 4 процен­тов, подключили аккумуляторы, затем осторожно, на ма­лых оборотах, пустили вентиляторы.

Теперь можно было приводить в порядок отсеки, трюмы, водоотливные средства, систему продувания главного и вспомогательного балластов. Длительное нахождение ава­рийной группы в лодке по условиям радиоактивности в бух­те не допускалось, поэтому нас сняли с борта корабля и доставили в палаточный городок для обследования и отды­ха. Здесь же мы посетили контрольно-дезактивационный пост, где помылись под душем. Кстати, уровень полученной нами радиации оказался в пределах допустимых норм.

На следующий день нашу аварийную группу снова до­ставили на лодку. В бухту Песцовую прибыли мощные бук­сиры, килектор, водолазные боты и катера. Общими усилиями спасатели стащили С-19 с отмели, вывели на глу­бину, и здесь лодка стала на якоря. Тут же началась первич­ная дезактивация подлодки чистой водой из цистерн аварийно-спасательных судов. После нее мы опробовали гребные винты лодки, запустили дизели для продувания главного балласта и убедились, что все водоотливные средс­тва и воздушные компрессоры работают нормально.

На следующий день, когда подписали акт о готовности корабля к заселению, на лодку прибыл уже весь экипаж. Он начал подготовку к возвращению в базу. Мы пополнили за­пасы воды и топлива, взяли продовольствие. К слову, ди­зельного топлива на полигоне было не так уж и много. Поэтому взяли ею, сколько нужно на переход до базы, без запаса.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,104 сек. | 12.53 МБ