Китай взял у СССР самое лучшее…

Известный русский экономист, автор первых межотрас­левых балансов США в 1930-х гг., до этого работавший в Китае в конце 1920-х, Василий Леонтьев, посетив Китай в 1973 г., заметил: «Китай взял у СССР всё самое лучшее и ничего — плохого». Пожалуй, это наиболее объективная ха­рактеристика ретроспективы, реалий и перспектив Китая.

Во всяком случае, в Китайской народной республике, отмечающей сегодня своё 60-летие, как и в руководстве Компартии Китая, и сейчас отмечают, в том числе на офи­циальном уровне, что основы китайской социалистической государственности и экономики были заложены с братской и разнообразной помощью Советского Союза. Причем мно­гие аспекты экономического созидания, планирования и управления в СССР 1930-х — середины 1950-х гг. поныне изучаются и используются в Китае.

О китайской «экспансии» в Россию уже опубликовано много материалов. Подчеркнем — небезосновательных. Но дело в том, что Китай фактически создаёт базу большего своего влияния в соседних с гам регионах РФ на случай, если они отделятся от Москвы. Потому что демографиче­ская и социально-экономическая ситуация в тех регионах, да и её перспективы, увы, далеки от благоприятных.

Да, Китай не желает, чтобы соседние с ним регионы быв­шего СССР стали марионетками США и Японии. Потому Китай создаёт — уже создал пояс дружественных себе го­сударств. Чему нелишне поучиться и России. Впрочем, и

СССР, и Российская Империя небезуспешно создавали ана­логичный пояс вокруг себя, по тем же причинам.

В конце 1950-х — начале 1960-х хрущевское руковод­ство намеренно обострило разногласия с Китаем, особенно по вопросу о Сталине, и сделало максимум того, чтобы Ки­тай с СССР оказались на пороге войны. Известны и такие факты. Брежневское руководство продолжало в основном ту же линию и даже… уговаривало Тайвань на совмест­ную с СССР атаку против КНР с участием американских войск на Тайване, и попыталось устранить Мао Цзэду-на; китайцы устроили кровавое побоище на пограничном амурском острове Даманский и чуть было не взорвали Останкинскую телебашню… Всё это, в конце 1960-х — начале 1970-х, едва не привело к войне — последней для человечества (см., напр.: www.rpgazeta.ru/index2.php3? path=htm/2008/21&source=7438; http: //www.riviera-video.ru/ load/9—1—0—1469; «От ошибок к преступлениям: транс­формация советского ревизионизма». Пекин (рус. яз.), 1976; Материалы конференции российских и тайваньских исто­риков «СССР-Россия-КНР-Тайвань». М.: Ин-т Востокове­дения РАН, 2002).

Что касается нынешней китайской политики в соседних с КНР регионах России, — эта политика существенно облег­чается «экспортно-сырьевым» социально-экономическим курсом, в том числе на Дальнем Востоке и в Восточной Си­бири, который проводится Москвой фактически с середины 1980-х.

А природно-ресурсные, транзитные и общеэкономиче­ские возможности этих регионов, если таковые окажутся под влиянием США и Японии, — станут «работать» на распад КНР. Повторять же сценарии уничтожения СССР и КПСС в Китае, мягко говоря, не хотят…

Причем в Китае и сегодня сохраняется не только офици­альное, но и общенациональное уважение к памяти СССР, И.В. Сталина и многих тысяч советских воинов, погибших во имя свободы Китая. Кстати, этот год в Китае объявлен «Годом Сталина» в связи со 130-летием со дня его рожде­ния (21.12.2009 г.). Переиздаются его произведения, по-прежнему обязательные для изучения в системе подготовки партийно-государствешшх, комсомольских кадров и в госу­дарственных вузах гуманитарного профиля. Выпускаются также документальные фильмы по «сталинской» тематике.

 

Китай — опять-таки в «сталинском» контексте — от­нюдь не повторяет политику «экспортно-сырьевой иглы» 1960—1980-х гг., которая была едва ли не главным факто­ром экономического распада СССР. Характерный, в этой связи, пример. Китай располагает очень крупными ресурса­ми нефти и особенно газа (свыше 400 млрд кубометров) в Сшшцзян-Уйгурском автономном районе, территория кото­рого больше половины Европы. Но расконсервировать их не спешит, ибо, как считают в Пекине, пока еще не создана должная потребительская-отраслевая база для использова­ния тех ресурсов. Иначе, как утверждают китайские власти и эксперты, КНР окажется в положении послесталинского СССР, экономика и технологии которого оказались неготовы­ми к комплексному использованию, особенно к максимально глубокой переработке большинства видов сырья, и прежде всего — нефти и газа. Потому и встал СССР на экспортно­сырьевую «иглу», эстафета которой перешла к России. Так что в Китае наступить на те же грабли явно не хотят…

Главная задача регионально-экономической стратегии со­временного Китая, судя по официальным документам КНР и выступлениям его руководителей, — создание развитой, мно­гоотраслевой Ш1фраструктуры в центральном и западном ре­гионах (т.е. в наименее развитых регионах). А также крупных, подчеркнем, перерабатывающих предприятий. В тех регионах намечено создать свыше 60 таких предприятий, в том числе до половины—экспортоориентировашшх, и электроэнергетиче­ские мощности на базе колоссальных местных гидроресурсов мощностью свыше 600 миллиардов кВт/ч. А также межрегио­нальные железные и автодороги. Всё эти проекты уже реали­зуются с помощью прежде всего государственных капиталов­ложений, а это многие десятки миллиардов долларов.

Заметим, что в Китае сохраняется государственное планирование экономики и внешней торговли, хотя и ме­нее директивно-обязательное, чем в 1950—1970-х гг. Вот, в этой связи, мнение Ли Чуаньтуна, директора Института экономики и политики Дальнего Востока при Госсовете (со­вете министров) КНР по ситуации в экс-социалистических странах и по главным акцентам современного курса китай­ской компартии: «Большинство стран, входивших прежде в мировую социалистическую систему, оказались склонны к скорейшему переделу национального имущества без до­статочного внимания к проблемам модернизации государ­ственных предприятий и эффективного управления ими.

Китай же выбрал путь постепенных реформ собствен­ности. Методам выгодной Западу «шоковой терапии» была противопоставлена «китайская гомеопатия».

Результаты такого подхода выглядят лучше, чем в быв­шем СССР и большинстве восточноевропейских стран.

Реформу системы собственности в Китае нельзя ото­ждествлять с приватизацией. Развитие в экономике новых укладов рядом с госсектором и разгосударствление части собственности трактуются у нас как диверсификация форм собственности. И, если оценивать роль государства в эконо­мике и по действенности госрегулирования экономических процессов, а также по конкурентоспособности госпредпри­ятий, эту роль в КНР следует признать ведущей. В целом, реформирование госсектора шло и идёт у нас по принципу «Держать крупное — отпускать мелкое».

Сегодня доля государства в ЖКХ, легкой промышлен­ности, сельском хозяйстве и сфере торговли снизилась до 30 %. Но в традиционных «естественных монополиях» и финансовом секторе госучастие составляет минимум 80 %. Еще выше его уровень — почти 100 % — в телекоммуни­кациях и СМИ. Государственная концепция «гармоничного общества» — это сочетание китайской традиции с марксиз­мом и в экономике, что позволяет тщательнее решать во­просы государственной управляемости и социальной справедливости в Китае.

 

Безусловно, Китай отнюдь не лишён многочисленных проблем. Это, например, и подстрекаемый извне антики­тайский сепаратизм, и существенный разрыв в доходах го­родского и сельского населения, и межрегиональные дис­пропорции в социально-экономическом развитии. Избыточ­ность, дешевизна и, как следствие, значительная текучесть рабочей силы делают любую китайскую продукцию едва ли не самой дешевой в мире по себестоимости. Но это — с одной стороны. А с другой — у властей нет особой необхо­димости постоянно и существенно повышать уровень зар­плат, ибо рабочую силу, причем сверхдешёвую, можно бы­стро набрать или заменить в нужном количестве. Зарплаты же в КНР не нужно быстро и существенно повышать также потому, что там сохраняется достаточно жёсткое госрегули­рование цен и тарифов, а, например, завышение цен про­изводителей и/или в торговых компаниях влечёт за собой разнообразные санкции, вплоть до лишения права работать/ торговать. В то же время, небезызвестный лозунг «Кадры решают всё» и поныне воплощается в Китае. По темпам не только подготовки, но и трудоустройства в КНР националь­ных кадров — инженерных, научно-технических, медицин­ских, гуманитарных — Китай с середины 1970-х гг. занима­ет первое место в мире.

И вот — один из результатов такой политики — Китай с середины 1980-х входит в число стран — мировых лидеров по темпам развития экономики, особенно промышленности и сельского хозяйства, по темпам роста промышленного экспорта и производстве1шых капиталовложений, роста зо­лотовалютных госрезервов. Как и по размерам привлечения зарубежных инвестиций, опять-таки, в производственные отрасли. Кстати, первые свободные экономические зоны в КНР появились еще в первой половине 1970-х — т.е. при жизни Мао Цзэдуна.

Отметим также, что, согласно китайским официальным источникам, еще в 1948—1952 гг. Сталин советовал Мао Цзэдуну в большей мере учитывать экономическую специ­фику Китая, его экономическую историю и «учиться боль­ше на ошибках и проблемах, чем на успехах Советского Союза».

О такого рода рекомендациях Сталина Мао напоми­нал и в 1970-х, когда по его инициативе начались первые рыночные эксперименты. И, кстати, даже в годы разгула «Культурной революции» (1966—1969 гг.) в Китае разви­вался национальный малый и средний бизнес, чему, есте­ственно, поражались и что скрывали советские пропаган­дисты. Кроме, пожалуй, одного — Владимира Желоховце-ва («Культурная революция» с близкого расстояния». М.: Наука, 1972).

Кстати, — насчет ошибок СССР. В Китае отказались от создания союзных республик, на чем в нашей стране настоял В.И. Ленин в начале 1920-х при трансформации РСФСР в СССР. В китайском руководстве опасались и опасаются превращения некитайских, то есть националь­ных элит, географически отдалённых и максимально само­стоятельных от Пекина, в базы развития антикитайского-антикоммунистического сепаратизма. Поэтому все национальные регионы в КНР — автономные районы, оди­наковыми символами запёчатлённые на государственном флаге Китая. Так что в КНР воплотилось то, что в начале 1920-х предлагал Сталин: все национальные регионы долж­ны войти в состав РСФСР в качестве автономных респу­блик, районов и/или округов, чтобы единому государству в меньшей степени зависеть от их сепаратистских устремле­ний.

Так что прогноз Сталина практически подтвердился, хотя и обвинил его Ленин в «синдроме великодержавности» и «стремлении ущемить права нерусских республик». А вот Китай демонстрирует обоснованность упомянутого пред­ложения.

 

Китайские коммунисты нашли идеологическое обо­снование и своему рыночному социализму: они и сегод­ня ссылаются на последнюю книгу Сталина «Экономи­ческие проблемы социализма в СССР» (1952 г.). В той книге чётко сказано о необходимости… разгосударствле­ния экономики: «Некоторые товарищи полагают, что передача собственности отдельных лиц и групп в соб­ственность государства является единственной или, во всяком случае, лучшей формой национализации. Это неверно. На самом деле9 передача в собственность го­сударства является не единственной и даже не лучшей формой национализации, а лишь первоначальной формой национализации, как правильно говорит об этом Энгельс в «Анти-Дюринге»…».

Именно этот сталинский тезис советские пропаганди­сты… как бы не заметили даже при жизни Сталина, к его возмущению (хотя и безрезультатному). А вот Китай (а так­же Вьетнам, Лаос и Куба) практически воплотили столь ре­форматорский сталинский постулат. Точнее — осуществили разгосударствление экономики, но отнюдь не безоглядное и массовое, как в постсоветской России…

Многие китайские и зарубежные специалисты небезо­сновательно утверждают в этой связи, что «вождь народов» в конце своей жизни наметил именно то, что воплотили его китайские последователи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,179 сек. | 13.22 МБ