Когда сформировался заговор?

Горбачев на своей пресс-конференции после возвра­щения из «крымского заточения» назвал дату и час начала государственного переворота, это — 18 августа, 17 часов 40 минут. Именно в это время к нему явилась группа заго­ворщиков с требованиями передачи власти вице-президенту Геннадию Янаеву.

Это, конечно, не совсем так — заговор был оформлен зна­чительно ранее, а его .механизмы приведены в действие не­медленно после отбытия Горбачева в Крым, его летнюю рези­денцию в Форосе. Но это была уже активная фаза заговора.

О том, что путч готовился заранее, — с периода неудач­ной попытки свергнуть Ельцина в феврале 1991 г. (инициа­тива «шестерки») и что руководство КГБ разрабатывало свои планы предельно тщательно, свидетельствует приказ председателя КГБ № 0036 от 19 марта 1991 г. (буквально за несколько дней до съезда народных депутатов России) — о переводе Управления комитета госбезопасности Москвы и Московской области в подчинение центральному аппарату КГБ. Наш российский КГБ, созданный в начале 1991 г., к на­чалу путча так и не приступил к работе. Его руководство не смогло добиться у Крючкова штатного расписания для КГБ России, хотя Крючков обещал это лично Ельцину. А я был назначен даже членом «комиссии по разграничению полно­мочий между КГБ СССР и КГБ РСФСР». Председатель КГБ

СССР выделил всего 20 штатных должностей, на которые были набраны машинистки, секретарши, хозяйственники. Все рапорты сотрудников центрального аппарата КГБ, кото­рые изъявили желание перейти на работу в российский КГБ, оставались без ответа, либо им предлагалось «подождать». В результате российский КГБ бездействовал полгода, точ­нее, его не было. И кто знает, может быть, в этом тоже одна из причин, почему стал возможен этот путч. КГБ СССР, при­няв деятельное участие в заговоре против Президента СССР Горбачева, объективно способствовал развалу СССР. В этом его историческая вина.

Заговорщики превосходно понимали, что в такой обста­новке, когда «люди ГКЧП», по сути, и являются реальной властью в стране, для полного изменения всей политики Кремля (а для этого и был осуществлен этот переворот) не­обходимо установление абсолютного контроля над столи­цей — Москвой. Но для этого надо было прежде всего сокру­шить Верховный Совет России и президента Ельцина.

Верховный Совет России во главе с Хасбулатовым и пре­зидент Ельцин (это правильно понимали в ГКЧП) — реаль­ная сила в Москве, их нейтрализация поэтому рассматрива­лась в качестве первоочередной задачи. Однако они отдава­ли отчет, что грубые силовые методы ныне, в августе 1991 г., могут сильнейшим образом дискредитировать новую власть, в том числе в сфере международных отношений. Так что они не были слабыми и безвольными, как будет писать позже о ГКЧП столичная пресса. Путчисты действовали далеко не глупо, а хладнокровно и расчетливо, о чем свидетельствова­ли многочисленные организованные (системные) мероприя­тия. Устрашающее воздействие через массированное введе­ние в Москву армейских подразделений — это основа их пла­на. Следующий этап — принуждение к отставке Ельцина и Хасбулатова.

Таковы были общие установки плана по захвату власти ГКЧП, или, точнее, по внутреннему перераспределению вла­сти в СССР, когда ее реальным обладателем становилась хунта — члены ГКЧП, в основном связка: Янаев — Крюч­ков — Павлов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,149 сек. | 12.54 МБ