Кризис лидерства

Философия и дух торгашества, утвердившиеся вместе с либеральными моделями, неизбежно приводили во власть людей серых, ограниченных, с соответствующей торгаше­ской философией и пониженными морально-нравственны­ми принципами. В свою очередь, не является секретом и то обстоятельство, что общественная теоретическая мысль, на­правленная на фундаментальный анализ и осмысление ито­гов развития всего XX столетия, оказалась сегодня на недо­пустимо низком уровне. Не подверглись серьезной дискус­сии даже те могучие «заряды ненависти», подложенные вла­стителями мира в 70 — 90-е гг. под поколения XXI столетия — связанные с неразумным использованием замечательного человеческого потенциала, колоссальные возможности кото­рого лидеры XX столетия направили на создание атмосферы вражды между народами, гонку вооружений и распростране­ние ее по всему миру, борьбу за мировое господство, взаим­ное сокрушение великих держав, когда в фарватер этого гло­бального противостояния вовлекались десятки стран и сотни миллионов людей, гибнущие в огне гражданских, мировых и региональных войн и конфликтов, от голода и болезней, а сами страны буквально вбивались в каменный век. Здесь, между прочим, одна из причин резкого разрыва в экономи­ческом прогрессе между группами стран, а не в некоем мис­тифицированном Максом Вебером факторе протестантской этики.

Какой «свободный рынок», какая «либерализация» в та­кой обстановке? Но «цивилизованный мир» как будто сошел с ума — навязывая свои стереотипы там, где они не могли прижиться, но привели лишь к росту местных паразитарных страт, гигантской коррупции на базе «помощи», взрывному расширению нищеты, деградации целых стран и народов на всех континентах. Чудовищные по своей примитивности идео­логические интерпретации сложнейших реалий современ­ной мировой цивилизации — характерная особенность по­следнего десятилетия ушедшего XX столетия, плавно пере­шедшая в XXI век.

И что печально — распространение примитивных идей властно поддерживалось теми, кого было принято считать

«лидерами» мирового сообщества. Они, эти лидеры — не бу­дем, однако, их осуждать, — наверное, соответствовали эпохе унизительного царства торгашей, пробравшихся к мировой власти. Их скорее неосознанная воля и действия, всецело подчиненные эгоистическим интересам своих стран и «сво­их» крупных корпораций, непрерывно двигали мир к гло­бальному коллапсу, о котором они, видимо, не имели ника­кого представления.

Грядущий кризис ими не понимался и не понимается ны­не. Их обволакивали и убаюкивают ничтожные советники, консультанты, специалисты по «политтехнологиям», подна­торевшие в части обмана крупных «массивов» избирателей — этаких бессловесных рабов, — как они представляли обездо­ленный народ в своих графиках, единственный удел которо­го — голосовать так, как это надо. Они даже не представляют себе, что ситуация уже изменилась. Не будет больше «как надо»…

Отказ от идеи справедливости — главная причина взры­вающегося Мира. Первый вопрос, который следовало бы по­ставить в качестве стержневого, самого главного в связи с Ве­ликой американской трагедией, — насколько современный мир справедлив, как распределяются в этом мире богатства, создаваемые человеческим трудом? И не является ли не­справедливость, которая олицетворяется с США, основной платформой, на которой произрастает неравенство? Может быть, именно в такой плоскости можно получить ответ на вопрос, связанный с конфронтацией Запад — Юг и отчасти Запад — Восток и мерами против международного террориз­ма? Ирак, Афганистан, еврейско-палестинский конфликт: не надо быть большим специалистом, чтобы понять: полити­ка крупных держав мира бездарна, она ведет лишь к углубле­нию противоречий и дальнейшим осложнениям. Причина — в носителях власти, они чрезмерно мелки и слабы, чтобы ре­шать масштабные задачи.

С другой стороны, кто, какие страны в наибольшей мере используют преимущества технологической цивилизации, обеспечивая своим гражданам комфортную жизнь? И поче­му этих счастливых стран очень мало, и почему три четверти населения мира прозябает в нищете? Конечно, на эти вопро­сы можно рационально и вроде бы вполне объективно отве­тить следующим образом: граждане этих немногих стран умеют работать производительно, умело, используют конку­рентные преимущества, передовые технологии, производст-венный и менеджерский опыт и т.д. А кто доказал, что эти наши «умные» и «правильные» ответы убеждают миллионы обездоленных, которые с усмешкой могут возразить: «Разве мы не могли бы «работать производительно, умело, исполь­зовать конкурентные преимущества?»

«Но ведь беда в том, что вы — богатые страны и ваши правители — сознательно держи гс нас в нищете, в безгра­мотности, отсталости, говорите о своей «органической циви­лизованности» и «превосходстве», непрерывно твердите о своей «непревзойденной демократии», творите суд и распра­ву над народами и государствами, объявляете целые страны «изгоями», не задумываясь, наносите ракетно-бомбовые уда­ры, вводите режимы экономической блокады и санкций, не­прерывно угрожаете военным вмешательством» и т.д. и т.п. А кто наводнил весь мир оружием? В том числе и в странах ненавистного «мусульманского мира»? Разве не в самих «ци­вилизованных» странах идет самая грязная «конкурентная» борьба за поставки самых современных видов оружия в эти самые «исламские» страны?

— С какой целью вы это делаете? — вопрошают предста­вители Востока. — Ведь оружие должно стрелять, оно долж­но быть использовано. Видимо вы — «цивилизованные по­ставщики» оружия — хотели бы, чтобы это оружие было использовано во взаимных войнах между нами, бедными странами?..

Так оно и происходит, как правило. Но бывает, что оно стреляет и по поставщикам… Скорее всего, это оружие в бу­дущем будет все чаще стрелять по поставщикам — этому есть свои причины, которые как раз и таятся в тех самых «гроздь­ях гнева», о которых писал уже другой, еще более маститый классик мировой литературы.

Расхожий тезис аналитиков, в том числе ученых-эконо­мистов, моих коллег, всегда заключался и заключается в без­думном повторении классической очевидной истины: «Со­циально-классовое расслоение мира — это объективная ре­альность, с ней необходимо примириться». А что делать, если в XXI веке три четверти населения мира не желает «прими­риться» с этой очевидной «объективной реальностью»? Ци­вилизация ныне впервые имеет дело с такими факторами, которые это противоречие делают непримиримым. Прежде всего речь идет об информационной глобализации.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,159 сек. | 12.52 МБ