«Людоедская» идея Сахарова

Кому-то покажется странным, но супербомба в 50 мега­тонн, сброшенная с самолета, могла иметь отношение к флотскому торпедному оружию. В своих воспоминаниях бывший начальник 6 управления ВМФ вице-адмирал Е.А. Шитиков дает нам интересные подробности.

«Свойственная периоду Н.С. Хрущева гигантомания в ядерных вооружениях коснулась и морского оружия. — пи­шет вице-адмирал, Этому способствовал командир амери­канской атомной подводной лодки, находившейся в Баренцевом море, который наблюдал сверхмощный ядер­ный взрыв на Новой Земле. В одном из журналов у себя на родине он высказал мысль о возможности использования та­кою заряда в морских вооружениях. Наши дипломаты при­слали вырезку с переводом из журнала в Москву. Вскоре она оказалась у Хрущева. Тот написал на ней резолюцию: «Ми­нистрам среднего машиностроения и обороны с привлече­нием М.А. Лаврентьева проработать этот вопрос». Академик Лаврентьев в то время возглавлял Сибирское отделение Ака­демии наук СССР.

Почти одновременно с появлением резолюции Н.С. Хру­щева со своим предложением выступил академик А.Д. Саха­ров: «После испытания «большого» изделия меня беспокоило, что для него не существует хорошего носителя (бомбардировщики не в счет, их легко сбить), то есть в воен­ном смысле мы работали впустую. Я решил, что таким но­сителем может явиться большая торпеда, запускаемая с подводной лодки».

Состоялась встреча А.Д. Сахарова с П.Ф. Фоминым. На ней присутствовал В.А. Тимофеев, который стал свидетелем того, как представитель Военно-Морского Флота в резкой форме раскритиковал предложение Сахарова. Сам же Анд­рей Дмитриевич описал в своих воспоминаниях реакцию П.Ф. Фомина так: «Он был шокирован «людоедским» харак­тером проекта, заметил в разговоре со мной, что военные моряки привыкли бороться с вооруженным противником в открытом бою, и что для него отвратительна сама мысль о таком массовом убийстве».

В соответствии с поручением Н.С. Хрущева ученые про­извели расчеты параметров поверхностных волн при раз­личных мощностях взрыва, заглублениях зарядов, удалениях взрывов от побережья, а также с учетом рельефа дна. Расче­ты были доложены правительству с учетом мнения предста­вителей ВМФ, продолжавших категорически возражать против создания гигантской торпеды. В Кремле согласились с заключением флота.

Положительная особенность рекордного заряда «кузьки­ной матери», как сочли тогда специалисты, была в том, что на термоядерные реакции такого рода бомб приходилось 97 процентов его мощности, то есть они отличались высокой «чистотой» в радиационном отношении. В первый час пос­ле взрыва дозиметристы зафиксировали «незначительное радиоактивное загрязнение опытного поля радиусом 2-3 ки­лометра в районе эпицентра с уровнями интенсивности гам­ма-дозы не более 1мР час». Через двое суток разведка не обнаружила радиоактивного загрязнения по Карскому побе­режью Новой Земли и посчитала, что «для участников ис­пытаний, населения районов, прилегающих к полигону, а также для промысловых районов рыбного лова опасности нет».

Тогда же проведение испытаний боезаряда столь боль­шой мощности при относительно низком воздействии на ок­ружающую среду сочли за крупное технологическое достижение. Вряд ли так было на самом деле. Все мы пом­ним: ничто не исчезает бесследно и не возникает из ничего. «Чистой», возможно, была сохранена суша. Кто подсчитал, сколько радиации было выброшено в атмосферу, унесено на север, а затем «осело» на льды Арктики?! А льды Северно­го Ледовитого океана, между прочим, имеют обыкновение таять и дрейфовать по циклическому кругу.

Полезная информация при испытании для физиков-ядер­щиков состояла в том, что был найден способ практически неограниченного повышения мощности ядерных взрывных устройств. Однако, как это ни парадоксально, взрыв такого рода водородной бомбы, хотя и являл демонстрацию сокру­шительной мощи, но имел минимум практической пользы для вооружения армии и флота. Это затем признали сами во­енные, понявшие — чем больше мощность заряда, тем боль­ше «пепла», а не пораженных военных объектов.

Более того, как утверждают некоторые исследователи «атомной» темы, именно после взрыва «супербомбы» на Но­вой Земле, в среде и советских, и американских ученых на­чало вызревать убеждение, что дальнейшее развитие ядерного оружия способно вообще поставить крест на исто­рии человечества. К тому же времени относится и начало общественной деятельности А.Д. Сахарова как противника испытаний сверхмощных зарядов атомного оружия.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,108 сек. | 12.51 МБ