«Марьятта» осталась с носом

Во второй декаде 1984 года был подготовлен групповой камуфлетный ядерный взрыв — нескольких зарядов в одной штольне. Погоды, как вспоминал Георгий Алексеевич Кау­ров, ждали очень долго. Так долго, что у постоянного незва­ного гостя — норвежского разведывательного корабля «Маръятта» — закончились запасы воды и топлива, и он ушел в базу. Все сошлось на дате 25 октября — и нужная погода, и готовность устройств. Дальше предоставим слово Георгию Алексеевичу:

— В назначенное время поверхность горы будто вздохнула, а затем пылящими ручейками к ее подножию потекли осы­пи и камнепады. Взрыв прошел штатно. Однако через 15 ми­нут, маневрируя над его эпицентром на высоте 100 метров, вертолет-дозиметрист зафиксировал радиоактивность. Еще через три минуты об этом же донес и самолет-лаборатория Ан-24: с него было обнаружено и место истечения газов в ат­мосферу — небольшая трещина на склоне горы. Видимый бе­лый парок, как бы нехотя, сползал по склону горы, в долину реки Шумилиха

В дальнейшем, по воспоминаниям Каурова, дозиметри­ческая аппаратура зарегистрировала перемещение радиоак­тивных газов в воздушных массах в приводном слое вдоль южного берега Маточкин Шар вплоть до мыса Столбовой. Загем радиоактивное облако смешалось с воздухом Барен­цева моря и переместилось на юг со скоростью 5-10 кило­метров в час вдоль западного берега. Уже вечером 25-го и в полдень 26 октября радиоактивность выше фоновых значе­ний в удалении 10 километров от берега не отмечалась. Это особенно порадовало наших испытателей, поскольку к Но­вой Земле срочно вернулась «Маръятта» и прилетели амери­канские самолеты-разведчики SR-71 и RS-135.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,124 сек. | 12.44 МБ