Международные отношения в контексте «растворения» мирового социализма — 90-е гг.

90-е гг. XX столетия рассматриваются новейшей эко­номической историей как один из наиболее успешных пе­риодов развития мировой экономики. При этом не принима­ются в расчет все трагические издержки умиравшего от псев­дореформ множества стран бывшего СССР, включая Рос­сию, ужасающий экономический упадок большой группы развивающихся государств, новый виток роста внешней за­долженности в ряде регионов мира, в частности всего Лати­ноамериканского континента и стран Африки, — на фоне сильнейшей депрессии в этих регионах. Речь в международ­ных исследованиях ведется почти исключительно о ситуа­ции в «великой триаде» (США — ЕС — Япония), всячески восхваляя их экономические достижения и «институцио­нальный» прогресс.

Но даже из этой общей оценки мировой экономической ситуации 90-х состояние отдельных развитых стран было весьма контрастным. Особенно трудной оказалась судьба многих стран мира в начале 90-х гг., когда все центры «вели­кой триады» (США — ЕС — Япония) одновременно оказа­лись в условиях сильнейшей депрессии. Падение СССР, та­ким образом, совпало с низшей точкой падения мирового экономического цикла. Отметим, что низшая фаза падения факторов производства длилась примерно два года, с 1991— 1992 гг. (в Западной Европе) до начала 1993 г. (в США). За­тем началась эпоха длительного и устойчивого экономиче­ского роста в США и Западной Европе (при сохранении де­прессии в Японии). И никакого отношения этот рост к кон­кретным действиям правительства США (Клинтона) не имел. Таким образом, недавние трудности и кризисы 90-х остались в прошлом. Но уже к началу нового, XXI столетия американская экономика, завершив ф!азу циклического подъ­ема, оказалась в новом, мощном кризисе. Он был частично решен военно-политическими средствами — вторжением в Ирак.

Однако следует вернуться к этому недавнему прошло­му—и даже несколько назад — в эпоху 80-х гг., поскольку в нем лежат события, наложившие свой сильнейший отпе­чаток на современную политико-экономическую ситуацию. Известно, что любая национальная экономика развивается в соответствии с динамикой мирового цикла, понижательная тенденция которой пришлась на вторую половину 80-х гг. В начало 90-х гг. XX века США вступили, уже пораженные тяжелым экономическим кризисом, начавшимся в конце правления президентства Рональда Рейгана. И все прези­дентство Дж. Буша-старшего совпало с кризисным перио­дом для американской экономики. Мощный циклический спад был усилен огромными военными программами прави­тельства Рейгана, объявившего СССР «империей зла» и взявшего курс на достижение очевидного военно-политиче­ского превосходства над СССР.

Это был период, полный неопределенностей в отношении не только дальних перспектив, но и ближайшего будущего. Об этом времени французский экономист Мишель Альбер в книге «Капитализм против капитализма» писал, что «каза­лось, американскому могуществу приходит конец — слишком быстро слабеют его позиции». Журнал «Форчун» опублико­вал большую статью с поразительным заглавием: «Тенденции к исчезновению марки «Сделано в США»… Рокфеллер-центр, этот символ Америки, был приобретен японцами, колонизи­рующими мир. Тогда же Массачусетский технологический институт опубликовал свой известный аналитический док­лад, в котором авторы пришли к пессимистическим выводам относительно будущего Америки и предрекали их промыш­ленный упадок. В тот период наблюдалось наступление ев­ропейской теоретической мысли на американскую. В част­ности, доказывалось (в том числе Мишелем Альбером), что американская модель уступает свои позиции «рейнской мо­дели», поскольку последняя, «более социально справедливая», превосходит американскую в «экономическом и управленче­ском аспектах». И что «плохой капитализм» (американский) вытесняется «хорошим капитализмом» (европейским). (См.: Хасбулатов Р. И. Эпоха США: технология доминирования и грядущего упадка // Экономика и политика России. 2000. № 8.)

Но любым экономическим кризисам в рыночной эконо­мике, в соответствии с динамикой мирового цикла, прихо­дит конец. Пришел такой конец и кризису в США. Это про­изошло в конце 1992 г. — начале 1993 г. После выхода из длительной депрессии, как показала экономическая история, страна может развиваться по следующим трем сценариям.

Первый сценарий. Страна определенно вышла из «зоны» депрессии, но для нее свойственны «вялый» рост, слабая ин­вестиционная динамика и иные признаки, близкие режиму стагнации. Все это было достаточно характерным для япон­ской экономики на всем протяжении 90-х гг.

Второй сценарий. Посткризисная динамика экономиче­ского роста имеет достаточно устойчивый характер. Темпы экономического роста невысокие (1,5—2,5%), но дают воз­можность для «рассасывания» безработицы, обеспечения стабильной социальной политики и т.д. Он был характерен для стран Европейского союза, Канады, Австралии в 90-е гг.

Третий сценарий. Выход из кризиса носит динамичный характер, что показала экономика США, начиная с конца 1992 г. — начала 1993 г. Темпы ее роста были бурными (свы­ше 4% ВВП). Именно на гребне этого циклического роста американской экономики 90-х гг. и оказалось правительство во главе с весьма «сереньким» Б. Клинтоном, сыгравшим ро­ковую роль в политической истории России, способствуя уничтожению парламентской демократии в 1993 г. Рост эко­номики США поражал воображение, когда укреплялись не только финансово-экономические, но и военно-стратегиче­ские, глобальные позиции США как единственной супер­державы цивилизации конца XX столетия.

На мой взгляд, именно в этой плоскости следует искать ответ на вопрос о факторах, способствовавших такому раз­витию мировых событий в 90-х тт. XX века и в начале XXI века.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 55 | 0,319 сек. | 12.43 МБ