Моряк сошел на берег

Набирались мы на Новую Землю через особый отдел. На «гражданку» уходили тоже через него. Был там каперанг Ха­садзе: дальше вам, моряки, не плавать — виза заграничная всем закрыта на 25 лет. А документы получите там, где призывались.

Демобилизовался я, остался в Молотовске и долго потом ходил устраиваться на завод будучи при погонах — никак до­кументы из Одессы не высылали.

Звали меня работать механиком плавбазы — на Севере от завода, но морей мне уже на всю жизнь хватило — гак я на­плавался. Поэтому пошел работать в цех 9, трубомедницкий, позднее стал бригадиром, бригаду свою из 42 человек, вы­вел в передовые. Через пять лет получил первую трудовую награду — орден Знак Почета. Работать умел и от трудностей не бегал — позже и другие награды были…

Аукнулась ли Новая Земля? Еще как! Долго и тяжело бо­лел: прыгало давление, хандрило сердце, отказывали ноги -я и сейчас с палочкой хожу, и зрение, было, терял. А ведь когда служил, в сумерках мог разглядеть то, что штурманс­кая вахта в бинокль разглядеть не могла. На счастье мое, на­шлись врачи-кудесники, и на зрение сейчас не грешу.

Диагноз: «лучевая болезнь» мне не ставили, а с медицин­ской книжкой моей странные творились вещи — то ее храни­ли в особом архиве, то из нее страницы пропадали, то она целиком исчезала, и за период с 1957 года по 1982-й в ней -никаких отметок!

Оставалось мне до пенсии год и пять месяцев, но недуги уже так измучили, что подал я заявление — прошу уволить. Директор завода Григорий Лазаревич Просянкин, он, види­мо, в курсе был, не стал меня на инвалидность увольнять, а написал резолюцию: «оформить на заслуженный отдых». Вот так в марте 1988-го я и вышел на пенсию.

Николай Дмитриевич СтарИЦКИЙ в начале 60-х служил срочную на эскадренном миноносце «Безукоризнен­ный» (войсковая часть 87425), был старшиной I статьи, ко­мандиром отделения рулевых. Кораблем командовал капитан III ранга В.М. Бешкарев. Экипаж «Безукоризненного» также привлекался к испытаниям ядерного оружия на Новой Зем­ле. Он вспоминает:

— Мы находились в районе Новой Земли несколько меся­цев — с 26 июля по 6 ноября 1962 года, плавали в районах у губы Белушья и губы Митюшиха. Собственно, испытатель­ные взрывы проводились на полигоне в Митюшихе, в основ­ном воздушные, как я сейчас помню. Не поручусь за абсолютную точность, а поделюсь той информацией, какая доходила до нас.

У нас на борту находилась экспедиция ученых. Работу ее специалистов обеспечивал наш экипаж. Жили они в наших кубриках, а мы каждый на своих боевых постах. Я, напри­мер, в штурманской — так что спал на командирском диване

Ученые если с кем и общались, так с офицерами, и то не­много, на мостике или в кают-компании, а мы, матросы и старшины, — нет. Не принято как-то было, да и режим сек­ретности — раз расспрашиваешь о том, что тебя не касается, значит — шпион!

Вот еще про секретность скажу. Тупое это дело! Несколь­ко раз мы замечали в нейтральных водах за 12-мильной зо­ной натовскую лодку в надводном положении. Мы еще только выходили из Митюшихи, а они, думаю, уже знали, что скоро прилетит самолет и сбросит бомбу. А сами взры­вы они наверняка тоже видели

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,100 сек. | 12.49 МБ