О ситуации в Чечено-Ингушетии и Дагестане

Хасбулатов Р.И. Первый вопрос — относительно Ку­рильских островов.

(…Множество разных лиц выдвигали разные «идеи» от­носительно мирного договора с Японией.)

Я сейчас считаю, что единственная более или менее имею­щая право на существование концепция — это концепция поэтапного развития этого процесса в рамках общего урегу-лирования отношений с Японией, то есть длительный исто­рический этап, который предполагает необходимость уста­новления самых дружеских экономических, культурных и прочих связей. Именно об этом говорилось делегацией Вер­ховного Совета во время ее пребывания в Японии в сентябре этого года. Мы одновременно передали премьер-министру господину Кайфу послание Президента РСФСР, в котором также подтверждалась идея о поэтапности развития этого про­цесса, получившая одобрение на предыдущих съездах народ­ных депутатов России.

Другие вопросы делегация Верховного Совета в Японии не обсуждала. Более того, когда выступил один из известных российских деятелей с предложением, что необходимо, ссы­лаясь на Договор 1855 г., передать эти острова Японии, мы попали в достаточно сложное положение, потому что при ка­ждой встрече нам задавали вопрос: ну как же, вы ничего но­вого не привносите, а только повторяете положение Горбаче­ва, а вот ваш «известный деятель» (Григорий Явлинский) предлагает передать эти острова Японии. Вот то, что я могу сказать по Курилам. И если хотите более подробно по этому аспекту, то Владимир Ильич Новиков, координатор депутат­ских групп, имеет, кажется, все отклики мировой печати, в которых отражена наша позиция в этой части, вы сможете с ними познакомиться.

Вопрос по Чечено-Ингушетии. Я в самый разгар событий в Чечено-Ингушетии прибыл туда на один день после при­бытия из Токио. К моему прилету там уже была значитель­ная группа народных депутатов во главе с Медведевым и Рудкиным. В ней были также Госсекретарь при Президенте РСФСР Бурбулис, министр Полторанин, заместитель ми­нистра внутренних дел генерал Абрамов, один из руководи­телей российского КГБ, — в общем, большая группа людей, которая пыталась содействовать урегулированию этого кри­зиса. И к моменту моего прилета была уже достигнута ка­кая-то основа для договоренности. Так складывалась общая ситуация.

Практически парламент уже был разогнан, бывшее его здание оккупировано и окружено. Председатель Верховного Совета республики уже подал в отставку. Чуть ли не полови­на депутатов уже сдали свои депутатские удостоверения. То есть к этому времени уже практически не существовало де­путатского корпуса и верховной власти в республике. «Груп­па» к моему прилету, как я сказал, уже провела серьезные пе­реговоры. Обстановка была сложная. Почти 100 тысяч людей стояли на площади днем и ночью, готовые на любые дейст­вия, ожидая результатов от нашей деятельности.

Мы с большим трудом достигли договоренностей (я по­вторяю — «мы», а не «я», как постоянно почему-то утвер­ждают) с пятью или шестью политическими партиями. Мы договорились о том, что будет все-таки созван распущенный, разогнанный Верховный Совет. Пусть этот Верховный Со­вет выделит из своей среды несколько десятков пользую­щихся доверием людей депутатов, которые бы подготовили новые выборы Верховного Совета. С этим условием практи­чески все согласились. Было избрано 32 депутата, которым было поручено ушедшим в отставку Верховным Советом этой республики подготовить выборы нового состава Вер­ховного Совета — это была их единственная задача. Но, к со­жалению, дело осложнилось. И хотя практически все поли­тические и другие течения и партии пришли к согласию по­сле моего публичного выступления перед населением, после того как мы призвали по телевидению народ к спокойствию, расходиться по домам и люди отозвались на эти решения и мои призывы — дело было сорвано. Единственная воору­женная группа отставного генерала после моего отлета вновь взяла на вооружение сепаратистские лозунги и, откровенно говоря, стала терроризировать город… Представители этой вооруженной группы идут на достаточно крупные провока­ции в республике. Эта обстановка сохраняется и сегодня.

Недавно местный институт провел социологический оп­рос, который показал, что 64 % населения республики не же­лает выходить из состава России. Вот, собственно, моя роль в этом деле.

Третий вопрос — по Дагестану. В Дагестане сложилась крайне опасная ситуация. Она продолжает существовать, к сожалению, как и во многих других республиках Кавказа и не Кавказа. Вы это знаете. Председатель палаты Националь­ностей Абдулатипов и Председатель Верховного Совета Да­гестана Магомедов просили меня, чтобы я прибыл туда для того, чтобы помочь организовать переговоры между кон­фликтующими сторонами. Дело в том, что к этому времени проходили в одном из районов два митинга. В одном из них участвовало порядка 50 тысяч человек, в другом — почти 30 тысяч. Кое-где уже начали сверкать горские кинжалы и не только. В общем, обстановка была очень накалена.

Мы прибыли туда с Абдулатиповым и 12 часов вели пе­реговоры вместе с согласительной комиссией, которая была образована ранее. Учитывая опыт Чечено-Ингушетии, мы хотели, чтобы конфликтующие стороны в письменном виде оформили достигнутые нами соглашения. После 12-часовых переговоров нам, кажется, удалось достигнуть определенно­го компромисса. Во всяком случае, люди с этих противо­стоящих митингов разошлись. Обстановка там остается дос­таточно напряженной, но на тот период мы сняли угрожаю­щее положение. Важно, чтобы достигнутые решения были осуществлены властями Республики на «деле».

Депутаты были удовлетворены моими разъяснениями, меня избрали Председателем Верховного Совета достаточно оперативно.

Съезд по моему представлению принял специальное по­становление, объявившее незаконными выборы президента и парламента в Чечне. Это постановление базировалось на заключении Комиссии, которая изучала ситуацию в Чечне, условия, в которых были проведены «выборы» и полное иг­норирование российских и республиканских законов при проведении этих так называемых выборов президента и пар­ламента Чеченской Республики.

О ситуации в Чечено-Ингушетии и Дагестане

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,109 сек. | 12.51 МБ