Один штрих к вопросу об интернировании

Первоначально вопросом задержания и интернирова­ния защитников Белого дома должен был заниматься При-луков, по поручению Крючкова. Этот вопрос в самой общей форме поднимался 18-го вечером на совещании заговорщи­ков. Крючков сообщил о необходимости интернирования 17 человек, прежде всего Ельцина и Хасбулатова, которых после «задержания» надо отвезти в охотничье хозяйство За­видово — «для переговоров».

Павлов воскликнул: «Тысячу надо!..» Более конкретно этот вопрос обсуждался, когда 19-го утром стало известно, что Хасбулатов провел заседание Президиума Верховного Совета с повесткой о созыве Чрезвычайной сессии Верхов­ного Совета России в связи с государственным переворотом, организованным ГКЧП, и подписанием тремя руководите­лями России Обращения к народу с квалификацией ГКЧП как преступной организации, узурпировавшей власть в СССР и отстранившей президента Горбачева от его должности.

На этом совещании Агеев доложил также вопрос об орга­низации содержания «задержанных». Это было поручено Прилукову Крючковым еще утром 19-го. Тогда Прилуков вместе с Жардецким «согласовал этот вопрос» с Грачевым. Грачев сообщил, что местом содержания «задержанных» оп­ределен фильтрационный лагерь в районе Медвежьих озер (расположение воинской части под Москвой). Генерал с го­товностью согласился помогать чекистам, услышав фами­лию «Уражцев», заметив, что тот «здорово насаждает ВДВ». Задержанным позже почему-то оказался союзный депутат Тельман Гдлян («великий» борец со взяточничеством в Сред­ней Азии, бездоказательно обвинявший в том же самом чле­на Политбюро Егора Кузьмича и никак не желающий пред­ставить эти свои «доказательства». Их, видимо, попросту не было, а еще раз «прославиться» очень хотелось). Тогда же был задержан российский депутат Виталий Уражцев (руко­водитель организации офицеров «Щит»), но обоих вскоре отпустили.

Однако готовились к предстоящим репрессиям в КГБ ос­новательно. В 4 часа утра 19 августа дежурному по Управле-нию-3 позвонил заместитель председателя КГБ Лебедев. Он дал команду к 6 утра вызвать на работу начальника управле­ния Виталия Воротникова и его заместителей — Ивана Фе­досеева и Игоря Перфильева. Остальных приказал вызвать к 7 утра. А накануне была дана команда составить списки оперативной группы, которая будет использована в чрезвы­чайной ситуации. Ее возглавил Александр Мороз, один из заместителей начальника Управления.

Параллельно с этой группой создавалось аналогичное подразделение и в 3-м Главном управлении (военная контр­разведка и «обслуживание» милиции) адмирала Жардецко-го. Это практически были группы интернирования.

Эти группы вооружались, всем сотрудникам были выда­ны командировочные удостоверения без указания места сле­дования. Вечером их погрузили в автобусы и увезли в неиз­вестном направлении. Часть из них оказалась в Вильнюсе и Риге. Переворот, как выяснилось, планировалось осущест­вить и в Прибалтике, но введены «в действие» они не были, поскольку в Москве «дело» провалилось: возвращались поз­же окольными путями через Витебск. Еще одна группа по интернированию под руководством Добровольского опеча­тывала типографию и радиостанцию. По Москве этой опера­цией должен был руководить Прилуков.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,118 сек. | 12.51 МБ