Операция «ГРОМ» и провал

20 августа, в 11 часов, у Крючкова на Лубянке прохо­дило совещание, на котором присутствовали все его замес­тители, члены коллегии и начальники управлений. Оно дли­лось всего минут 30 — 35, причем большую часть времени за­няло выступление самого Крючкова, который снова скучно говорил об обстановке в стране, но так и не «дошел» до об­становки в Москве, которая буквально накалялась от часа к часу. Настроение у главного чекиста было благодушное, как будто все идет по намеченному плану, без каких-либо от­клонений, и все проблемы будут вот-вот решены. Неко­торые из присутствующих, давно привыкшие контроли­ровать свои чувства, невольно поддавались откровенному изумлению, что на мгновение отражалось на их лицах, но они тут же снова принимали привычно бесстрастное выра­жение. Никаких решений коллегия КГБ СССР не приняла, никаких указаний Крючков никому не давал, все время слегка улыбался (как и Валентин Павлов). Сообщил лишь, что операция по «нейтрализации Парламентского дворца Верховного Совета России носит кодовое название «Гром». И тем не менее именно это совещание у Крючкова положи­ло начало активной фазе государственного переворота, и, что не менее важно, — высшие генералы КГБ поняли, что они являются главными действующими лицами в грядущих событиях.

Но если в среде генералов и офицеров Лубянки было все относительно спокойно, в Армии обстановка была намного сложнее. Среди офицерства быстро развивались радикаль­ные процессы, часть из них уже не скрывала своего раздра­жения и недовольства начальствующим составом — они тре­бовали ответа на вопросы: почему их воинские подразделе­ния ввели в Москву, какие задачи им поставлены, где их противник, почему они должны осаждать здание Верховного Совета, почему им конкретно не разъясняют обстановку в стране и в Москве? Что они должны говорить москвичам, проклинающим Армию? «Начальники» трусливо уходили от этих вопросов.

В 9.30 адмирала Жардецкого, начальника управления контрразведки КГБ по Армии, вызвал к себе первый замес­титель Крючкова генерал Агеев. В кабинете уже находились начальник 7-го Главного управления генерал-лейтенант Рас­щепов, командир группы «А» генерал-майор Карпухин, ко­мандир группы «Б» полковник Бесков, начальник управления правительственной связи генерал-лейтенант Беда, началь­ник 15-го Управления генерал-лейтенант Горшков, началь­ник управления по Москве и Московской области генерал-полковник Прилуков, начальник 6-го Управления Воротни­ков и др. Агеев сообщил всем, что ночью намечено штурмо­вать здание Верховного Совета России в соответствии с ре­шением ГКЧП. При этом имеется список из 17 человек — это в основном руководящий состав России (Ельцин, Хасбу­латов), а также ряд депутатов СССР и РСФСР. Но среди них не было фамилий Юрия Афанасьева, Гавриила Попова, Галины Старовойтовой и других «известных» депутатов СССР. Удивленный таким «странным» списком лиц, подле­жащих задержанию, адмирал Жардецкий поделился этим с Прилуковым, тот засмеялся и ответил, что сам удивлен не менее, хотя сказал, что с московским городским руководством, и в частности с мэром Поповым, у него, Прилукова, «прекрас­ные отношения». Агеев поручил Прилукову организовать фильтрацию всех задержанных после захвата Белого дома: изъятие у них оружия, составление «дел», «допросы» и пр. Для этого ему необходимо создать специальную группу. При­луков сказал Агееву, что у него для этого не хватит сил. Аге­ев приказал передать Прилукову сотрудников 3-го Управле­ния во главе с генерал-майором Гущей. Это приказ был вы­полнен немедленно.

Далее Агеев разъяснил содержание операции «Гром» (лю­бопытная деталь: сперва — «задержание лиц», потом сама «операция», — какова иерархия целей!): группа «А» генерала Карпухина должна занять первый этаж здания Верховного Совета России и продвигаться выше. Группа «Б» полковни­ка Бескова должна обеспечить ему поддержку своими дейст­виями. Подразделения Армии и МВД при этом будут вы­полнять свои задачи. При этом Агеев сослался на недоста­точные знания поэтажной схемы Парламентского дворца и потребовал объяснений у генерала Беды. Генерал пояснил, что в его управлении такая схема существует, поскольку оно занималось оборудованием связи в Парламентском дворце, и он немедленно обеспечит ею штурмующих (но ее так и не нашли).

Стали разбираться со схемой подземных коммуникаций Парламентского дворца — ее тоже не нашли. Агеев потребо­вал связаться с Метростроем, возможно, там есть эта пресло­вутая «схема» (не нашли и в Метрострое).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,224 сек. | 12.48 МБ