«Оранжевые дети» Хрущева

«Оранжевые дети Третьего рейха» — телевизионная программа Михаила Леонтьева под таким названием была показана на днях. Эта передача заставила вспомнить и бес­прецедентный хрущевский Указ Президиума Верховного Совета СССР 17 сентября 1955 г….

В телепрограмме подробно, интересно, документально рассказывалось о том, как со второй половины 1940-х гг. многие руководящие деятели гитлеровской разведки и боль­шинство уцелевших «великоукраинских» шовинистов (бан-деровцев) были приняты, в буквальном смысле, на работу в разведывательные структуры США, Великобритании, За­падной Германии, Ватикана. А их дети, внуки и правнуки впоследствии участвовали в так называемой «оранжевой революции» в Украине. Или… еще до этой «ревошоции» пробрались в украинские властные структуры, причем не только в Западной Украине (Галичине и Буковине).

Всё это так. Но возникает вопрос: только ли Запад «спод-виг» Украину на нынешнее прославление бандеровцев и их

«коллег» из других украинско-шовинистических группиро­вок? А в более широком контексте — на пересмотр итогов Второй мировой и, соответственно, Великой Отечествен­ной войны? Те же вопросы уместны и в отношении стран Балтии.

Увы, еще в советский период была подготовлена не только идеолого-пропагандистская, но и юридическая по­чва для разнузданного ныне антисоветского-антирусского-антироссийского шовинизма в Балтии и Украине.

Начнем с того, что 17 сентября 1955 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии со­ветских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны в 1941—1945 гг.».

Этот документ реабилитировал всех этих лиц любой на­циональности и позволял им беспрепятственно возвращать­ся в СССР. Причем этот Указ реабилитировал лиц, непосред­ственно работавших как в марионеточных органах власти в оккупированных регионах, так и тех коллаборационистов, которые и в 1955-м оставались на Западе, будучи наверняка завербованными западногерманской (BND) и другими за­падными разведками.

Такое решение, конечно, создало достаточно ёмкий ка­нал для менее «проблемного» проникновения в СССР экс-гитлеровской агентуры, переподчинившейся еще в 1945 г. разведкам Запада.

Некоторые британские и западногерманские СМИ не­спроста отмечали в сентябре—ноябре 1955 г., что «готовя­щееся Хрущевым массированное наступление на сталин­ский период и на сталинскую политику уже началось, и пока трудно сказать, где Хрущев остановится…».

Характерно и то, что бывших «великоукраинских» шо­винистов, депортированных в 1944—1953 гг. в отдаленные регионы РСФСР, с осени 1955-го чуть ли не в массовом по­рядке возвращали на прежнее местожительство, где власти быстро помогали им с жильём и трудоустройством. И, под­черкнем, только этим «возвращенцам» — в отличие от боль­шинства других реабилитированных в тот период советских этнических групп — почти полностью компенсировалось экспроприированное у них в 1944—1953 гг. имущество (см., напр.: «Вестник Антибольшевистского блока наро­дов России». Мюнхен, 1959. № 4; «Прикарпатье». Ивано-Франковск, 1960, апрель. № 7).

По статистическим оценкам МИД и МВД УССР, из за­рубежной Европы, Северной, Южной Америки, Австралии, Новой Зеландии и с Ближнего Востока (в том числе из Тур­ции) в Украинскую ССР на постоянное местожительство прибыло только в 1955—1958 гг. свыше 20 тысяч лиц, реа-билитировашшх упомянутым советским Указом.

А вот власти соседних соцстран периодически просили Москву и Киев селить вернувшихся в Западную Украину по­дальше от границы, чтобы предотвратить теракты и другие действия прибывших против этих стран. Ввиду прежней тер­рористической деятельности этих украинских националистов. Но Москва фактически отвергла такие просьбы «братских стран» (см., напр.: «Ежегодник-1964 Мюнхенского Института по изучению истории и культуры СССР». Мюнхен, 1965).

По оперативным сводкам профильных органов Украины и прибалтийских республик, антисталинские решения XX и XXII съездов КПСС усилили русофобский-антисоветский-антиправослав1шй характер «великоукраинского» нацио­нализма в Западной Украине. Причем наиболее активные подпольщики, раскрытые теми органами, утверждали, на­пример, что «если столь жестоко обошлись со Сталиным, то, значит, через какое-то время официально осудят и совет­ские действия против украинских, прибалтийских и других «национал-патриотов», пострадавших от сталинского про­извола» или «от великорусского шовинизма Сталина…».

Такие прогнозы едва ли не сбылись в конце 1980-х — на­чале 1990-х гг. Прежде всего, это «торжественное» решение горбачевского руководства 24.12.1989 г. о нелегитимности документов Пакта Молотова—Риббентропа (1939 г.) и обу­словленных ими советских внутри- и внешнеполитических действий в последующие два предвоенных г. Тем самым, фактически, было признано незаконным объединение За­падной Украины с Украинской ССР (как и Западной Бело­руссии с Белоруссией и Вильнюсского региона с Литвой, а Бессарабии — с советской Молдавией).

Такая линия была усугублена тем, что в 1989—1992 рг. руководство СССР, а затем РФ принимало решения о не­полном, недостаточном выполнении решений высшего со­ветского руководства второй половины 1950-х гг. о реаби­литации депортированных национальностей и отдельных граждан «в годы сталинского произвола». Речь в этих новых государственных документах шла о том, что прежние реа­билитационные решения надлежит всесторонне выполнить, одновременно сформулировав более объективную оценку национальным и схожим с ними депортациям.

По сути, упомянутая линия, начатая 17 сентября 1955 г., «развязала руки» всевозможным фальсификаторам истории и национал-шовинистам не только теперь уже в бывшем

СССР. Но характерно, что 1988—1991 гг. на Украине и даже в Прибалтике ещё не проявлялось особой активности в «ве­личественных» оценках местного антисоветского подполья. Зато прибалтийские и украинские националистические дея­тели и, естественно, их СМИ благожелательно откликались, да и сегодня откликаются на попытки в РФ представить не­которых военно-политических деятелей русской эмигра­ции, активно сотрудничавших в 1941—1945 гг. с Германией и Японией, в качестве русских патриотов. Например, рус­ского фашиста Родзаевского, генералов Власова, Краснова, Шкуро, атамана Семенова (лоббистские русскоязычные пу­бликации такого рода уже переполнили Интернет). Проще говоря, если даже Россия это делает, то нам и подавно — можно и нужно…

Нелишне напомнить в этой связи потрясающее высказы­вание генералиссимуса Китая Чан Кайши (1945 г.): «Преда­тельства никогда не прикрыть патриотизмом. Хотя, в прин­ципе, это могут попытаться сделать режимы — последова­тели прежних предателей».

Или приведем слова русского генерала А.И. Деникина (1946 г.): «Я ненавидел и презирал большевистский режим всегда. Но протягивать руку и даже сотрудничать с окку­пантами и истязателями народов под предлогом «патриоти­ческой надобности» — тому нет и не будет ни названия, ни, тем более, оправдания».

Досье «Столетия»

Из Указа Президиума Верховного Совета СССР об амни­стии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

17 сентября 1955 г.

«…Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1.   Освободить из мест заключения и от других мер на­казания лиц, осужденных на срок до 10 лет лишения сво­боды включительно за совершенные в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. пособничество врагу и другие преступления, предусмотренные статьями 58—1, 58—3, 58—4, 58—6, 58—10, 58—12 УК РСФСР и соответ­ствующими статьями уголовных кодексов других союзных республик.

2.   Сократить наполовину назначенное судом наказание осужденным на срок свыше 10 лет за преступления, пере­численные в статье первой настоящего Указа.

3.   Освободить из мест заключения независимо от срока наказания лиц, осужденных за службу в немецкой армии, полиции и специальных немецких формированиях. Освобо­дить от дальнейшего отбывания наказания лиц, направлен­ных за такие преступления в ссылку и высылку…

6. Снять судимость и поражение в правах с граждан, осво-
божденных от наказания на основании настоящего Указа;

Снять судимйсть и поражение в правах с лиц, ранее су­димых и отбывших наказание за преступления, перечислен­ные в статье первой настоящего Указа.

7. Освободить от ответственности советских граждан,
находящихся за границей, которые в период Великой Оте-
чественной войны 1941—1945 гг. сдались в плен врагу или
служили в немецкой армии, полиции и специальных немец-
ких формированиях…».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,193 сек. | 12.52 МБ