Особое задание

Мы получили приказ доставить специальный груз с мес­та наземного ядерного взрыва. Теперь понимаю, с теми со­бытиями связан один из самых ярких, или запоминающихся, эпизодов моей службы. Обстоятельства такие.

7 сентября 1957 года на полигоне испытали атомный за­ряд, а 12 сентября наш корабль прибыл, можно сказать, к эпицентру ядерного взрыва на берегу новоземельской губы Черная. Мы вошли в бухту, ошвартовались к временному причалу и находились у него в течение 10 часов. Что-либо подробно разглядеть на акватории или на берегах окрест

Черной не удалось — было очень много работы. Вообще, ког­да нам ставили задачу, сказали — «выполнить как можно быс­трее». Я даже не вспомню, стояли в бухте, кроме нас, какие-либо корабли или нет. Разве что однажды мой взгляд наткнулся на большую дымящуюся воронку на берегу, но была ли она следствием взрыва, не знаю.

Экипаж «Кондора» привлекли в погрузке. С берега на па­лубу мы перенесли 88 ящиков, чтобы затем доставить их в губу Белушья. Насколько мне известно, это была аппарату­ра, которая использовалась для снятия параметров непос­редственно при проведении испытаний. Ящики фанерные, к нашему прибытию их уже подвезли на причал. Грузили вручную. Еще приняли на борт образцы проб, другие мате­риалы и оборудование, а также и подопытных собак. Живот­ные, кстати, и во время взрыва, и после него содержались в металлических клетках.

Конечно, об атомном оружии мы знали из училищного курса, к тому же на штабных занятиях специалисты хим­службы давали инструктаж — это все полагалось, но все же о последствиях воздействия той же радиации, и они, и мы знали недостаточно, это я уже сейчас понимаю. Иными сло­вами, чтобы лишний раз поостеречься такой заботы не было, просто выполняли свою морскую работу, и не думали ни о какой радиации.

Все время, пока шла погрузка, моряки из экипажа «Кон­дора», общим числом около 30 человек, находились на от­крытом пространстве и воздухе. В течение двух часов я лично руководил своими людьми из БЧ-2, БЧ-3 и боцманс­кой команды. Моряки работали в химкомплектах. Своих до­зиметристов в экипаже не было, их привлекли из береговой части. Время oi времени они проводили замеры, но когда ра­боты закончились, нам так и не сообщили суммарную дозу облучения. «Кондор» поспешно погрузился, отчалил, вы­шел в море и доставил груз в Белушку.

Задание командования мы выполнили, но самоотвержен­ные действия экипажа остались без оценки командования. Промолчало и Министерство обороны. Видимо, из-за осо­бой секретности происходившего. Кроме того, у нас изъяли медицинские книжки, и. наконец, взяли с нас подписку о не­разглашении на 25 лет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,115 сек. | 12.49 МБ