От трактора до ябзо

Личность Николая Леонидовича Духова может служить примером того, какие блестящие инженеры и организаторы были вовлечены в программу создания ядерного оружия, ко­торое испытывалось на Новой Земле. Но не только. Его судь­ба — еще и свидетельство удивительных коллизий в жизни русского инженера, а также несуществующей ныне фана­тичной преданности стране, которой Николай Леонидович отдал все свои силы и талант.

Он родился в 1904-м в Украине, в семье бывшего ротно­го фельдшера. Учился в сельской школе, затем в классичес­кой мужской гимназии. Любопытная деталь — в гимназии хорошо преподавали иностранные языки, и впоследствии Николай Леонидович владел английским, французским и немецким. Диплом об окончании гимназии он получил в тревожном 1920-м, и затем за шесть лет сменил множество специальностей — был секретарем сельского комитета бед­ноты, агентом продотряда, заведовал районными избой-чи­тальней и загсом, работал в райземлесе и даже резчиком свеклы на местном сахарном заводике.

В 1926-м по решению заводского комсомольского собра­ния Николаю Духову вручили путевку на рабфак Харьковс­кого геодезического и землеустроительного института, а уже после окончания рабфака его рекомендовали «для за­числения без испытания» на механический факультет Ле­нинградского политехнического института. Здесь он обучался на кафедре «Автомобили и тракторы».

Инженерная стезя будущего трижды Героя Социалисти­ческого Труда академика Духова началась на ленинградском «Красном путиловце» (ныне — Кировский завод): здесь он прошел путь до главного конструктора, участвовал в созда­нии первого советского легкового автомобиля «Ленинг­рад-1», конструировал приспособления для массового производства трактора «Универсал», занимался модерниза­цией танка Т-28, а потом сам предложил технический про­ект новой машины — тяжелого танка КВ-1 («Клим Ворошилов»). В войну будущий создатель первой советской атомной торпеды возглавлял конструкторские разработки на эвакуированном в Челябинск танковом производстве, а пос­ле войны руководил созданием как новой бронетехники, так и тракторов.

Как ни посмотри, а конструкторские детища Николая Ле­онидовича, казалось бы, не имеют ничего общего с морски­ми вооружениями. Впрочем, и с атомным проектом тоже. Тем не менее, в 1948-м его назначают заместителем Ю.Б. Харитона — главного конструктора КБ-11 в Арзамасе-16. В Советском Союзе действовала система, позволявшая отсле­живать одаренных организаторов науки и производства, и потому на способности танкостроителя Духова тоже обрати­ли внимание.

Сначала он занимался конструкцией первого плутониево­го заряда, а затем конструкциями собственно атомных и во­дородных бомб. В 1954-м Николай Леонидович уже возглавил филиал № 1 КБ-11 — ныне ВНИИА имени Духова. Главная задача его института — создание ядерных боеприпа­сов для стратегических и тактических комплексов, а также соответствующих автоматики и контрольно-измерительной аппаратуры. Здесь академик Духов, (его, кстати, считают ос­нователем нашей конструкторской школы по ядерным бое­припасам), проработал вплоть до своей кончины в 1964 году.

Он творил в сообществе с другими гениями российской военной науки-А.И. Микояном, В.Н. Челомеем, СП. Коро­левым Под его руководством в стране было создано три по­коления блоков автоматики, первое поколение ядерных боеприпасов для семнадцати различных носителей, в том числе баллистических и крылатых ракет. Но в нашем случае Николай Леонидович интересен как создатель первой совет­ской атомной торпеды.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,119 сек. | 12.5 МБ